Аренда квартир и комнат
Адрес Цена, тыс.руб. Этаж / Этажность Кол-во комнат Площади
общая
жилая
кухня
Доп. информация Дата
Иж.Бата.1квартира.15000+ку 15000 8 / 10 1 32 / 18 / 7 Квартира в хорошем состояние.Всё есть).Александр.89817657855.комиссия 25.04.17
КОМНАТА в 2к-кв.Вер.сл.7500.Вкл.!!! 7500 2 / 9 2 11 / 11 / 8 КОмната.10и5.Хорошее сост.стеклопакет.Есть всё кроме стиралки.Можно СНГ.комиссия 25.04.17
ул.Коммуны 23 14000 2 / 9 1 37 / 18 / 9 Есть холодильник, ст.машина, телевизор. Мебель в комнате и на кухне. 14000+к/у 25.04.17
Комната в общежитии 8 000 .Можно с ребенком!Комиссия 50%. 8000 / 1 / / Колпино.Сдается большая,просторная комната в общежитии.16 метров.В блоке 5 комнат.3/5 этаж.Соседи спокойные.Общие кухня,душ.Рассмотрим семью(с ребенком).Славянам! Мебель и холодильник присутствуют.Нет спального места.При съеме хозяева готовы купить(не новое)спальное место. 8 000 руб.ВСЕ включено.То есть не за свет,не за воду не надо!!Комиссия агентства 4 000 рублей. Есть еще варианты комнат:(комиссия 100%). Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 25.04.17
Понтонная 1к-кв.12000+ку 12000 2 / 5 1 32 / 18 / 6 Есть вся мебель и техника.Только для СЛАВЯН!!!..Агент 25.04.17
Сниму 7000 / 1 / / Сниму комнату в Колпино, квартира либо общежитие, рассмотрю все варианты 8(965)783-56-30 25.04.17
Сниму 15000 / 1 / / Сниму 1к.кв в Колпино новый район, новые дома приветствуются. Можно пустую. Рассмотрю варианты до 15000₽ Оплата без задержек ежемесячно 8(965)783-56-30 25.04.17
СДАМ.2к-кв.Новый район.14000+ку.Александр.89817657855 14000 2 / 5 2 42 / 32 / 6 Квартира простая с мебелью.Звоните.БОЛЬШОЙ-ВЫБОР))) 25.04.17
1 квартира с мебелю.Есть холодильник,ТВ,стиралка,микроволновка.14 000= 14000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в Колпино. Ладожский бульвар 5.Метро в Колпино НЕТ!Маршрутка до Звездной ,Купчино,Рыбацкое около 30 минут.Электричка до Московского вокзала 35 минут.3/9 этаж.Окна во двор.Новый дом.Большая лоджия .Есть техника.Холодильник,телевизор,микроволновка.Ст.пакеты.Стиралка под вопросом.Большая лоджия застекленная(6 метров).Большая парковка у дома.Без животных!! Славянам!! 14 000+КУ.Агентство.Комиссия 14 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 25.04.17
1 комн. квартира на Пр. Ленина.для пары,семьи с реб.,длит. 17 3 / 5 1 40 / 20 / 8 1 комн. квартира на ул.Пр. Ленина,для семейной пары,славянам,на длит. срок.Залог 17 000. 25.04.17
1 комн. квартира на ул.Бульвар Трудящихся,для пары,семьи 16 1 / 9 1 35 / 20 / 7 1 комн. квартира с мебелью и техникой,для пары или семьи с ребёнком,на длит. срок.Залог 8 000 25.04.17
Комната на ул.Металлургов,для пары или 1 чел.,2 мужчин 8 7 / 15 5 70 / 45 / 12 Комната в общежитии,для пары,2 мужчин,1 человека любой национальности,на длит. срок.В комнате есть вся мебель,техника (нет стир. машины) застеклённый балкон,соседи приличные.Без залога. 25.04.17
Машиностроителей-3 7000 0 / 15 5 0 / 0 / 18 Сдаю комнату,с мебелью,есть лоджия,св печь,плита,холодильник 25.04.17
КОМНАТЫ и КВАРТИРЫ НА ЛЮБОЙ ВКУС 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 25.04.17
веры слуцкой д 19. 15000 / 1 / / Сдаётся 1кв в хорошем состоянии есть вся мебель и бытовая техника 15000и счетчики 25.04.17
Большой выбор комнат в Колпино! 8000 / 2 / / Сдам комнаты в старом и новом р-не. Есть р-н вокзала. Есть в общежитиях! От 8т.р. ЗВОНИТЕ! 8911-727-28-27 Полина. 25.04.17
Комната на Заводском пр 44 9000 / 3 / / Сдам комнату 15м с мебелью, холодильником, ТВ, стир.маш. Все соседи снимают.9000руб.8911-727-28-27 Полина. 25.04.17
Комната 20м на ул.Труда 8500 / 3 / / Комната у вокзала,для пары или 1 человека,на длит. срок.Квартира СТАЛИНСКАЯ,есть вся мебель и техника.Рядом ж.д. вокзал,магазины шаговой доступности.Без залога. 8500руб. и свет.8911-727-28-27 Полина. 25.04.17
СДАЕМ СНИМАЕМ КВАРТИРЫ КОМНАТЫ!!! 1 / 1 / / Сдаем Снимаем квартиры и комнаты в Колпино. Большой выбор жилья! Заселение в день обращения! Подбор клиента для собственника бесплатно! 8911-727-28-27 Полина. 25.04.17
2кв на ул. бр. Радченко 18000 / 2 / / Двухкомнатная квартира напротив Подвига, чистая, со стеклопакетами, минимумом мебели и всей бытовой техникой, сдается на длит.срок.18000+ку.8911-727-28-27 Полина. 25.04.17
1кв на Трудящихся д 4 16000 / 1 / / Сдаем 1 кв на Б.Трудящихся около Окея. Только что закончен хороший евроремонт, вся мебель и техника новые. Для приличных платежеспособных клиентов.16000руб.+ку. 8911-727-28-27 Полина. 25.04.17
Октябрьская 3 20000 / 2 / / 🌈Сдам 2к. квартиру на Октябрьской в новом доме!!!! Имеется вся мебель и бытовая техника. Длительный срок. Стоимость аренды 20.000+ свет и вода. 89215741205 Виктория( агент) 25.04.17
Бульвар.тр.1к-кв.15000+ку 15000 4 / 9 1 35 / 18 / 8 Нормальное состояние.Вся мебель и техника+лоджия!!!Агент 24.04.17
СДАМ.1к-кв.Новгородска.10000+ку!!! 10000 2 / 4 1 32 / 18 / 6 Квартира чистая,есть вся мебель и техника.Без залога.Сдаётся на 6мес.Александр.89817657855.комиссия 24.04.17
Металлургов 4 9000 7 / 15 6 / / Вся необходимая мебель и техника есть! Заходи и живи! Любые вопросы по тел.89042156984 Алексей 24.04.17
2кв на ул. бр. Радченко 18000 / 2 / / Сдаем 2 кв напротив Подвига.Хороший ремонт,красивая встроенная кухня,стир маш, холодильние, мебели в комнатах нет. Для приличных платежеспособных клиентов.18000руб.+ку. 8911-727-28-27 Полина. 24.04.17
1кв на Трудящихся д 4 16000 / 1 / / Сдаем 1 кв на Б.Трудящихся около Окея. Только что закончен хороший евроремонт, вся мебель и техника новые. Для приличных платежеспособных клиентов.16000руб.+ку. 8911-727-28-27 Полина. 24.04.17
Комната на Заводском пр 44 9000 / 3 / / Сдам комнату 15м с мебелью, холодильником, ТВ, стир.маш. Все соседи снимают.9000руб.8911-727-28-27 Полина. 24.04.17
Комната 20м на ул.Труда 9000 / 3 / / Сдается комната 20м в 4кв у вокзала в сталинском доме, окна выходят во двор, в квартире проживает семья с ребенком и один человек снимает, в комнате есть стенка, тв, большой двухкамерный холодильник, в ванной-стир.маш.9000руб.все включено.8911-727-28-27 Полина. 24.04.17
Понтонный, ул.Клубная д.1 20000 3 / 5 2 48 / 32 / 7 Сдается квартира на длительный срок, есть вся мебель, необходимая для проживания. Рассмотрим рабочих. Комиссия агентства 10 0000 рублей. 24.04.17
1 квартира с мебелю.Есть холодильник,ТВ,стиралка,14000= 14000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в Колпино. Ладожский бульвар 5.Метро в Колпино НЕТ!Маршрутка до Звездной ,Купчино,Рыбацкое около 30 минут.Электричка до Московского вокзала 35 минут.3/9 этаж.Окна во двор.Новый дом.Большая лоджия .Есть техника.Холодильник,телевизор,микроволновка.Ст.пакеты.Стиралка под вопросом.Большая лоджия застекленная(6 метров).Большая парковка у дома.Без животных!! Славянам!! 14 000+КУ.Агентство.Комиссия 14 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 24.04.17
Колпино, ул. Ремизова, 21 16000 2 / 9 1 35 / 17 / 9 Сдам 1-ком. квартиру 35 кв. м. на 2 этаже 9-этажного дома в г. Колпино, улица Ремизова д. 21 Кухня 9 кв. м. , Комната 18 кв. м. Окна во Двор ( Напротив Детский Сад ). Имеется встроенная Шкаф-кровать, Кондиционер, Стенка, Холодильник, Телевизор, Стиральная машина, Посудомоечная машина, Встроенная кухня, Сан. узел в кафеле, Раздельный. Тамбур на 2 квартиры. 16000 рублей + оплата КУ( + Залог 100%, можно оплатить в рассрочку в течении нескольких месяцев.) 24.04.17
г. Колпино, пр.Заводской -36 10000 14 / 15 5 126 / 13 / 11 С 1 мая сдается комната в малонаселенной коммунальной квартире.Не агенство, без залога, на длительный срок,все включено!!!Только славяне, без маленьких детей, без животных,без вредных привычек. Имеется вся мебель,бытовая техника,место на кухне.В секции живут взрослые адекватные люди. Тихо, спокойно,уютно.Звоните по данному телефону, обо всем можно договориться!!! 24.04.17
1-ком. квартира, проспект Ленина, 61 15000 2 / 4 1 30 / 17 / Сдам на длительный срок, с мебелью, с бытовой техникой. Одному или паре. 24.04.17
Колпино Сдам комнаты! 8-904-645-60-93 Есть в бщежитии 8000 / 1 / / Сдам комнаты в старом и новом р-не. Есть р-н вокзала. Есть в общежитиях! От 8т.р. МНОГО ВАРИАНТОВ, ЗВОНИТЕ, БУДУ РАДА ПОМОЧЬ! 8-904-645-60-93 АГЕНТСТВО 24.04.17
Колпино 2к.квартиры! 8-904-645-60-93 Есть для сотрудников! 15000 / 2 / / Сдам 2к.кв в старом и новом р-не! Реальные объекты! Есть для сотрудников! Звоните! 8-904-645-60-93 агентство 24.04.17
СДАМ КОМНАТЫ И КВАРТИРЫ В КОЛПИНО! 8-904-645-60-93 1 / 1 / / 📌СДАЮ ! Очень много жилья: 👍Заселение в этот же день! Бронирование! Рассрочка! 🔑Комнаты в Общежитиях, в Новом р-не, р- Вокзала, Старый р-н! 🔑1 к.квартиры по всему Колпино! 🔑2к.квартиры пр. Ленина, Пролетарская, Новый р-н! 🔑8-904-645-60-93 агентство! СИСТЕМА Скидок! 24.04.17
1к-квНовый-район.13000.!!! 13000 2 / 5 1 32 / 18 / 6 Квартира простая.Мебель по запросу. 24.04.17
Сдам 2к.кв в новом р-не! Без мебели ! Московская 6! Для РФ! 18+КУ! 8-904-645-60-93 15000 / 2 / / ОТЛИЧНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ! СДАЮ !!! 2к.кв в новом доме на Московской 6 ! Нет мебели и нет техники. ТОЛЬКО ПЛИТА! Ремонт от строителей! Квартира в хорошем состоянии! Комнаты 15 и 17 метров! Большая застекленная лоджия! Длительный срок! ВНИМАНИЕ: ЦЕНА СНИЖЕНА 💰15 т.р.+ ку! Для РФ! 8-904-645-60-93 агентство 24.04.17
2 комн. квартира у ж.д. вокзала.для семьи,сотрудников,длит. 14 2 / 3 2 40 / 30 / 7 2 комн. квартира с мебелью ,нет холодильника и стир. машины,для семьи или сотрудников,на длит. срок.Залог 100 %,можно в рассрочку. 24.04.17
СДАМ КОМНАТЫ И КВАРТИРЫ В КОЛПИНО! 8-904-645-60-93 8000 / 1 / / СДАЮ:1ккв.Вавилова 24.13000 и ку 💥1ккв.Бульвар Трудящихся 2.12000 и ку Комната 14 метров в 2-хквартире в Тельмана 8,5 + счетчики 💥Ком.12.5 с балконом.Красных Партизан 10.Все есть.9000 💥2ккв.Павловская 82.18000 и сч 💥ком.12.5.Металлургов 4.7500 все вкл 💥1ккв.Пролетарская 50.18000 и сч.Фото вышлю. 💥1ккв.Оборонная 💥ул.16000 и ку.фото вышлю. 💥2ккв.Тверская 54.17000 и ку 💥2ккв.Московская 6.15000 и ку 💥1ккв.Тверская10. 16000. +сч 💥1ккв.Тельмана. ул.42.14000 и сч 💥Сдаётся 2ккв.Ленина пр.18000 и ку.фото вышлю 💥2ккв.Бульвар Трудящихся.17000 и ку.Фото вышлю. 💥3ккв.Новгородская .18000 и ку 💥2ккв.Лагерное шоссе 55.12000 и счетчик 8-904-645-60-93 8-965-064-0037 АГЕНТСТВО- ГИБКАЯ СИСТЕМА СКИДОК! 24.04.17
1 комн. квартира на ул.Тазаева,для пары,семьи,длит.срок 13 4 / 5 1 35 / 20 / 7 1 комн. квартира в новом районе,для пары или семьи,славянам,на длит. срок.В наличии вся мебель ,техника (нет стир. машины).Без залога. 24.04.17
1 комн. квартира на Пр. Ленина,для пары,семьи,на длит. срок. 15 3 / 5 1 35 / 20 / 7 1 комн. квартира после космет. ремонта,есть вся мебель и техника,для пары или семьи,на длит. срок.Залог 100 %,можно в рассрочку. 24.04.17
2 комн. квартира в Металлострое,для семьи,длит.срок. 18 1 / 2 2 45 / 30 / 7 2 комн. квартира с мебелью и техникой,Залог 100 %,можно в рассрочку,для семьи с ребёнком,на длит. срок.Рядом ж.д. вокзал,магазины шаговой доступности,автобусные остановки. 24.04.17
1 комн. квартира на ул. Братьев Радченко,для пары или семьи 13 7 / 10 1 35 / 20 / 8 1 комн. квартира после космет. ремонта,есть вся мебель и техника,для пары или семьи славян,на длит. срок.Залог 100 %,можно в рассрочку. 24.04.17
Комната на ул.Веры Слуцкой,для пары,1 человека любой нац. 10 1 / 9 3 60 / 45 / 9 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для 2 мужчин,пары,семьи с ребёнком,1 человеку любой национальности.Без залога. 24.04.17
СДАМ КОМНАТУ В ТЕЛЬМАНА. 8-904-645-60-93 ОчеНь СРОЧНО!!! 8500 / 1 / / Сдаю комнату 14 метров в 2- хк.квартире в Тельмана! Всё есть, кроме стир.машины! 8,5 + свет и вода. Хорошее состояние! 8-904-645-60-93 агентство. 24.04.17
Помогу СДАТЬ,СНЯТЬ, ПРОДАТЬ или КУПИТЬ! Есть ЛИЦЕНЗИЯ! 8-904-645-60-93 1 / 1 / / Квартиру,комнату, продам, сдам,сниму в Колпино АГЕНТСТВО" МЕТРАЖ М" ПРЕДЛАГАЕТ БОЛЬШОЙ СПЕКТР УСЛУГ В СФЕРЕ НЕДВИЖИМОСТИ!!! ОБРАЩАЙТЕСЬ : 8-904-645-60-93 или 8-965-064-00-37 8-904-645-60-93 Галина • СДАТЬ-СНЯТЬ жилье, заключить договор аренды! • Продажа в Санкт-Петербурге и ЛО. • Покупка недвижимости (подбор вариантов) • Работа по жилищным программам и субсидиям. • Ипотечные сделки. Содействие по кредитам. • Юридическое сопровождение сделок БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ 24.04.17
1 комн. квартира в новом районе,для пары или семьи славян. 16 6 / 11 1 30 / 10 / 8 1 комн. квартира в новом районе.для пары или семьи славян,на длит. срок,квартира после космет. ремонта.есть вся современная мебель и техника,сан. узел в кафеле.Залог. 24.04.17
Комната у ж.д. вокзала,для пары или 1 человека,славянам,длит. 9 2 / 3 3 45 / 30 / 7 Комната после космет. ремонта, в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для пары или 1 человека,славянам,на длит. срок.Без залога. 24.04.17
Любое жилье в КОЛПИНО И СЛАВЯНКЕ 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 24.04.17
Комната в общежитии 8 000 .Можно с ребенком!Комиссия 50%. 8000 / 1 / / Колпино.Сдается большая,просторная комната в общежитии.16 метров.В блоке 5 комнат.3/5 этаж.Соседи спокойные.Общие кухня,душ.Рассмотрим семью(с ребенком).Славянам! Мебель и холодильник присутствуют.Нет спального места.При съеме хозяева готовы купить(не новое)спальное место. 8 000 руб.ВСЕ включено.То есть не за свет,не за воду не надо!!Комиссия агентства 4 000 рублей. Есть еще варианты комнат:(комиссия 100%). Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 24.04.17
Понтонный 2кв.14000 14000 2 / 5 2 42 / 32 / 6 Сдается 2к-кв.Есть вся необходимая мебель и техника!Спальные места,стиралка-холодильник.Рядом Нева.Хорошее транспортное сообщение.Агенство 24.04.17
КОМНАТА.Вер.сл. в 2к-кв.7500 7500 4 / 9 2 55 / 10 / 8 Есть мебель и техника.ДРУГИЕ ВАРИАНТЫ!!!Александр.89817657855.комиссия 24.04.17
СДАМ.2к-кв.Тосненский.пер.14000+ку 14000 2 / 4 2 42 / 32 / 6 Квартира простая.Есть мебель!Есть 2к-кв.ТАНКИСТОВ.16000+ку.Мебель и техника!!!Александр.89817657855.комиссия 24.04.17
СДАМ.1к-кв.Новый район.13000+ку 13000 2 / 5 1 32 / 18 / 6 Мебель частично,холодильник.Без залога.БОЛЬШОЙ-ВЫБОР.Звоните.Александр.89817657855.комиссия 24.04.17
НОВГОРОДСКАЯ УЛ. 10000 1 / 5 1 33 / / 8 Сдается 1 к. квартира недалеко от вокзала в Колпино на Новгородской ул. Имеется вся необходимая мебель и бытовая техника. Сдается только на 6 месяцев. Без продления. 10000 р/мес + КУ. Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 23.04.17
ВЕРЫ СЛУЦКОЙ 83 13000 4 / 9 1 34 / / 8 Сдается 1 комнатная квартира в Колпино на Веры Слуцкой 83. Кирпичный теплый дом, балкон, вся мебель и техника. 13000+ КУ. 8-904-336-30-51 Ольга 23.04.17
ТРУДЯЩИХСЯ 21 15000 8 / 9 2 45 / / 7.5 Сдается 2-х к. квартира на Трудящихся. Имеется вся необходимая мебель и бытовая техника. Сдается на 6 месяцев с возможным продлением. 15000 р/мес+ КУ. Агентство. Комиссия 50 %. 8-904-336-30-51 Ольга 23.04.17
ОБЩЕЖИТИЕ ЗАВОДСКОЙ 62 9000 10 / 15 5 / / 10 Сдается комната в общежитии 12 метров с застекленной лоджией. Отличное состояние. Комната после ремонта. Имеется вся необходимая мебель и бытовая техника. Холодильник, стиралка, микроволновка. Сдается на дл. срок для 1 чел. 9000 р/мес. В цену все включено. Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 23.04.17
2х комнатная на Металлургов и 3х комнатная на Пролетарской можно для сотрудников 15000 5 / 14 2 / 18 / 8 2х комнатная на Металлургов отл состояние кухонный гарнитур мебель по желанию 3х комнатная на Пролетарской для сотрудников 24000 руб ку включены Агентство скидки по комиссии 23.04.17
бульвар трудящихся 15 20000 / 3 / / Сдаётся 3х кв для семьи ,большая квартира. 23.04.17
1 кв в новом районе 13000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в Колпино. Ладожский бульвар 5.Метро в Колпино НЕТ!Маршрутка до Звездной ,Купчино,Рыбацкое около 30 минут.Электричка до Московского вокзала 35 минут.3/9 этаж.Окна во двор.Новый дом.Большая лоджия .Есть техника.Холодильник,телевизор,микроволновка.Ст.пакеты.Стиралка под вопросом.Большая лоджия застекленная(6 метров).Большая парковка у дома.Без животных!! Славянам!! 14 000+КУ.Агентство.Комиссия 14 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 23.04.17
заводской 8500 / 2 / / Сдаётся комната для одного человека, соседка одна женщина тоже снимает 23.04.17
Заводской проспект, 38 (общежитие) 7000 3 / 12 5 / / 23.04.17
Колпино Сдам комнаты! 8-904-645-60-93 Есть в бщежитии 8000 / 1 / / Сдам комнаты в старом и новом р-не. Есть р-н вокзала. Есть в общежитиях! От 8т.р. МНОГО ВАРИАНТОВ, ЗВОНИТЕ, БУДУ РАДА ПОМОЧЬ! 8-904-645-60-93 АГЕНТСТВО 23.04.17
Сдам 2к.кв в новом р-не!Пустая! Для Семьи РФ! 18+КУ! 8-904-645-60-93 15000 / 2 / / ОТЛИЧНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ! СДАЮ !!! 2к.кв в новом доме на Московской 6 ! Нет мебели и нет техники. ТОЛЬКО ПЛИТА! Ремонт от строителей! Квартира в хорошем состоянии! Комнаты 15 и 17 метров! Большая застекленная лоджия! Длительный срок! ВНИМАНИЕ: ЦЕНА СНИЖЕНА 💰15 т.р.+ ку! Для РФ! 8-904-645-60-93 агентство 23.04.17
СДАМ КОМНАТЫ И КВАРТИРЫ В КОЛПИНО! 8-904-645-60-93 8000 / 1 / / СДАЮ:1ккв.Вавилова 24.13000 и ку 💥1ккв.Бульвар Трудящихся 2.12000 и ку Комната 14 метров в 2-хквартире в Тельмана 8,5 + счетчики 💥Ком.12.5 с балконом.Красных Партизан 10.Все есть.9000 💥2ккв.Павловская 82.18000 и сч 💥ком.12.5.Металлургов 4.7500 все вкл 💥1ккв.Пролетарская 50.18000 и сч.Фото вышлю. 💥1ккв.Оборонная 💥ул.16000 и ку.фото вышлю. 💥2ккв.Тверская 54.17000 и ку 💥2ккв.Московская 6.15000 и ку 💥1ккв.Тверская10. 16000. +сч 💥1ккв.Тельмана. ул.42.14000 и сч 💥Сдаётся 2ккв.Ленина пр.18000 и ку.фото вышлю 💥2ккв.Бульвар Трудящихся.17000 и ку.Фото вышлю. 💥3ккв.Новгородская .18000 и ку 💥2ккв.Лагерное шоссе 55.12000 и счетчик 8-904-645-60-93 8-965-064-0037 АГЕНТСТВО- ГИБКАЯ СИСТЕМА СКИДОК! 23.04.17
СДАМ КОМНАТУ В ТЕЛЬМАНА. 8-904-645-60-93 ОчеНь СРОЧНО!!! 8500 / 1 / / Сдаю комнату 14 метров в 2- хк.квартире в Тельмана! Всё есть, кроме стир.машины! 8,5 + свет и вода. Хорошее состояние! 8-904-645-60-93 агентство. 23.04.17
Помогу СДАТЬ,СНЯТЬ, ПРОДАТЬ или КУПИТЬ! Есть ЛИЦЕНЗИЯ! 8-904-645-60-93 8000 / 1 / / Квартиру,комнату, продам, сдам,сниму в Колпино АГЕНТСТВО" МЕТРАЖ М" ПРЕДЛАГАЕТ БОЛЬШОЙ СПЕКТР УСЛУГ В СФЕРЕ НЕДВИЖИМОСТИ!!! ОБРАЩАЙТЕСЬ : 8-904-645-60-93 или 8-965-064-00-37 8-904-645-60-93 Галина • СДАТЬ-СНЯТЬ жилье, заключить договор аренды! • Продажа в Санкт-Петербурге и ЛО. • Покупка недвижимости (подбор вариантов) • Работа по жилищным программам и субсидиям. • Ипотечные сделки. Содействие по кредитам. • Юридическое сопровождение сделок БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ 23.04.17
Колпино бульвар Трудящихся 24 8000 5 / 9 3 / 14 / 8 Отличгое состояние. Для 1 человека. Коммунальные услуги 2000 руб Без хозяев, вся квартира сдается. Агенство, комиссия 50% Для РФ 23.04.17
Металлострой, Плановая д 26 15000 1 / 5 1 30 / 17 / 5 Квартира для семьи, можно с детьми, животными. Можно для сотрудников и рабочих, граждан РФ и СНГ. Национальная прнадлежность не имеет значения 23.04.17
КОМНАТЫ и КВАРТИРЫ НА ЛЮБОЙ ВКУС 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 23.04.17
2х комнатная на Металлургов Питер м Девяткино и м Международная 15000 5 / 14 2 / 18 / 8 2х комнатная на Металлургов чисто лоджия мебель по желанию сдается с 1 мая в Питере м Международная 5 мин пешком 1 комнатная мебель быт техника 15000 руб и м Девяткино евроремонт новая мебель быт техника 18000 ку включены Агентство скидки по комиссии 23.04.17
Комната в общежитии 8 000 .Можно с ребенком!Комиссия 50%. 8000 / 1 / / Колпино.Сдается большая,просторная комната в общежитии.16 метров.В блоке 5 комнат.3/5 этаж.Соседи спокойные.Общие кухня,душ.Рассмотрим семью(с ребенком).Славянам! Мебель и холодильник присутствуют.Нет спального места.При съеме хозяева готовы купить(не новое)спальное место. 8 000 руб.ВСЕ включено.То есть не за свет,не за воду не надо!!Комиссия агентства 4 000 рублей. Есть еще варианты комнат:(комиссия 100%). Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 23.04.17
п Понтонный 14000 2 / 4 2 42 / 27 / 6 Агентство.Сдается 2-комнатная квартира в Понтонном,ул.Александра Товпеко (пос. Фанерный).От метро Рыбацкое 15-20 минут транспортом.Кирпичный дом.Теплая квартира.Комнаты раздельные 16+12 м,кухня 6 м.Балкон.Окна деревянные.Мебель 80-90-х г.г.,4 спальных места,шкаф,стол,стулья,кухонная мебель.Холодильник,стиральная машина,телевизор.Арендная плата 14000 руб+КУ+свет (счетчиков на воду нет).С отоплением КУ ~2500 руб,летом ~1200 руб.Страховой депозит 3000 руб.(возвращается после окончания срока аренды квартиры).По агентской комиссии скидка. 23.04.17
Комната у ж.д. вокзала,для пары или 1 человека,славянам,длит. 9 1 / 3 3 55 / 35 / 7 Комната в 3 комн. квартире, после космет. ремонта,есть вся мебель и техника,для пары или 1 человека,славянам,на длит. срок. 23.04.17
Комната у ж.д. вокзала,для пары или 1 человека,славянам,длит. 9 1 / 3 3 55 / 35 / 7 Комната в 3 комн. квартире, после космет. ремонта,есть вся мебель и техника,для пары или 1 человека,славянам,на длит. срок. 23.04.17
1 комн. квартира на Ижорского батальона,для пары,семьи сл. 15 7 / 10 1 40 / 20 / 10 1 комн. квартира после космет. ремонта,в наличии вся современная мебель и техника,для пары или семьи славян,на длит. срок.Залог 3 000. 23.04.17
1 комн. квартира на ул.Тверская,для пары или семьи,славянам 16 7 / 10 1 40 / 20 / 10 1 комн. квартира после космет. ремонта,в наличии вся современная мебель и техника,для пары или семьи славян,на длит. срок.Залог 100 %,можно в рассрочку. 23.04.17
Комната на ул.Веры Слуцкой,для пары ,семьи,1 чел.любой нац. 10 1 / 9 3 60 / 45 / 9 Комната после космет. ремонта,есть вся мебель и техника,для пары,семьи с ребёнком,2 мужчин любой национальности,на длит. срок.Без залога. 23.04.17
Комната на ул.Тверской.для пары или 1 человека (женщины),сл. 8 8 / 10 3 60 / 45 / 10 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для пары или женщины (девушки),славянам,на длит. срок.Без залога. 23.04.17
Комната на ул.Тверской,для пары или 1 человека любой нац. 8 10 / 12 3 60 / 45 / 15 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для пары или 1 мужчины,любой национальности,на длит. срок.Без залога. 23.04.17
2 комн. квартира у ж.д. вокзала,для семьи славян,длит. срок 14 2 / 3 2 40 / 30 / 7 2 комн. квартира, есть вся мебель и техника (бабушкин вариант),для семьи с ребёнком,славянам,на длит. срок. 23.04.17
1 комн. квартира на Бульваре Трудящихся,для пары или семьи 12 6 / 9 1 35 / 20 / 8 1 комн. квартира в старом районе,для пары или семьи с 1 ребёнком,на длит. срок.В квартире есть вся мебель,нет холодильника и стир. машины. 23.04.17
Сдаем квартиры и комнаты! Колпино, Тельмана 5000 / 2 / / Сдаем квартиры и комнаты, Огромный выбор, постоянное обновление базы обьектов! снять ббыстро и надежно? звоните! 8 965 783 56 30 23.04.17
Сдам комнату 7000 / 3 / / Сдам комнату в Колпино. Заводской пр. Не общежитие. Для одной женщины, девушки. Цена 7000₽. 8(965)783-56-30 23.04.17
Сниму квартиру в Колпино 15000 / 1 / / Сниму 1к.кв в Колпино новый район, новые дома приветствуются. Можно пустую. Рассмотрю варианты до 15000₽ Оплата без задержек ежемесячно 8(965)783-56-30 23.04.17
Тосненский пр. Д. 9 9000 1 / 3 3 / / СДАЕТСЯ КОМНАТА❗❗❗Колпино, Тосненский переулок 9.первый этаж,13кв.м в трехкомнатной квартире, в комнате свежий косметический ремонт.Стенка,диван ,два кресла,телевизор, холодильник. На кухне стол( по желанию можно со своей мебелью).Соседи-тоже снимают. Агентство. 9000 вместе с ку. 22.04.17
1 квартира в новом районе 14 000= 14000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в Колпино. Ладожский бульвар 5.Метро в Колпино НЕТ!Маршрутка до Звездной ,Купчино,Рыбацкое около 30 минут.Электричка до Московского вокзала 35 минут.3/9 этаж.Окна во двор.Новый дом.Большая лоджия .Есть техника.Холодильник,телевизор,микроволновка.Ст.пакеты.Стиралка под вопросом.Большая лоджия застекленная(6 метров).Большая парковка у дома.Без животных!! Славянам!! 14 000+КУ.Агентство.Комиссия 14 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 22.04.17
2 квартира ЕВРО 17 000= 17000 / 2 / / Сдается Еврооднушка на выезде из Колпино.Пр.Ленина.Переделанная двушка.Комнаты смежные.Большая кухня-гостинная 16 метров.2\5 этаж.Хорошее состояние.Абсолютно вся техника в наличии.Санузел смежный.На полу ламинат.Стеклопакеты.На долго. 17 000+КУ(залог 100%,можно в рассрочку.)Комиссия со скидкой 15 000 рублей.Без животных.Просмотр в любое время.Ключи у агента. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 22.04.17
СДАМ.3к-кв.Бульвар.тр18000+ку!!! 18000 2 / 9 3 62 / 48 / 9 Квартира просторная 62метра.Есть мебель!Александр.89817657855.комиссия 22.04.17
Танкистов.2к-кв.16000+ку 16000 3 / 10 2 50 / 32 / 8 Есть мебель и техника.Одна комната пустая.Александр.89817657855.комиссия 22.04.17
В Питере м Международная и м Девяткино Колпино на Металлургов 2х комнатная 15000 4 / 9 1 / 18 / 7 В Питере м Международная 5 мин пешком от метро мебель быт техника м Девяткино евроремонт новый дом новая мебель быт техника на Металлургов 2х комнатная мебель по желанию Агентство скидки по комиссии 22.04.17
Сдам 1к-кв.Новый район.12000+ку!!! 12000 1 / 4 1 32 / 18 / 6 Минимум мебели.комиссия 22.04.17
КОМНАТА в 2к-кв.Вер.сл.7500.Вкл. 7500 2 / 9 2 10 / 10 / 8 Соседка 1женщина.Есть мебель,нормальное состояние.Александр.89817657855.комиссия 22.04.17
ОТЛИЧНАЯ.1к-кв.Иж.Бата.15000+ку 15000 3 / 10 1 40 / 18 / 9 Квартира современная!Вся мебель и техника,лоджия!Комиссия 22.04.17
Комната на ул.Машиностроителей,для пары или 1 человека 7 6 / 15 5 70 / 45 / 16 Комната в общежитии,с мебелью и техникой,лоджия,для пары или 1 человека,на длит. срок. 22.04.17
Комната в новом районе,для пары,1 человеку любой национ. 8 10 / 12 3 60 / 45 / 15 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для 2 мужчин,пары или 1 человеку любой национальности,на длит. срок.Без залога. 22.04.17
Комната на ул.Веры Слуцкой,для пары ,семьи,1 чел.любой нац. 10 1 / 9 3 60 / 45 / 8 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для пары,семьи с ребёнком,1 человеку,2 мужчинам любой национ.,на длит. срок.Без залога. 22.04.17
Комната 20м на ул Веры Слуцкой 9000 / 2 / / Комната 20м в 2кв, соседи снимают, есть лоджия, холодильник, тв, стирмаш, вся мебель.8911-727-2827 Полина. 22.04.17
СДАЕМ СНИМАЕМ КВАРТИРЫ КОМНАТЫ!!! 1 / 1 / / Сдаем квартиры и комнаты в Колпино. Большой выбор жилья! Заселение в день обращения! Подбор клиента для собственника бесплатно! 8911-727-28-27 Полина. 22.04.17
1 комн. квартира на Бульваре Трудящ.,для пары или семьи,длит 12 6 / 9 1 35 / 20 / 7 1 комн. квартира ,есть вся мебель,нет техники,для пары или семьи любой национ,с 1 ребёнком,на длит. срок.Без залога. 22.04.17
2 комн. квартира у ж.д. вокзала,для семьи славян,длит. срок 14 2 / 3 2 40 / 30 / 6 2 комн. квартира у ж.д. вокзала,для семьи славян,на длит. срок.В квартире есть вся мебель и техника,во дворе 2 детских садика,2 школы,большой красивый парк,автобусные остановки до Питера и Пушкин. 22.04.17
2кв Заводской пр 15000 / 2 / / Сдам простую чистую 2кв, комнаты изолированные 18м и 10м, есть вся необходимая мебель, холодильник, микроволновка, ТВ, стир.маш. Для любых платежеспособных клиентов. 15000руб.+ку. 8911-727-28-27 Полина. 22.04.17
Комната на ул.Тверской,для пары или 1 человека любой нац. 8 10 / 12 3 70 / 45 / 15 Комната в 3 комн. большой квартире,с мебелью и техникой,для пары или 1 человека любой национальн.,на длит. срок.Без залога.Рядом "Лента","Перекрёсток","Окей",5 тёрочка,бассейн,автобусное кольцо,большое количество маршруток. 22.04.17
Пролетарская ул. 17000 / 2 / / 2кв после косметического ремонта, есть кухонная мебель, холодильник, стирмашина,спальные места,остальное по договоренности можно привезти.17000+КУ.8911-727-28-27 Полина. 22.04.17
3 комн. квартира на ул.Пролетарской,для семьи любой национ. 20 9 / 9 3 60 / 45 / 8 3 комн. квартира с мебелью и техникой,для семьи любой национальности,на длит. срок.Без залога.Рядом 2 школы, гимназия,во дворе детский садик,магазины шаговой доступности,автобусные остановки,большое количество маршруток,детская и взрослая поликлиники. 22.04.17
Любое жилье в КОЛПИНО И СЛАВЯНКЕ 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 22.04.17
СДАМ1к-кв.Новый район.12000+ку 12000 2 / 4 1 32 / 18 / 6 Квартира простая,мебели мало.Только РФ!!!Александр.89817657855.комиссия 21.04.17
Двушка в ПОНТОННОМ для всех! 14.5 / 2 / / Сдам 2к. Квартиру с мебелью и техникой на Александра Товпеко. Есть все для проживания 21.04.17
Комната в НОВОМ ДОМЕ!!! 10000 / 1 / / 🌈🌸Сдам СРОЧНО!!! комнату 13 метров с личной застеклённой лоджией в НОВОМ доме на ИЖОРСКОГО БАТАЛЬОНА 14. Отличное местоположение, проживание без хозяев с замечательными приличными соседями. Есть вся новая мебель и бытовая техника. Имеется холод-к, стиральная машина, телевизор! Сдаётся за 10.000 89215741205 Виктория🌸 21.04.17
Машиностроителей-3 7000 0 / 15 5 0 / 0 / 18 Сдаю комнату,с мебелью,есть лоджия,своя прихожая, 21.04.17
Машиностроителей 7 0 / 15 5 0 / 0 / 18 Сдаю комнату в бывшем общеж..малонаселённая,есть лоджия,своя прихожая,холодильник,св печь, 21.04.17
Тельмана.1к-кв.12000+ку 12000 2 / 5 1 32 / 18 / 6 Нормальное состояние.Мебель есть.агент 21.04.17
ХОРОШАЯ.1к-кв.Заводской.15000+ку 15000 3 / 9 1 34 / 18 / 8 Квартира чистая,есть кухня,стеклопакеты.По желанию всё привезут остальное.БОЛЬОШОЙ_ВЫБОР.1к-2к-3квартир...Александр.89817657855.комиссия 21.04.17
Комната на ул.Машиностроителей,для пары или 1 человека 7 7 / 15 5 70 / 45 / 15 Комната в 5 ти комнатной квартире,есть вся мебель и техника,балкон,для пары или 1 человека,на длит. срок. 21.04.17
Сдам комнату 12 м2 на б. Трудящихся 10000 6 / 9 2 59 / 12 / 7 Комната 12 кв.м на длительный срок, всё необходимое для проживания есть. Одному человеку. 21.04.17
Комната в 3 комн. кварт.на ул.Раумской,для пары,семьи,1 чел. 10 1 / 9 3 60 / 45 / 9 Комната после космет. ремонта,есть вся мебель и техника,для пары,семьи с ребёнком,,1 человека ,любой национальности,на длит. срок.Без залога. 21.04.17
Комната на ул.Тверской,для пары или 1 человека любой нац. 8 10 / 12 3 60 / 45 / 14 Комната в 3 комн. квартире,с мебелью и техникой,для пары или 1 человека любой национальности,на длит. срок.Без залога. 21.04.17
1 комн. квартира на ул.Оборонной,для семьи любой национ. 14 1 / 10 1 35 / 20 / 8 1 комн. квартира с мебелью и техникой (бабушкин вариант),для семьи или пары любой национальности,на длит. срок.Залог 100 %,можно в рассрочку. 21.04.17
1 комн. квартира в Тельмана,для семьи славян,на длит. срок. 16 6 / 7 1 37 / 20 / 9 1 комн. квартира в новом доме,после космет. ремонта,есть вся мебель и техника,для семьи славян,на длит. срок. 21.04.17
2 комн. квартира на ул.Квартальной.для семьи славян,длит. 22000 7 / 14 2 55 / 34 / 10 2 комн. квартира после космет. ремонта,есть вся мебель и техника,для семьи славян,на длит. срок.Залог 50 %,можно в рассрочку. 21.04.17
1 комн. квартира на Братьев Радченко,для семьи или пары 13 6 / 10 1 35 / 20 / 8 1 комн. квартира в старом районе,для семьи славян,на длит. срок.Залог 100%,можно в рассрочку.Квартира после космет. ремонта,есть вся мебель и техника. 21.04.17
2 комн. квартира на Братьев Радченко,,для семьи славян 18 7 / 10 2 55 / 35 / 9 2 комн. квартира после космет. ремонта, с мебелью и техникой,для семьи (армянам,азербайджанцам,грузинам,дагестанцам).Залог 50 %,на длит. срок. 21.04.17
1 комн. квартира на ул.Бульвар Трудящихся,для пары,семьи 12 4 / 9 1 35 / 20 / 8 1 комн. квартира с мебелью,нет техники:холодильника и стир. машины,для семьи любой национальности с 1 ребёнком,на длит. срок. 21.04.17
3 комн. квартира на ул.Пролетарская,для семьи любой национ. 20 9 / 9 3 60 / 45 / 8 3 комн. квартира с мебелью и техникой,для семьи любой национальности,на длит. срок.Без залога. 21.04.17
Машиностроителей 7 0 / 15 5 0 / 0 / 18 Сдаю комнату в бывшем общ,,есть балкон,стенка,холодильник,св печь, 21.04.17
Комната 20м на ул.Труда 9000 / 3 / / Сдается комната 20м у вокзала в сталинском доме, окна выходят во двор, в квартире проживает семья с ребенком и один человек снимает, в комнате есть стенка, тв, большой двухкамерный холодильник, в ванной-стир.маш.9000руб.все включено.8911-727-28-27 Полина. 21.04.17
Комната в общежитии 7000 / 4 / / Комната 12м с лоджией в общежитии после ремонта в отличном состоянии с новой мебелью и доброжелательными соседями.7000руб.+ку.8911-727-28-27 Полина. 21.04.17
2кв Заводской пр 15000 / 2 / / Сдам простую чистую 2кв на Заводском пр 40, комнаты изолированные 18м и 10м, есть вся необходимая мебель, холодильник, микроволновка, ТВ, стир.маш. Для любых платежеспособных клиентов. 18000руб.+СВЕТ. 8911-727-28-27 Полина. 21.04.17
Трудящихся б 17000 / 2 / / Сдам отличную 2кв в районе Вертолета. Квартира полностью мебелирована, есть вся бытовая техника. Сдается на длительный срок для приличной семьи. 17000руб.+КУ. 8911-727-28-27. 21.04.17
Любое жилье в КОЛПИНО И СЛАВЯНКЕ 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 21.04.17
В Питере м Международная и м Девяткино евроремонт 15000 4 / 9 1 / 18 / 7 1комнатная на Бухарестской 5 мин от метро пешком мебель быт техника балкон стеклопакеты и ку 1комнатная м Девяткино евроремонт 7 мин пешком от метро мебель быт техника 18000 руб ку включены Агентство скидки по комиссии 21.04.17
Комната.Заводской.пр.6000+ку 6000 3 / 10 4 55 / 12 / 9 Есть ремонт,мебель+лоджия.комиссия 21.04.17
КОМНАТА.Тверская.8000т!!!! 8000 3 / 9 3 65 / 11 / 8 Есть мебель,техника.Соседка 1жен с ребёнком 13лет!комиссия 21.04.17
ОТЛИЧНАЯ.2к-кв.Павловская17500+ку!!! 17500 3 / 9 2 55 / 32 / 9 Вся мебель и техника,лоджия стеклопакеты.Всё в современном стиле!!!89633016398.агент 21.04.17
СДАМ.3к-кв.Бульвар.18000+ку!!! 18000 3 / 10 3 65 / 47 / 9 Нормальное состояние.Есть мебель.89312036066.агент 21.04.17
Сдам.1к-кв.Бульвар.тр.12000+ку 12000 4 / 9 1 32 / 18 / 7 Есть мебель и техника.Александр.89817657855.комиссия 21.04.17
СДАМ.2к-кв.Новый район.14000+ку.Александр.89817657855 14000 3 / 5 2 42 / 32 / 6 Квартира простая.Есть вся мебель и техника.БОЛЬШОЙ-ВЫБОР .Отличные кв.Звоните)комиссия 21.04.17
1 квартира в новом районе 14 000= 12000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в Колпино. Ладожский бульвар 5.Метро в Колпино НЕТ!Маршрутка до Звездной ,Купчино,Рыбацкое около 30 минут.Электричка до Московского вокзала 35 минут.3/9 этаж.Окна во двор.Новый дом.Большая лоджия .Есть техника.Холодильник,телевизор,микроволновка.Ст.пакеты.Стиралка под вопросом.Большая лоджия застекленная(6 метров).Большая парковка у дома.Без животных!! Славянам!! 14 000+КУ.Агентство.Комиссия 14 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 20.04.17
Сдам комнату 12 м2 для одного человека! 10000 6 / 9 3 / / 7 Отличная комната 12 м2 на длит. срок. Всё есть! 20.04.17
СДАМ КОМНАТЫ И КВАРТИРЫ В КОЛПИНО! 8-904-645-60-93 8000 / 1 / / 📌СДАЮ ! Очень много жилья: 👍Заселение в этот же день! Бронирование! Рассрочка! 🔑Комнаты в Общежитиях, в Новом р-не, р- Вокзала, Старый р-н! 🔑1 к.квартиры по всему Колпино! 🔑2к.квартиры пр. Ленина, Пролетарская, Новый р-н! 🔑8-904-645-60-93 агентство! СИСТЕМА Скидок! 20.04.17
Сдам 2к.кв. на пр. Ленина. Все есть.8-904-645-60-93 17000 / 2 / / Сдам 2к.кв на пр. Ленина 35! 5/5 этаж, без балкона. Стеклопакеты имеются. Комнаты смежные! Состояние хорошее. Вся мебель и техника! Рассмотрим всех приличных! Есть залог, можно в разбивку! Цена снижена: 17 + ку! 8-904-645-60-93 агентство! 20.04.17
Сдам 2к.кв в новом р-не!Пустая! Для РФ! 15+КУ! 8-904-645-60-93 15000 / 2 / / ОТЛИЧНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ! СДАЮ !!! 2к.кв в новом доме на Московской 6 ! Нет мебели и нет техники. ТОЛЬКО ПЛИТА! Ремонт от строителей! Квартира в хорошем состоянии! Комнаты 15 и 17 метров! Большая застекленная лоджия! Длительный срок! ВНИМАНИЕ: ЦЕНА СНИЖЕНА 💰15 т.р.+ ку! Для РФ! 8-904-645-60-93 агентство 20.04.17
СДАМ КОМНАТЫ И КВАРТИРЫ В КОЛПИНО! 8-904-645-60-93 8000 / 1 / / СДАЮ:1ккв.Вавилова 24.13000 и ку 💥1ккв.Бульвар Трудящихся 2.12000 и ку Комната 14 метров в 2-хквартире в Тельмана 8,5 + счетчики 💥Ком.12.5 с балконом.Красных Партизан 10.Все есть.9000 💥2ккв.Павловская 82.18000 и сч 💥ком.12.5.Металлургов 4.7500 все вкл 💥1ккв.Пролетарская 50.18000 и сч.Фото вышлю. 💥1ккв.Оборонная 💥ул.16000 и ку.фото вышлю. 💥2ккв.Тверская 54.17000 и ку 💥2ккв.Московская 6.15000 и ку 💥1ккв.Тверская10. 16000. +сч 💥1ккв.Тельмана. ул.42.14000 и сч 💥Сдаётся 2ккв.Ленина пр.18000 и ку.фото вышлю 💥2ккв.Бульвар Трудящихся.17000 и ку.Фото вышлю. 💥3ккв.Новгородская .18000 и ку 💥2ккв.Лагерное шоссе 55.12000 и счетчик 8-904-645-60-93 8-965-064-0037 АГЕНТСТВО- ГИБКАЯ СИСТЕМА СКИДОК! 20.04.17
СДАМ КОМНАТУ В ТЕЛЬМАНА. 8-904-645-60-93 ОчеНь СРОЧНО!!! 8500 / 1 / / Сдаю комнату 14 метров в 2- хк.квартире в Тельмана! Всё есть, кроме стир.машины! 8,5 + свет и вода. Хорошее состояние! 8-904-645-60-93 агентство. 20.04.17
В М Международная и м Девяткино 15000 4 / 5 1 / 18 / 7 1комнатная м Международная 5 мин пешком от метро мебель быт техника и ку 1комнатная м Девяткино евроремонт новый дом новая мебель 18000 руб ку включены Агентство скидки по комиссии 20.04.17
ОБЩЕЖИТИЕ В СЛУЦКОЙ 54 7500= 7500 4 / 9 4 / / 9 Сдается комната 13 метров в общежитии на Веры Слуцкой 54. Имеется вся необходимая мебель и бытовая техника. Сдается для 1, пары, можно для семьи с ребенком на дл. срок. 7500 + КУ (2500). Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 20.04.17
ЛЕНИНА пр 2-ка за 13000= 13000 / 2 42 / / 6 Сдается 2-х к. квартира в Колпино на пр. Ленина. Смежные комнаты. Вся мебель и техника 13000 р/мес + КУ. Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга. 20.04.17
Металлострой пос. Богайчука ул. 14000 1 / 16 1 37 / 18 / 8.5 Сдаётся 1 комн.квартира Санкт-Петербург, Колпинский р-н Металлострой пос. Богайчука ул., Станция: Рыбацкое (тр 10-15 мин) Цена: 14ооо руб/мес+ку Страховой депозит 14 ооо руб. Общая пл.: 37 м2, Комн.18, кух.8.5, Санузел: раздельный (кафель) Небольшая гардеробная Отличное состояние, есть вся необходимая мебель, быт/техника (ст/маш, холодильник, 2ТВ, микроволновка, эл/чайник)) 1/16 этаж. Жильцов с животными НЕ рассматриваем. Присутствует выплата комиссионного вознаграждения агента. 20.04.17
веры слуцкой д 19. 15000 / 1 / / Сдаётся 1кв с мебелью и бытовой техникой 15000 и счетчики 20.04.17
КОМНАТЫ и КВАРТИРЫ НА ЛЮБОЙ ВКУС 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 20.04.17
Колпино, ул. Веры Слуцкой 14 10 2 / 5 3 70 / 20 / 9 Сдается просторная комната 20м., в 3к.кв. В комнате есть 2 дивана, 2 кресла, телевизор, стенка, холодильник. Так же есть стиральная машинка. Сдается на длительный срок, по соседству проживает 1 женщина. 20.04.17
Сниму 1-2ккв.в Колпино.8-904-640-00-40 Елена 0 1 / 1 1 / / ❗Сдаются квартиры и комнаты в Колпино. 📺🛀📷🚺🚹Выбор. заселение в день обращения. 💰Оплата после проверки документов и подписания договора на объекте. ⚠Приглашаем к сотрудничеству собственников Жилья. Поможем Сдать без затрат. ☎987-61-66 Елена ☎8-904-640-00-40 20.04.17
Сдаются квартиры в Колпино.Об,екты с фото.987-61-66 12000 1 / 1 1 / / Подберем жильё по вашему запросу.987-61-66.Смотрите фото 20.04.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино. 89046400040 заселим сегодня! 6000 1 / 1 1 / / 💐2ккв.Павловская 82.18000 и сч 💐ком.12.5.Металлургов 4.7500 все вкл 💐1ккв.Пролетарская 50.18000 и сч.Фото вышлю. 💐1ккв.Оборонная ул.16000 и ку.фото вышлю. 💐2ккв.Тверская 54.17000 и ку 💐2ккв.Московская 6.15000 и ку 💐1ккв.Тверская10. 16000. +сч 💐1ккв.Тельмана. ул.42.14000 и сч 💐Сдаётся 2ккв.Ленина пр.18000 и ку.фото вышлю 💐2ккв.Бульвар Трудящихся.17000 и ку.Фото вышлю. 💐⚡3ккв.Новгородская .18000 и ку 💐2ккв.Лагерное шоссе 55.12000 и счетчики ⚡Обновление базы Аренды ежедневно⚡ 20.04.17
Сдается 1 комн.квартира в Колпино. Ладожский бульвар 5.Метро в Колпино НЕТ!Маршрутка до Звездной ,Купчино,Рыбацкое около 30 минут.Электричка до Московского вокзала 35 минут.3/9 этаж.Окна во двор.Новый дом.Большая лоджия .Есть техника.Холодильник,телевизор,микроволновка.Ст.пакеты.Стиралка под вопросом.Большая лоджия застекленная(6 метров).Большая парковка у дома.Без животных!! Славянам!! 14 000+КУ.Агентство.Комиссия 14 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 14000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в Колпино. Ладожский бульвар 5.Метро в Колпино НЕТ!Маршрутка до Звездной ,Купчино,Рыбацкое около 30 минут.Электричка до Московского вокзала 35 минут.3/9 этаж.Окна во двор.Новый дом.Большая лоджия .Есть техника.Холодильник,телевизор,микроволновка.Ст.пакеты.Стиралка под вопросом.Большая лоджия застекленная(6 метров).Большая парковка у дома.Без животных!! Славянам!! 14 000+КУ.Агентство.Комиссия 14 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 20.04.17
СДАМ.1к-кв.Октябрьская16000+ку!!! 16000 3 / 9 1 32 / 18 / 6 Отличное состояние.Ремонт,мебель и техника-современная!Александр.89817657855.комиссия 19.04.17
ОБЩЕЖИТИЕ ВЕРЫ СЛУЦКОЙ 54 7500 4 / 9 4 / / 9 Сдается комната 13 метров в общежитии на Веры Слуцкой 54. Имеется вся необходимая мебель и бытовая техника. Сдается для 1, пары, можно для семьи с ребенком на дл. срок. 7500 + КУ (2500). Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 19.04.17
ТРУДЯЩИХСЯ б-р 12000= 12000 5 / 9 1 / / 7 Сдается 1 к. квартира в Колпино на Трудящихся. Есть вся необходимая мебель и техника. Простая квартира. Рассмотрим любых клиентов. 8-904-336-30-51 Ольга 19.04.17
ЛЕНИНА пр 2-ка за 13000= 13000 / 2 42 / / 6 Сдается 2-х к. квартира в Колпино на пр. Ленина. Смежные комнаты. Вся мебель и техника 13000 р/мес + КУ. Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга. 19.04.17
Колпино ул.Онежская 8-965-038-05-78 18000 1 / 10 2 54 / / Сдам 2 к.квартиру в новом районе г.Колпино ул.Онежская д.3 Квартира частично меблирована, без бытовой техники. Сдается для порядочной семьи, на длительный срок. Агентство. 18т.р.+к.у. 8-981-887-47-86 19.04.17
Колпино ул. Ижорского Батальона 8-965-038-05-78 20000 7 / 10 2 56 / / Сдам отличную 2к.квартиру в новом районе г.Колпино ул.Ижорский батальон. Квартира полностью меблирована,есть все для комфортного проживания. Квартира сдается для порядочной семьи, возможно заселение приличных сотрудников. Агентство. 8-981-887-47-86 19.04.17
Заводской пр., д.36 8000 8 / 18 6 / 13 / 12 Сдам от собственника на длительный срок чистую комнату в мало населенной квартире, есть все необходимое, стиральная машина , отдельная плита+столик,холодильник, телевизор , мебель. Аренда 8000+к/у, договор и залог обязательны. 19.04.17
1-ком. квартира, проспект Ленина, 61 16000 2 / 4 1 30 / 17 / 5 1-ком. квартира сдается на длительный срок. Хорошее состояние квартиры, мебель, бытовая техника (телевизор, стиральная машина, холодильник). Для комфортного проживания есть всё. Окна - тихий, зеленый двор. Удобное транспортное сообщение, развитая инфраструктура. 19.04.17
1 квартира Евро 14 000 14000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в Колпино. Ладожский бульвар 5.Метро в Колпино НЕТ!Маршрутка до Звездной ,Купчино,Рыбацкое около 30 минут.Электричка до Московского вокзала 35 минут.3/9 этаж.Окна во двор.Новый дом.Большая лоджия .Есть техника.Холодильник,телевизор,микроволновка.Ст.пакеты.Стиралка под вопросом.Большая лоджия застекленная(6 метров).Большая парковка у дома.Без животных!! Славянам!! 14 000+КУ.Агентство.Комиссия 14 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 19.04.17
Сдам 3к-кв.Загородная16000+ку.Всё есть!!! 16000 2 / 5 3 60 / 47 / 8 Нормальное состояние.Есть вся мебель ,техника!Звоните.Александр.89817657855.комиссия 19.04.17
Бульвар.1к-квартира.13000+ку 13000 3 / 9 1 32 / 18 / 7 Есть вся мебель и бытовая техника!агент. 19.04.17
Ленсовета 60 20000 1 / 5 1 31 / 16 / 6 Сдам уютную 1 ком кв. в 10 минутах от м Звездная. Квартира в отличном состоянии! Цена 20 000+ку. Агенство. Договор. Комиссия 50%. 8 952 214 60 93 19.04.17
Сдам студию в Никольском 10000 / 1 / / С мебелью и техникой,новый дом!октябрьская 16,цена 10000+ку.агентство 8 952 374 97 43 19.04.17
Колпино, Бульвар Трудящихся 27 18000 / 2 / / Сдается 2 к кв Колпино, Бульвар Трудящихся 27 Мебель и техника Цена 18000+ку Агентство 89312003757 19.04.17
Колпино, ул. Веры Слуцкой, 16 22000 / 2 / / Сдается 2 к кв Колпино, ул. Веры Слуцкой 16 евроремонт Вся необходимая мебель и техника имеется Цена 22000+ку Агентство 89312003757 19.04.17
Колпино, Ижорского Батальона 16 20000 / 2 / / Сдается просторная 2 к кв Колпино, ул. Ижорского Батальона 16 Вся мебель и техника имеется Цена 20000+ку Агентство 89312003757 19.04.17
Колпино, ул. Тверская 64 20000 / 2 / / Сдается 2 к кв Колпино, ул. Тверская 64 Мебель и техника Хороший ремонт Цена 20000+ку Агентство 89312003757 19.04.17
Тельмана 20000 / 2 / / Сдается 2 к кв в Тельмана Мебель и техника Цена 20000+ку Агентство 89312003757 19.04.17
Тельмана 15000 / 1 / / Сдается 1 к кв в Тельмана Мебель и техника Цена 15000+ку Агентство 89312003757 19.04.17
Колпино, ул. Ижорского Батальона 19 15000 / 1 / / Сдается просторная 1 к кв Колпино, ул. Ижорского Батальона 19 мебель есть без техники цена 15000+ку 19.04.17
Колпино, Бульвар Трудящихся 35 15000 / 1 / / Сдается 1 к кв Колпино, Б-р Трудящихся 35 Мебель и техника цена 15000+ку Агентство 89312003757 19.04.17
Колпино, ул. Стахановская 16 15000 / 1 / / Сдается 1 к кв Колпино, ул. Стахановская 16 Мебель и техника Цена 15000+ку Агентство 89312003757 19.04.17
ул.Пролетарская д.13 2-х К.КВ. Тел:+7 951 684 50 33 16000 2 / 5 2 50 / 36 / 6 Сдается отличная 2-х комн. квартира с хорошей мебелью и бытовой техникой,все в идеальном состоянии,есть застекленный балкон,квартира готова к заселению,заезжай хоть сегодня,желательно без животных. 16000 руб + КУ. Тел:+7 951 684 50 33 19.04.17
Сдается 2к.кв на Московской 6! Новый дом! Без мебели! 15+ку! 8-904-645-60-93 агентство 15000 / 2 / / ОТЛИЧНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ! СДАЮ !!! 2к.кв в новом доме на Московской 6 ! Пустая! Только плита! Ремонт от строителей! Комнаты 15 и 17 метров! Большая застекленная лоджия! Хорошее состояние! Длительный срок! ВНИМАНИЕ: ЦЕНА СНИЖЕНА 💰15 т.р.+ ку! Для РФ! 8-904-645-60-93 агентство 19.04.17
Сдается 1 к. квартира в Колпино на Трудящихся. Есть вся необходимая мебель и техника. Простая квартира. Рассмотрим любых клиентов 12000 / 1 / / Сдается 1 к. квартира в Колпино на Трудящихся. Есть вся необходимая мебель и техника. Простая квартира. Рассмотрим любых клиентов 19.04.17
КОМНАТА.Тверская.8000т!!!! 8000 4 / 10 3 60 / 11 / 8 Есть мебель и техника!БОЛЬШОЙ-ВЫБОР.агент... 19.04.17
Сдам.1к-кв.Ленина13000+ку!!! 13000 3 / 5 1 32 / 18 / 6 Квартира после ремонта.Стеклопакеты !Звоните.комиссия 19.04.17
СДАМ.3к-кв.Бульвар.тр18000+ку.Хорошее состояние 18000 2 / 10 3 70 / 56 / 9 Есть вся мебель и техника.Александр.89817657855.комиссия 19.04.17
СДАМ.2к-кв.Новый район.14000+ку. 14000 2 / 4 2 42 / 32 / 6 Есть мебель и техника.Только РФ.Есть ОТЛИЧНАЯ.2к-кв.Павловская.17500+ку.Ремонт-современная мебель и техника!!!Александр.89817657855.комиссия 19.04.17
СДАМ.1к-кв.Бульвар.тр.12000+ку!!! 12000 3 / 9 1 34 / 19 / 7 Есть мебель,техника по желанию!БОЛЬШОЙ-ВЫБОР-ЖИЛЬЯ!!!Александр.89817657855.комиссия 19.04.17
ТРУДЯЩИХСЯ б-р 12000= 12000 5 / 9 1 / / 7 Сдается 1 к. квартира в Колпино на Трудящихся. Есть вся необходимая мебель и техника. Простая квартира. Рассмотрим любых клиентов. 8-904-336-30-51 Ольга 19.04.17
1 квартира в новом районе 14 000= 14000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в Колпино. Ладожский бульвар 5.Метро в Колпино НЕТ!Маршрутка до Звездной ,Купчино,Рыбацкое около 30 минут.Электричка до Московского вокзала 35 минут.3/9 этаж.Окна во двор.Новый дом.Большая лоджия .Есть техника.Холодильник,телевизор,микроволновка.Ст.пакеты.Стиралка под вопросом.Большая лоджия застекленная(6 метров).Большая парковка у дома.Без животных!! Славянам!! 14 000+КУ.Агентство.Комиссия 14 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 19.04.17
Колпино Сдам комнаты! 8-904-645-60-93 Есть в бщежитии 8000 / 1 / / Сдам комнаты в старом и новом р-не. Есть р-н вокзала. Есть в общежитиях! От 8т.р. МНОГО ВАРИАНТОВ, ЗВОНИТЕ, БУДУ РАДА ПОМОЧЬ! 8-904-645-60-93 АГЕНТСТВО 19.04.17
Сдам 2к.кв на пр Ленина! Вся мебель. ТЕхника! 17и ку! Ключи у агента! Покажем в любое время !8-904-645-60-93 17000 / 2 / / Сдам 2к.кв на пр. Ленина 35! 5/5 этаж, без балкона. Стеклопакеты имеются. Комнаты смежные! Состояние хорошее. Вся мебель и техника! Рассмотрим всех приличных! Есть залог, можно в разбивку! Цена снижена: 17 + ку! 8-904-645-60-93 агентство! 19.04.17
СДАМ КОМНАТЫ И КВАРТИРЫ В КОЛПИНО! 8-904-645-60-93 8000 / 1 / / 📌СДАЮ ! Очень много жилья: 👍Заселение в этот же день! Бронирование! Рассрочка! 🔑Комнаты в Общежитиях, в Новом р-не, р- Вокзала, Старый р-н! 🔑1 к.квартиры по всему Колпино! 🔑2к.квартиры пр. Ленина, Пролетарская, Новый р-н! 🔑8-904-645-60-93 агентство! СИСТЕМА Скидок! 19.04.17
Сдам комнату 14 метров в 2-х к.кв в ТЕЛЬМАНА! 8-904-645-60-93 8500 / 1 / / Сдаю комнату 14 метров в 2- хк.квартире в Тельмана! Всё есть, кроме стир.машины! 8,5 + свет и вода. Хорошее состояние! 8-904-645-60-93 агентство. 19.04.17
Помогу СДАТЬ,СНЯТЬ, ПРОДАТЬ или КУПИТЬ! Есть ЛИЦЕНЗИЯ! 8-904-645-60-93 1 / 1 / / Квартиру,комнату, продам, сдам,сниму в Колпино АГЕНТСТВО" МЕТРАЖ М" ПРЕДЛАГАЕТ БОЛЬШОЙ СПЕКТР УСЛУГ В СФЕРЕ НЕДВИЖИМОСТИ!!! ОБРАЩАЙТЕСЬ : 8-904-645-60-93 или 8-965-064-00-37 8-904-645-60-93 Галина • СДАТЬ-СНЯТЬ жилье, заключить договор аренды! • Продажа в Санкт-Петербурге и ЛО. • Покупка недвижимости (подбор вариантов) • Работа по жилищным программам и субсидиям. • Ипотечные сделки. Содействие по кредитам. • Юридическое сопровождение сделок БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ 19.04.17
Сдам 2к.кв в новом р-не!Пустая! Для РФ! ЦЕНА: 15 т.р.+КУ! 8-904-645-60-93 15000 / 2 / / ОТЛИЧНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ! СДАЮ !!! 2к.кв в новом доме на Московской 6 ! Пустая! Ремонт от строителей! Комнаты 15 и 17 метров! Большая застекленная лоджия! Хорошее состояние! Длительный срок! ВНИМАНИЕ: ЦЕНА СНИЖЕНА 💰15 т.р.+ ку! Для семьи РФ! 8-904-645-60-93 агентство 19.04.17
1 комн. квартира на ул.Ремизова,для пары или семьи с ребёнком 17 7 / 9 1 35 / 20 / 9 1 комн. квартира в новом районе,для пары или семьи,славянам,на длит. срок.Залог 100 %,можно в рассрочку.Квартира после космет. ремонта,большая кухня,застеклённая лоджия.Чисто,современно. 19.04.17
2 квартира ЕВРО 17 000= 17000 / 2 / / Сдается Еврооднушка на выезде из Колпино.Пр.Ленина.Переделанная двушка.Комнаты смежные.Большая кухня-гостинная 16 метров.2\5 этаж.Хорошее состояние.Абсолютно вся техника в наличии.Санузел смежный.На полу ламинат.Стеклопакеты.На долго. 17 000+КУ(залог 100%,можно в рассрочку.)Комиссия со скидкой 15 000 рублей.Без животных.Просмотр в любое время.Ключи у агента. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 19.04.17
1 комн. квартира в новом районе,для славян,на длит. срок 14 4 / 10 1 35 / 20 / 9 1 комн. квартира после космет. ремонта,есть вся мебель и техника,для пары или семьи с ребёнком,славянам,на длит. срок. 19.04.17
Комната на ул.Тверская ,для пары или 1 женщины,славянам 9 7 / 9 3 60 / 45 / 9 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для пары или 1 женщины (девушки),на длит. срок.Без залога. 19.04.17
комната в старом районе,в 3 комн. квартире,для пары любой нац 10 1 / 9 3 60 / 45 / 9 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для пары (2 мужчин,2 женщин) любой национальности,на длит. срок.Без залога. 19.04.17
2 комн. квартира на ул.Братьев Радченко,для семьи,длит.срок. 18 6 / 10 2 50 / 30 / 9 2 комн. квартира после космет. ремонта,есть вся мебель и техника,для семьи славян, можно(армянам,азербайджанцем,грузинам),на длит. срок.Залог 50 %,можно в рассрочку. 19.04.17
2 комн. квартира на ул.Квартальной.для пары,семьи,славянам. 22 7 / 5 12 50 / 30 / 9 2 комн.квартира в новом доме,после современного ремонта,в наличии вся мебель и техника,большая застеклённая лоджия,для семьи с детьми,славянам,на длит. срок.Залог 50 %,можно в рассрочку. 19.04.17
1 комн. квартира на Бульваре Труд.,для пары или семьи. 12 4 / 9 1 35 / 20 / 7 1 комн. квартира с мебелью и техникой,для пары или семьи с 1 ребёнком любой национ.,на длит.срок.Без залога. 19.04.17
1 комн. квартира на ул.Оборонной,для пары ,семьи любой нац. 14 1 / 10 1 35 / 20 / 9 1 комн. квартира с мебелью и техникой,для семьи или пары любой национальности,на длит. срок.Залог 100 %,можно в рассрочку. 19.04.17
ПУШКИН, Павловское шоссе 16000 1 / 4 2 56 / / 9 Сдается 2-х комнатная квартира в Пушкине на Павловском шоссе (район София).До метро 20 минут транспортом.Остановка до СПб напротив дома. Рядом Нижний парк, до Екатерининского дворца и парка 10 минут пешком. Большая квартира 56 кв. метров с изолированными комнатами 18+10 метров и кухней 9 кв. м. Кладовка 5 кв. метров, как отдельная комнатка, большая прихожая. Газовая колонка (горячая вода круглый год). Имеется вся необходимая мебель и бытовая техника. Сдается на дл. срок. 16000 р/мес + ком. платежи или 20000 р/мес + сч. Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 19.04.17
ТРУДЯЩИХСЯ 21 15000 8 / 9 2 45 / / 7 Сдается 2-х к. квартира на Трудящихся. Имеется вся необходимая мебель и бытовая техника. Сдается на 6 месяцев с возможным продлением. 15000 р/мес+ КУ. Агентство. Комиссия 50 %. 8-904-336-30-51 Ольга 19.04.17
ОБЩЕЖИТИЕ ВЕРЫ СЛУЦКОЙ 54 7500 / 4 / / 10 Сдается большая комната 18 метров в общежитии на Веры Слуцкой 54. Имеется вся необходимая мебель и бытовая техника. Сдается для 1, пары, можно для семьи с ребенком на дл. срок. 7500 + КУ (2500). Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 19.04.17
ОБЩЕЖИТИЕ ЗАВОДСКОЙ 62 9000 10 / 15 5 / / 10 Сдается комната в общежитии 12 метров с застекленной лоджией. Отличное состояние. Комната после ремонта. Имеется вся необходимая мебель и бытовая техника. Холодильник, стиралка, микроволновка. Сдается на дл. срок для 1 чел. 9000 р/мес. В цену все включено. Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 19.04.17
ОКТЯБРЬСКАЯ 1 15000 / 1 / / Сдается 1 к. квартира в Колпино в новом районе. Вся мебель и техника. На длительный срок. 15000 р/мес + КУ. Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 19.04.17
Колпино,ул.Октябрьская д.5 1К.КВ. Тел:+7 951 684 50 33 14000 7 / 10 1 34 / 26 / 9 Сдается на длительный срок хорошая 1 комнатная квартира с мебелью и бытовой техникой,всё в хорошем рабочем состоянии,есть большая застекленная лоджия. 14000 руб.+ КУ 19.04.17
Квартиры и Комнаты Колпино -Славянка-Павловск-Пушкин 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 19.04.17
В Питере м Международная и м Девяткино 15000 4 / 9 1 / 18 / 7 1комнатная в Питере м Международная 5 мин пешком отл состояние кухонный гарнитур новый диван мебель быт техника сдается с 3 мая смотреть можно раньше м Девяткино евроремонт 7 мин пешком от метро новая мебель быт техника 18000 руб ку включены Агентство скидки по комиссии 19.04.17
1 квартира в новом районе 14 000= 14000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в Колпино. Ладожский бульвар 5.Метро в Колпино НЕТ!Маршрутка до Звездной ,Купчино,Рыбацкое около 30 минут.Электричка до Московского вокзала 35 минут.3/9 этаж.Окна во двор.Новый дом.Большая лоджия .Есть техника.Холодильник,телевизор,микроволновка.Ст.пакеты.Стиралка под вопросом.Большая лоджия застекленная(6 метров).Большая парковка у дома.Без животных!! 14 000+КУ.Агентство.Комиссия 14 000 рублей. 18.04.17
Заводской пр. дом 38(общежитие) 8000 8 / 15 1 12 / / 18.04.17
Колпино ул.Коммуны д.23 15000 2 / 7 1 37 / 15 / 11 сдам в аренду 1комнатную квартиру. Рядом парк. Вся мебель и техника. 15000руб + КУ. Семье или паре. 18.04.17
Колпино.заводской проспект 15000 / 2 / / Срочно 89219478377 Агентство 18.04.17
Колпино 11000 / 1 / / Сдается 1к.кв Бульвар трудящихся мебель.агентство 18.04.17
Сдам КОМНАТУ.7000+свет!!! 7000 2 / 2 2 55 / 10 / 9 Есть другие варианты.Александр.89817657855.комиссия 18.04.17
Сдам 2к-кв.Новый район.14000+ку. 14000 3 / 5 2 42 / 30 / 6 Есть вся мебель и техника.Звоните.БОЛЬШОЙ-ВЫБОР.Александр.89817657855.комиссия 18.04.17
СДАМ1к-кв.12000+ку!!!Старый район 12000 3 / 9 1 34 / 19 / 7 Квартира прстая,есть мебель и лоджия.Можно СНГ!.Александр.89817657855.комиссия 18.04.17
Сдается 1кв. Бр.Трудящихся. 12000 5 / 9 1 31 / / 7 Сдается 1кв. со всей необходимой мебелью и техникой. 12000руб.+КУ. т.8-921-300-59-49 Наталья. 18.04.17
Сдается 1кв. в новом доме на ул.Октябрьской. 14000 6 / 10 1 36 / / 9 Сдается 1кв. в хорошем состоянии, с мебелью и бытовой техникой, застекленная лоджия,на длительный срок. 14000руб.+КУ. т.8-921-300-59-49. Наталья. 18.04.17
колпино 0 / 1 / / Сниму 1 к.кв. или студию с хорошим ремонтом. Русская, колпинская. Платежеспособная. Есть котик, но мебель не дерет, не пахнет, не метит. Предложения только с фото квартиры. 18.04.17
2 комн. квартира на ул.Тосненский пер.,для семьи славян,длит. 14 2 / 3 2 40 / 30 / 7 2 комн. квартира у вокзала,для семьи славян,на длит. срок.Квартира с мебелью и техникой,чисто,уютно. 18.04.17
Колпино, ул.Пролетарская д. 13 Тел:+7 951 684 50 33 16000 2 / 5 2 51 / 35 / 6 Сдается отличная 2-х комнатная квартира с мебелью и бытовой техникой,в квартире есть всё для комфортного проживания,вся мебель и техника в хорошем рабочем состоянии,есть застекленный балкон,срок аренды длительный. 16000 руб. + КУ. Тел:+7 951 684 50 33. Агентство,скидки по комиссии. 18.04.17
1 комн. квартира в Тельмана ,в новом доме,для пары,семьи сла. 17000 7 / 10 1 40 / 20 / 15 1 комн. квартира в Тельмана,в новом доме, после космет. ремонта,есть вся современная мебель и техника,застеклённая лоджия,для пары или семьи с ребёнком,славянам,на длит. срок.Залог 50 %,можно в рассрочку. 18.04.17
Комната в общежитии,для 1 или пары любой национ.,длит. срок 7 10 / 15 5 70 / 45 / 10 Комната в 5 ти комнатной квартире,есть вся мебель и техника, застеклённый балкон,для 1 или пары любой национальности,на длит. срок.Квартира чистая,соседи приличные,спокойные,чистоплотные.Залог 3 500. 18.04.17
1 комн. квартира на ул.Стахановской,для пары,семьи,длит.срок 18 2 / 5 1 35 / 20 / 7 1 комн. квартира (бабушкин вариант),с мебелью и техникой,для пары или семьи,славянам,на длит. срок.Без залога. 18.04.17
2 комн. квартира на ул.Квартальной,для пары или семьи,длит. 18 6 / 12 2 45 / 30 / 9 2 комн. квартира в новом доме,после космет. ремонта,есть вся мебель и техника,большая застеклённая лоджия,для семьи с ребёнком,славянам,на длит. срок.Залог 50 %,можно в рассрочку. 18.04.17
1 комн. квартира на ул.Ремизова,для пары,семьи с ребёнком. 17 7 / 9 1 35 / 20 / 9 1 комн. квартира с мебелью и техникой,для пары или семьи,славянам,на длит. срок.Залог 100 %,можно в рассрочку. 18.04.17
2 комн. квартира на ул.Онежской,с евро-ремонтом.для семьи 25 9 / 10 2 50 / 25 / 15 2 комн. квартира с евро-ремонтом,есть вся мебель и техника,посудомоечная машина,полы с подогревом,микроволновая печь,всё современное,для пары или семьи с ребёнком,славянам,на длит. срок.Залог 25 000,можно в рассрочку. 18.04.17
Комната на ул.Раумской,для пары или семьи любой национ. 10 1 / 9 3 60 / 45 / 9 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для пары или семьи любой национальности.Без залога.Рядом рынок,парк,автобусные остановки. 18.04.17
Комната на ул.Тверской,в 3 комн. кварт.,для 1-2 чел.любой нац. 8 9 / 12 3 60 / 45 / 15 Комната в 3 комн. квартире, для пары или 1 человека любой национальности,на длит. срок.Есть кровать,тумба под телевизор,комод,на кухне телевизор,холодильник,стир. машина.Без залога. 18.04.17
Комната на ул.Тверской,в 3 комн. кварт.,для 1-2 чел.любой нац. 8 9 / 12 3 60 / 45 / 15 Комната в 3 комн. квартире, для пары или 1 человека любой национальности,на длит. срок.Есть кровать,тумба под телевизор,комод,на кухне телевизор,холодильник,стир. машина.Без залога. 18.04.17
1 комн. квартира на ул.Бульвар Трудящихся,для пары,семьи 12 4 / 9 1 35 / 20 / 8 1 комн. квартира на ул.Бульвар Трудящихся,для пары или семьи с 1 ребёнком,славянам,на длит. срок.Без залога.Есть вся мебель и техника ( нет стир. машины) 18.04.17
2 квартира ЕВРО 17 000= 17000 / 2 / / Сдается Еврооднушка на выезде из Колпино.Пр.Ленина.Переделанная двушка.Комнаты смежные.Большая кухня-гостинная 16 метров.2\5 этаж.Хорошее состояние.Абсолютно вся техника в наличии.Санузел смежный.На полу ламинат.Стеклопакеты.На долго. 17 000+КУ(залог 100%,можно в рассрочку.)Комиссия со скидкой 15 000 рублей.Без животных.Просмотр в любое время.Ключи у агента. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 18.04.17
КОМНАТЫ и КВАРТИРЫ НА ЛЮБОЙ ВКУС 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 18.04.17
Колпино, Заводской,56 20000 5 / 7 2 56 / / 9 квартиру сдает собственник, без посредников .на длительный срок семье.оплата: 20т.+ к.у. Анна 18.04.17
В Питере м Купчино м Международная и м Девяткино 17000 8 / 17 1 / 17 / 7 1комнатная на Димитрова 10 мин от метро пешком отл состояние мебель быт техника балкон 1комнатная м Девяткино 7 мин пешком евроремонт новая мебель быт техника 18000 руб ку включены 1 комнатная м Международная 5 мин от метро пешком мебель быт техника сдается с 3 мая 18000 руб ку включены Агентство скидки по комиссии 18.04.17
ЛЕНИНА пр 2-ка за 13000= 13000 / 2 43 / / 6 Сдается 2-х к. квартира в Колпино на пр. Ленина. Смежные комнаты. Вся мебель и техника 13000 р/мес + КУ. Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга. Фото по запросу. 17.04.17
Сдается комната на Заводском пр. 9000 6 / 9 3 54 / / 8 Сдается отличная комната с балконом, с мебелью и бытовой техникой, на длительный срок. 9000руб. Все включено! т.8-921-300-59-49. Наталья. 17.04.17
Сдается 2кв. Бр.Трудящихся. 20000 9 / 9 2 54 / / 8 Сдается отличная 2кв. с современной мебелью и бытовой техникой, на длительный срок. Подробнее по телефону 8-921-300-59-49. 17.04.17
Сдается 1кв. ул.Павловская 14000 9 / 12 1 38 / / 8 Сдается уютная 1кв. после косметического ремонта, с мебелью и бытовой техникой, есть лоджия, на длительный срок. 14000руб.+КУ. т.8-921-300-59-49. Наталья. 17.04.17
Сдается 1кв. Бр.Трудящихся 12000 7 / 9 1 32 / / 7 Сдается 1кв. со всей необходимой мебелью и техникой. 12000руб.+КУ. т.8-921-300-59-49 Наталья. 17.04.17
Сдается 1кв. ул.Октябрьская д.5 14000 6 / 10 1 36 / 17 / 9 Сдается 1кв. в новом доме, застекленная лоджия, с мебелью и бытовой техникой, на длительный срок. 14000руб.+КУ. т.8-921-300-59-49. Наталья. 17.04.17
Колпино, бульвар Трудящихся, 24 12000 3 / 9 1 36 / 19 / 8 Сдается на длительный срок 1-комнатная квартира в тихом месте, комната 19м2, минимум мебели, можно с детьми. 17.04.17
бульвар Трудящихся, д.24 12000 3 / 9 1 36 / 19 / 8 17.04.17
Комната в общежитии 7000 / 4 / / Комната 12м с лоджией в общежитии после ремонта в отличном состоянии с новой мебелью и доброжелательными соседями.7000руб.+ ку.8911-727-28-27 Полина. 17.04.17
Комната 20м на ул.Труда 9000 / 4 / / Сдается комната 20м в 4кв у вокзала в сталинском доме, окна выходят во двор, в квартире проживает семья с ребенком и один человек снимает, в комнате есть стенка, тв, большой двухкамерный холодильник, в ванной-стир.маш.9000руб.все включено.8911-727-28-27 Полина. 17.04.17
1 комн. квартира на ул.Оборонной,для пары ,семьи любой нац. 14 1 / 10 1 35 / 20 / 9 1 комн. квартира на ул.Оборонной,для пары или семьи любой национальности,на длит. срок.Залог 14 000,можно в рассрочку. 17.04.17
1 комн. квартира на ул.Оборонной,для пары ,семьи любой нац. 14 1 / 10 1 35 / 20 / 9 1 комн. квартира на ул.Оборонной,для пары или семьи любой национальности,на длит. срок.Залог 14 000,можно в рассрочку. 17.04.17
Бульвар.1к-квартира.13000+ку.Мебель и техника 13000 3 / 10 1 32 / 18 / 7 Нормальное состояние.Есть мебель и техника.Звоните.89045199230.комиссия 17.04.17
Комната на ул.Тверской,для 1-2 человек,на длит. срок 9 7 / 9 3 60 / 45 / 9 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для 1 человека (женщины или девушки) или пары славян,на длит. срок.Без залога. 17.04.17
Сдам 2к-кв.ТВЕРСКАЯ.18000+ку.Всё есть!!! 18000 4 / 10 2 50 / 32 / 8 Хорошее состояние.Есть мебель и техника.Стеклопакеты-лоджия!Александр.89817657855.комиссия 17.04.17
ОТЛИЧНАЯ.2к-кв.Пролетарская.17500+ку 17500 6 / 9 2 47 / 32 / 8 Квартира с ремонтом.Современная мебель и техника,лоджия.89312036066.комиссия 17.04.17
3 комн. квартира на ул.Пролетарской,для семьи любой национ. 20 9 / 9 3 60 / 45 / 9 3 комн. квартира с мебелью и техникой (без балкона),для семьи любой национальности,на длит. срок.Без залога. 17.04.17
СДАМ.2к-кв.Новый район.14000+ку.Александр.89817657855 14000 2 / 5 2 42 / 30 / 6 Есть мебель и техника.Комнаты изолированные!комиссия.аг 17.04.17
2 комн. квартира на ул.Братьев Радченко,для семьи,длит.срок. 18 7 / 10 2 50 / 30 / 9 2 комн. квартира с мебелью и техникой,большая лоджия,для пары или семьи,на длит. срок.Залог 50 %,можно в рассрочку. 17.04.17
1кв на ул Коммуны 15000 / 1 / / Сдам отличную 1кв большого метража. Квартира полностью мебелирована, есть вся бытовая техника. Сдается на длительный срок для приличной семьи. 15000руб.+КУ. 8911-727-28-27. 17.04.17
2 комн. квартира в новом доме,на ул.Квартальной,для семьи. 22 7 / 15 2 50 / 35 / 9 2 комн. квартира в новом доме,с современным ремонтом,мебелью и техникой,для пары или семьи,платёжеспособных,чистоплотных,на длит. срок.Залог 50 %,можно в рассрочку. 17.04.17
1 комн. квартира в Тельмана,в новом доме,для пары или семьи 17 7 / 10 1 40 / 20 / 12 1 комн. квартира в новом доме,с современным ремонтом,мебелью и техникой,для пары или семьи славян,на длит. срок.Залог 50 %,можно в рассрочку. 17.04.17
2кв на Пролетарской ул. 17000 / 2 / / Сдам чистую 2кв со стеклопакетами, необходимой мебелью и всей бытовой техникой, на длит.срок.17000+ку.8911-727-28-27 Полина. 17.04.17
2 комн. квартира с евро-ремонтом,с современной меб. и техн. 25 9 / 10 2 50 / 26 / 15 2 комн. квартира с евро-ремонтом,на ул.Онежской,с современной мебелью и техникой (посудомоечная машина),большая застеклённая лоджия,полы с подогревом,большая кухня,одна комната проходная,для пары или семьи с ребёнком,славянам,на длит. срок.Залог 100 %,можно в рассрочку. 17.04.17
Комната на ул.Тверская,для пары или 1 чел.,любой национ. 8 9 / 12 3 70 / 45 / 15 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника (телевизор,холодильник,стир. машина,микроволновка),для 1-2 человек любой национальности,на длит. срок.Без залога. 17.04.17
СДАМ 1к-кв.ЛЕНИНА.13000+ку!!!!!! 13000 2 / 5 1 32 / 18 / 6 Сделан ремонт.Хорошее состояние-стеклопакеты.Мебель и техника.БОЛЬШОЙ-ВЫБОР-ЖИЛЬЯ!!!Александр.89817657855.комиссия 17.04.17
Колпино, ул.Пролетарская д. 13 Тел:+7 951 684 50 33 16000 2 / 5 2 51 / 36 / 6 Сдается на длительный срок отличная 2-х комнатная квартира с хорошим ремонтом и мебелью,в квартире есть всё для комфортного проживания,есть застекленный балкон,сдаётся в первые. 16000 руб. + КУ + залог за имущество 100%,залог можно в рассрочку. Т:+7 951 684 50 33. Агентство. Скидки по комиссии. 17.04.17
Онежская д 3 25000 9 / 10 2 45 / / 14 Евро ремонт, полы с подогревом, встроенная бытовая техника, большая лоджия.Один собственник. Залог 100% (можно разбить), комиссия . 25000 руб всё включено(коммуналка). На кухне: стиралка, СВЧ, варочная панель, духовка, вытяжка 1 комната: диван-книжка, телевизор (панель) 2 комната (спальня): кровать, шкаф купе (гардеробная) Коридор: шкаф-купе. Заселяем граждан РФ на длительный срок, желательно без животных. 17.04.17
бульвар трудящихся 13000 / 1 / / Сдаётся 1кв в хорошем состоянии есть вся мебель и бытовая техника 13000 и к'у 17.04.17
г. Колпино, пр.Заводской -36 9000 14 / 15 1 126 / 13 / 11 С 01 мая сдается комната для семейной пары или одного человека, обязательно славяне, без маленьких детей, без животных,без вредных привычек.Имеется вся мебель,бытовая техника,место на кухне.В секции сделан ремонт, чисто,тихо,уютно.Проживают взрослые люди, спокойные,адекватные.По всем вопросам звонить по данному телефону. Можно договориться. 17.04.17
Любое жилье в КОЛПИНО И СЛАВЯНКЕ 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 17.04.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино. 89046400040 Лена 6000 1 / 1 1 / / Сдаются квартиры и комнаты.Колпино.Заселение в день обращения. 17.04.17
Сдам 2 к.квартиру ЕВРО,Металлострой 8-951-685-93-60 25000 / 1 / / Есть все. Сдается с 25.04.,а смотреть можно сейчас.25000=,тел.8-951-685-93-60 16.04.17
2 комн. квартира на ул.Онежской,для семьи славян,длит.срок 25 9 / 10 2 50 / 25 / 14 2 комн. квартира с евро-ремонтом,встроенная кухня,посудомоечная машина,пол с подогревом на кухне.Квартира с современным ремонтом,мебелью и техникой,большая застеклённая лоджия, для семьи славян,на длит. срок.Залог 100 %,можно в рассрочку. 16.04.17
Комната в общежитии ,для пары или 1 чел,женщины,на длит. 7 9 / 15 5 70 / 45 / 12 Комната с балконом, в общежитии,на ул. Металлургов,для пары или 1 человека,женщины,любой национальности,на длит. срок.Залог 3.500.В квартире чисто,свой стол и кухонная полка на кухне,душевая кабина. 16.04.17
Комната в общежитии ,для пары или 1 чел,женщины,на длит. 7 9 / 15 5 70 / 45 / 12 Комната с балконом, в общежитии,на ул. Металлургов,для пары или 1 человека,женщины,любой национальности,на длит. срок.Залог 3.500.В квартире чисто,свой стол и кухонная полка на кухне,душевая кабина. 16.04.17
Комната на ул.Тверская,для 1 женщины или девушки,на длит. 9 6 / 9 4 70 / 45 / 9 Комната в 4 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для 1 человека,славянам,на длит. срок.Квартира большая,чистая. 16.04.17
2 комн. квартира на ул.Братьев Радченко,для семьи,длит.срок. 18 6 / 9 2 45 / 30 / 9 2 комн. квартира у кинотеатра "Подвиг",с мебелью и техникой,для семьи (армян,азербайджанцев,дагестанцев),на длит. срок.Залог 50 %,можно в рассрочку. 16.04.17
3 комн. квартира на ул.Пролетарская,для семьи любой национ. 20 9 / 9 3 60 / 45 / 9 3 комн. квартира на ул.Пролетарской,для семьи любой национальности,на длит. срок.Без залога.В квартире есть вся мебель и техника. 16.04.17
Комната на ул.Тверской,для пары или 1 человека любой нац. 8500 10 / 12 3 60 / 45 / 12 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для 1-2 человек любой национальности,на длит. срок.Без залога. 16.04.17
Онежская д 3 25000 9 / 10 2 45 / / 14 Сдаётся 2 к.кв квартира: большая ванна. Евро ремонт, полы с подогревом, новая кухня и встроенная бытовая техника, большая лоджия.Один собственник. Залог 100% (можно разбить), комиссия . 25000 руб, всё включено(коммуналка). На кухне: стиралка, СВЧ, варочная панель, духовка, вытяжка 1 комната: диван-книжка, телевизор (панель) 2 комната (спальня): кровать, шкаф купе (гардеробная) Коридор: шкаф-купе. Заселяем граждан РФ на длительный срок, желательно без животных. 16.04.17
КОМНАТЫ и КВАРТИРЫ НА ЛЮБОЙ ВКУС 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 16.04.17
2 квартира ЕВРО 17 000= 17000 / 2 / / Сдается Еврооднушка на выезде из Колпино.Пр.Ленина.Переделанная двушка.Комнаты смежные.Большая кухня-гостинная 16 метров.2\5 этаж.Хорошее состояние.Абсолютно вся техника в наличии.Санузел смежный.На полу ламинат.Стеклопакеты.На долго. 17 000+КУ(залог 100%,можно в рассрочку.)Комиссия со скидкой 15 000 рублей.Без животных.Просмотр в любое время.Ключи у агента. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 1 / 1 / / Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке. – Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец. Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал: – Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня… Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги. Кики улыбнулась. Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение. – Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики. – Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива… Кики отвернулась к окну и сказала: – Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то… Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала: – Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон. – Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов. – Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно. Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов. Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.) 16.04.17
Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы. Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов: – Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью? Мама Кики работала врачом в местной больнице. – Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена. – Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности… – Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скорост