Аренда квартир и комнат
Адрес Цена, тыс.руб. Этаж / Этажность Кол-во комнат Площади
общая
жилая
кухня
Доп. информация Дата
1КВ ДЕШЕВО!!! 13000 / 1 / / Сдам простую чистую 1кв у Призмы, есть вся необходимая мебель, холодильник, микроволновка, ТВ, стир.маш. Для любых платежеспособных клиентов. 13000руб.+ку. 8911-727-28-27 Полина. 22.07.17
1кв в Новом Доме 16000 / 1 / / Сдаем 1 кв в новом районе в новом доме. Только что закончен хороший евроремонт,красивая встроенная кухня, мебели в комнатах и техники нет. Для приличных платежеспособных клиентов. 15000руб.+ку. 8911-727-28-27 Полина. 22.07.17
3кв для Сотрудников 20000 / 3 / / Хорошая 3кв на ул Бр.Радченко. Хороший ремонт, современная мебель, техника. Сдается на длительный срок. Для семьи или сотрудников. 20000руб.+ку.Есть 3кв на Павловской ул за 21000руб и сч свет, вода. 8911-727-28-27 Полина. 22.07.17
Комната 19м на пр Ленина 8000 / 3 / / Комната 19м в 3кв на пр Ленина. Хорошее состояние, мебель, техника. Проживает одна семья! 8000+свет вода. 8911-727-28-27 Полина. 22.07.17
Сдаётся комната 10м.Ул.Раумская 11***89046400040 8000 3 / 9 3 / / Сдаётся комната 10 м.Колпино.Ул.Раумская 11.Вся мебель и техника.8000 + свет. Есть ещё варианты: Ул.Металлургов 7500, ул.Новгородская 9000+ свет,пр.Ленина 10000 все ВКЛ, наб.Комсомольского Канала 9500 все ВКЛ.Подберу по вашему запросу. 8-904-640-00-40 Елена 22.07.17
Сдается 2ккв.Веры Слуцкой 19***987-61-66 15000 1 / 9 2 / / Сдаётся 2ккв.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 19.Вся мебель и техника.Длительный срок. 15000 и ку.Можно в,езжать! 22.07.17
Сдаётся 1ккв.Бульвар Трудящихся 21***89046400040 15000 9 / 9 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Бульвар Трудящихся 21.Вся мебель и техника.Отличное состояние.15000 и ку.Залог 5000 руб. 8-904-640-00-40 Елена 22.07.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Смотрите фото! 8-904-640-00-40 7500 1 / 1 1 1 / / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Большой выбор.Заселение в день обращения!8-904-6400040 ☎987-61-66 Елена 🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑ком 15 м в 3ккв. Новгородская 2.9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Бульвар Трудящихся 21.15000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл. 🔑2ккв.Веры Слуцкой 19.15000 и ку 🔑2ккв.Пролетарская 11.Пустая.15000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябрьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.23000 и ку 🔑2ккв.Братьев Радченко 19.17000 и ку 🔑3ккв.Машиностроителей 12.25000 и ку 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку 🔑 22.07.17
Колпино Лагерное шоссе 8-981-887-47-86 16000 7 / 16 1 47 / / Сдам отличную 1к.квартиру в г.Колпино Квартира частично меблирована, есть все кроме спальных мест. 16т.р.+счетчики(к.у. оплачивает хозяин) Агентство 21.07.17
Ул.Вера-Слуцкая 32 20000 / 2 / / Мебели минимум, с техникой, после ремонта, длительный срок. Рассмотрим любых клиентов. 8(911)739-43-01 Ольга 21.07.17
Ул.Квартальная 2 15000 / 1 / / Новый дом ,без мебели. 8(911)739-43-01 Ольга 21.07.17
Ул.Тверская 60 23000 / 3 / / Рядом школа, садик, хорошая детская площадка, магазины. После косметического ремонта, отличное состояние с мебелью и техникой, на длительный срок. 8(911)739-43-01 Ольга 21.07.17
Пр-т Ленина 8000 / 1 / / Комната 20 метров. 8(911)739-43-01 Ольга 21.07.17
Ул.Квартальная 15000 / 1 / / Сдается студия 30 метров,новый дом ,хорошее состояние с мебелью и техникой. 8(911)739-43-01 Ольга 21.07.17
Ул.Тазаева 3 23000 / 1 / / Элитный дом; по комнате; комната в общежитии. С мебелью и техникой, просторная 65 метров, чистая и ухоженная квартира, отличное состояние, соседи приличные. 8(911) 739-43-01 Ольга 21.07.17
Ул.Октябрьская 77 14000 / 1 / / Рядом школы, садики, гипермаркет, недалёко вокзал, чистая и уютная квартира, соседи приличные. Сдаётся на длительный срок. 8(911)739-43-01 Ольга 21.07.17
П.Понтонная, ул.Товпеко 20000 / 2 / / Для любых клиентов с мебелью и техникой. 8(911) 739-43-01 Ольга 21.07.17
Заводской пр-т 38 8000 / 1 / / Комната в общежитии. Отличное состояние, есть ст.машина, мебель, хорошие соседи, в комнате есть балкон, сдаётся на длительный срок. 8(911) 739-43-01 Ольга 21.07.17
Помогу СДАТЬ,СНЯТЬ, ПРОДАТЬ или КУПИТЬ! Есть ЛИЦЕНЗИЯ! 8-904-645-60-93 1 / 1 / / Квартиру,комнату, продам, сдам,сниму в Колпино АГЕНТСТВО" МЕТРАЖ М" ПРЕДЛАГАЕТ БОЛЬШОЙ СПЕКТР УСЛУГ В СФЕРЕ НЕДВИЖИМОСТИ!!! ОБРАЩАЙТЕСЬ : 8-904-645-60-93 или 8-965-064-00-37 8-904-645-60-93 Галина • СДАТЬ-СНЯТЬ жилье, заключить договор аренды! • Продажа в Санкт-Петербурге и ЛО. • Покупка недвижимости (подбор вариантов) • Работа по жилищным программам и субсидиям. • Ипотечные сделки. Содействие по кредитам. • Юридическое сопровождение сделок БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ 21.07.17
Сдам 1к.кв в р-не вокзала. Все есть. 8-904-645-60-93 15000 / 1 / / Сдам 1к.квартиру в р-не вокзала! 1/4 этаж . Для 1-пары, семьи РФ! Есть мебель. Техника! 15+счетчики на воду и свет, зимой отопление! Залог за последний месяц можно в разбивку! Без животных ! Славянам! 8-904-645-60-93 агентство! Ключи у агента! Покажем в любое удобное для вас время! 21.07.17
Сдам комнату ! Сегодня! 8-904-645-60-93 ПР. ЛЕНИНА. Можно СНГ 12000 / 1 / / Сдам комнату 20 метров в 2-х к.квартире! пр. ЛЕНИНА! 1 сосед! Есть 2 дивана, стенка, холодильник, стир. машина! 12т.р. и свет! 8-904-645-60-93 ЛЮБЫМ! Можно сотрудникам! 8-904-645-60-93 агентство! 21.07.17
Сдам 2к.кв на Заводском! Очень уютная! Хорошее состояние! 8-904-645-60-93 агентство 20000 / 2 / / Сдам 2 кквартиру на Заводском 48! Всё есть. Очень уютно! Хорошее состояние. Комнаты 20 и 16 метров! Для Рф. Без маленьких детей. 20 + ку. Торг! 8-904-645-60-93 агентство! 21.07.17
Сдам 1к.кв в Славянке! Мебель. Техника. 8-904-645-60-93 СРОЧНО, КЛЮЧИ у агента 16000 / 1 / / Сдаю 1 к.квартиру в Славянке ул. Галицкая ! Есть вся мебель. Техника! 16+ счетчики воды и света. 8-904-645-60-93 агентство 21.07.17
Сдам комнату 14 метров в 3-х к.квартире на Октябрьской 83. Все есть. =8т.р.= 8-904-645-60-93 10000 / 1 / / Сдаю комнату 14 метров в 3- х к.квартире. В комнате сделан качественный ремонт. Ламинат,жидкие обои. Новая мебель. Техника. Для 1- 2 человек. Октябрьская 83. 10 т.р. + свет. 8-904-645-60-93 АГЕНТСТВО Фото есть 21.07.17
Семья- славяне СНИМУ! 2-3 к.кв в новомр-не или р-н вокзала! СРОЧНО 8-904-645-60-93 16000 / 2 / / Help!!!!😊 Семья с Колпинской пропиской снимет 2 -х или 3-х к.квартиру в новом р-не, р-н вокзала! С мебелью и техникой! В хорошем состоянии! Недорого! Только от собственника!!!Срочно! 8-904-645-60-93 21.07.17
БОЛЬШОЙ ВЫБОР КВАРТИР И КОМНАТ 8-951-647-00-99 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 21.07.17
заводской пр 16 к 3 колпино 7000 2 / 9 3 / / 7 Сдам комнату 11метров в 3к кв,пр Заводской 16 к3,2/9,с мебелью 21.07.17
Лагерное шоссе 16000 7 / 17 1 49 / 19 / 11 Сдам 1комн.квартиру на длительный срок от собственника! Комната без мебели, на кухне гарнитур, стол, холодильник, стиральная машина. Застекленная лоджия, большая кладовка, раздельный санузел. 7 /17 этаж. Во дворе магазин Дикси. Рядом с домом остановка и жд станция( до Московского вокзала 30 минут) 21.07.17
Комната на Пр. Ленина,для пары или семьи,славянам. 10 2 / 4 3 60 / 45 / 9 Большая комната чистая,светлая,есть вся мебель и техника,для пары,семьи с ребёнком,1 человека,славянам,на длит. срок.Залог 5 000. 21.07.17
КОМНАТА В ОБЩЕЖИТИИ СТАРЫЙ РАЙОН 11 3 / 5 5 70 / 50 / 10 Комната в общежитии,для пары,семьи с ребёнком,1 человека любой национальности,на длит. срок.Комната большая,светлая,соседи приличные,чистоплотные.В комнате есть вся мебель и техника. 21.07.17
Комната на ул.Веры Слуцкой,для пары или 1 человека,славянам 9 6 / 9 3 60 / 45 / 8 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для пары или 1 человека,славянам,на длит. срок.Соседи ,в каждой комнате по 1 мужчине. 21.07.17
2 комн. квартира в старом районе,для семьи с ребёнком,длит. 15 4 / 9 2 45 / 30 / 8 2 комн. квартира в старом районе,чистая,светлая,с мебелью и техникой,лоджия,для семьи с ребёнком,славянам,на длит. срок.Залог 5 000.Рядом 2 школы,гимназия,3 детских садика,автобусные остановки,магазины шаговой доступности. 21.07.17
Колпино, Бульвар Трудящихся 15 15000 / 1 / / СРОЧНО!!!! Сдается 1 к.кв в Колпино,Бульвар трудящихся 15 Вся необходимая мебель и техника,сдается на ДЛИТЕЛЬНЫЙ срок Цена 15000+ку https://vk.com/uvikol ⬅все фото в группе АН ЮВИКОЛ +79312003757 Светлана 21.07.17
Колпино, Лагерное шоссе (ЖК Олимп)(евроремонт) 25000 / 2 / / Сдается отличная 2 к кв Колпино, Лагерное ш. 49 Евроремонт, хорошая мебель и техника. Цена 25000+ку Залог 100% (можно разбить) ☎ 947-83-77 📲 +7-931-200-37-57 Светлана 21.07.17
Колпино, ул. Тверская 20 19000 / 2 / / Сдаётся 2 к кв, Колпино, ул. Тверская 20 Комнаты смежные. Состояние квартиры хорошее. Вся мебель и техника есть. Цена 19000+ку АН ЮВИКОЛ ☎947-83-77 📲+79312003757 Светлана 21.07.17
Колпино, Заводской пр. 56 23000 / 2 / / Сдается 2 к кв Колпино, Заводской пр. 56 Евроремонт, отличное состояние. Мебель и техника. Полы с подогревом. Цена 25000+ку залог 100% (можно разбить) АН ЮВИКОЛ +7-931-200-37-57 Светлана 21.07.17
Колпино, ул. Новгородская 13 16000 / 2 / / Сдаётся 2 к кв Колпино , ул. Новгородская 13 Мебель есть . Из техники: плита, холодильник. Цена 16000+счётчики (без залога) АН ЮВИКОЛ https://vk.com/uvikol ☎ 947-83-77 📲 +79312003757 21.07.17
1 комнатная на пр Ленина 2х комнатные на Октябрьской и в Металлострое 3х комнатная на Заводском можно для сотрудников 12000 4 / 5 1 / 18 / 7 1комнатная на пр Ленина минимум по Ленина минимум 2х комнатные на Октябрьской и в Металлострое 16000 руб 3х комнатная на Заводском можно для сотрудников комнаты в Питере у метро от8000 руб Агентство скидки по комиссии 21.07.17
Колпино, бульвар Трудящихся,д.35/2 20000 4 / 9 2 50 / 26 / 8 Сдам семье на длительный срок 2к.кв, комнаты изолированные, балкон, тамбур на три квартиры. Два дивана, шкаф, холод-к, стиральная машина. Оплата 20т.р + свет +вода. 21.07.17
бульвар трудящихся 8000 / 2 / / Сдаётся комната в хорошем состоянии 8000 и свет 21.07.17
бульвар трудящихся 15000 / 1 / / Сдаётся 1кв в хорошем состоянии после ремонта есть вся мебель и бытовая техника 21.07.17
машиностроителей 10000 / 2 / / Сдаётся комната в хорошем состоянии для одной женщины, есть вся мебель и бытовая техника 21.07.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино. Заселение в день обращения 8-904-640-00-40 7500 1 / 1 1 1 / 1 / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Большой выбор.Заселение в день обращения!8-904-6400040 ☎987-61-66 Елена 🔑ком 18 м.Заводской пр.4.для мужчины.8000🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑ком 15 м в 3ккв. Новгородская 2.9000 все ВКЛ. 🔑ком 13 м в 3ккв.Ижорского Батальона 14. 9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Заводской пр.54.15000 и ку 🔑1ккв.Бульвар Трудящихся 19.15000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл. 🔑2ккв.пр.Ленина 59.16000 и ку 🔑2ккв.Пролетарская 11.Пустая.15000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябрьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.25000 и ку 🔑3ккв.Новгородсаая ул.20000 и сч🔑3ккв.Павловская ул.44.23000 и сч 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку 🔑 21.07.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино. Заселение в день обращения 8-904-640-00-40 7500 1 / 1 1 1 / 1 / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Большой выбор.Заселение в день обращения!8-904-6400040 ☎987-61-66 Елена 🔑ком 18 м.Заводской пр.4.для мужчины.8000🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑ком 15 м в 3ккв. Новгородская 2.9000 все ВКЛ. 🔑ком 13 м в 3ккв.Ижорского Батальона 14. 9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Заводской пр.54.15000 и ку 🔑1ккв.Бульвар Трудящихся 19.15000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл. 🔑2ккв.пр.Ленина 59.16000 и ку 🔑2ккв.Пролетарская 11.Пустая.15000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябрьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.25000 и ку 🔑3ккв.Новгородсаая ул.20000 и сч🔑3ккв.Павловская ул.44.23000 и сч 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку 🔑 21.07.17
ОТЛИЧНАЯ.3к-кв.Старый район.20000+ку!!! 20000 3 / 12 3 60 / 45 / 10 Хорошее сост.Современная мебель и техника.Агент.89312036066.комиссия 21.07.17
Сдам.1к-кв.10000+ку.Мебель и техника 10000 2 / 10 1 32 / 15 / 9 Хороший дом.Есть всё для проживания!Александр.89817657855.комиссия 21.07.17
СДАМ.2к-кв.Заводской.12000+ку.!!! 12000 3 / 10 2 50 / 32 / 8 Квартира чистая.Мебель есть.Звоните.БОЛЬШОЙ-ВЫБОР.Александр.89817657855.комиссия 21.07.17
СДАЕМ СНИМАЕМ КВАРТИРЫ КОМНАТЫ!!! 1 / 1 / / Сдаем Снимаем квартиры и комнаты в Колпино. Большой выбор жилья! Заселение в день обращения! Подбор клиента для собственника бесплатно! 8911-727-28-27 Полина. 20.07.17
Комната 19м на пр Ленина 8000 / 3 / / Сдается комната 20м в 3кв на пр Ленина в сталинском доме, окна выходят во двор, в квартире проживает семья с ребенком, в комнате есть стенка, тв, большой двухкамерный холодильник, в ванной-стир.маш. 8000руб плюс свет и вода.8911-727-28-27 Полина. 20.07.17
1кв в новом доме 15000 / 1 / / Сдаем 1 кв в новом районе в новом доме. Только что закончен хороший евроремонт,красивая встроенная кухня, мебели в комнатах и техники нет. Для приличных платежеспособных клиентов.15000руб.+ку. 8911-727-28-27 Полина. 20.07.17
2кв на ул. бр. Радченко 17000 / 2 / / Двухкомнатная квартира напротив Подвига, чистая, со стеклопакетами, минимумом мебели и всей бытовой техникой, сдается на длит.срок.17000+ку.8911-727-28-27 Полина. 20.07.17
1кв на пр Ленина 13000 / 1 / / Сдам простую чистую 1кв, есть вся необходимая мебель, холодильник, микроволновка, ТВ, стир.маш. Для любых платежеспособных клиентов. 13000руб.+ку. 8911-727-28-27 Полина. 20.07.17
3 комн. квартира на Пр.Ленина,для семьи любой национальн. 20 1 / 5 3 60 / 45 / 9 Большая 3 комн. квартира,все комнаты раздельные,есть вся мебель (7 койко-мест) и техника,для семьи с детьми любой национальности на длит. срок,рабочим,сотрудникам на любой срок.Залог 1 000 (за ключи,потом возвращается). 20.07.17
Комната на ул,веры Слуцкой,для пары,семьи,1 чел.,длит.срок 10 1 / 5 3 60 / 45 / 9 Большая комната на ул.Веры Слуцкой,для семьи,пары или 1 человека,на длит. срок.Залог 5 000.Рядом детская и взрослые поликлиники,автобусные остановки,магазины шаговой доступности,кинотеатр "Подвиг". 20.07.17
Комната на ул,веры Слуцкой,для пары,семьи,1 чел.,длит.срок 10 1 / 5 3 60 / 45 / 9 Большая комната на ул.Веры Слуцкой,для семьи,пары или 1 человека,на длит. срок.Залог 5 000.Рядом детская и взрослые поликлиники,автобусные остановки,магазины шаговой доступности,кинотеатр "Подвиг". 20.07.17
2 комн. квартира на Заводском пр.,для семьи,славянам,длит. 15 4 / 9 2 45 / 30 / 8 2 комн. квартира на ул.Заводской пр.,для семьи с детьми,славянам,на длит. срок.Рядом 4 школы,гимназия,3 детских садика,магазины шаговой доступности,автобусные остановки.Квартира чистая,есть вся мебель и техника,лоджия. 20.07.17
Комната в 2 комн. квартире,для 1 мужчины,длит. срок,славянам 9 5 / 9 2 45 / 30 / 8 Комната в 2 комн.квартире,всё есть,для 1 мужчины,на длит. срок.Без залога.Рядом автобусное кольцо,магазины шаговой доступности,Сбербанк. 20.07.17
Комната на ул.Веры Слуцкой,для пары или 1 человека,славянам 8.5 7 / 9 3 60 / 45 / 8 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для пары или 1 человека,славянам,длит. срок.Соседи приличные. 20.07.17
1 комн. большая квартира в новом районе,для пары или семьи 14 4 / 9 1 40 / 20 / 9 Большая 1 комн. квартира в новом районе,с мебелью и техникой,для семьи или пары,на длит. срок.Залог 7.500.Рядом "Окей","Перекрёсток",бассейн,СК "Ижорец",автобусные остановки. 20.07.17
3 комн. квартира на Пр.Ленина,для семьи, сотрудников,длит. 20 1 / 5 3 60 / 45 / 9 3 комн. квартира на Пр.Ленина,для семьи любой национальности,рабочих,сотрудников,на любой срок.Квартира чистая,есть вся мебель и техника.Залог 1 000,за ключи (после выезда из квартиры,залог возвращается).Агенство-50%. 20.07.17
Сдается 1кв. ул.Октябрьская 15000 3 / 5 1 32 / 17 / 7 Сдается 1кв. с хорошим современным ремонтом, всей мебелью и бытовой техникой, на длит.срок. т.8-921-300-59-49 Агентство. 20.07.17
Сдается 1кв. ул.Пролетарская д.60 13000 4 / 5 1 32 / / 7 Сдается 1кв. в хорошем состоянии, стеклопакеты, кафель в сан.узле, с мебелью и бытовой техникой, на длит.срок. 13000руб.+КУ. т.8-921-300-59-49. Агентство. 20.07.17
Сдается 2кв. ул.Металлургов д.15 15000 5 / 9 2 53 / / 8 Сдается 2хкомн.кв-ра в хорошем состоянии, большая застекленная лоджия, есть вся необходимая мебель и бытовая техника, на длит.срок. 15000руб.+КУ. т.8-921-300-59-49. Агентство. 20.07.17
2 квартира Евро 23 000= 23000 / 2 / / Для тех кто привык к уюту и домашней обстановке предлагается к сдаче 2 -комн квартира на Заводском проспекте.Комнаты изолированные.Лоджия.Хороший,доргостоящий ремонт.Есть абсолютно все для комфортного проживания.Посудомойка,холодильник,телевизор,микроволновка,стир.машина.Подогрев полов.Встроенная кухня,варочная панель и духовой шкаф.В ванной красивый кафель.Бойлер на случай отключения горячей воды.Детская комната. 23 000+КУ(около 3 500 р.)Залог 100%.Комиссия 15 000 рублей.Без животных. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 20.07.17
КВАРТИРА 12 000 СЕГОДНЯ! 12000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в новом районе.Удобное расположение.Рядом вокзал,ОКЕЙ.В квартире есть мебель,телевизор и холодильник.Стиралки нет.Балкон,окна во двор. 12 000+КУ.Залог 5 000 рублей.Комиссия 10 000 рублей. Есть еще варианты в Колпино. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 20.07.17
БОЛЬШОЙ ВЫБОР КВАРТИР И КОМНАТ 8-951-647-00-99 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 20.07.17
2 квартира ЕВРО 17 000= 17000 / 2 / / Сдается Еврооднушка на выезде из Колпино.Пр.Ленина.Переделанная двушка.Спальня изолированная.Большая кухня-гостинная 16 метров.2\5 этаж.Хорошее состояние.Абсолютно вся техника в наличии.Санузел смежный.Душевая кабина.На полу ламинат.Стеклопакеты.На долго. 17 000+КУ(залог 100%,можно в рассрочку.)Комиссия со скидкой 15 000 рублей.Без животных.Просмотр в любое время.Ключи у агента. Есть еще варианты квартир в Колпино от 11 000 руб. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 20.07.17
Сдается комната в Тельмана с одной хозяйкой.Евро. 7000 / 1 / / Сдается хорошая комната в Тельмана 16 метров.Квартира двушка.В квартире проживает всего одна хозяйка.Есть стиралка,холодильник,телевизор.Сделан ремонт.Ст.пакеты. Стоимость 7 000+КУ.Около 2 000 рубл.Комиссия агентства 7 000 рублей. Есть еще варианты в Колпино. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 20.07.17
Сдаётся коттедж 124 м."Новая Ижора".30000 и ку 30000 2 / 2 5 124 / / 15 Сдаётся коттедж.Новая Ижора.Впервые.Никто не жил.Ванна и туалет в кафеле. Без мебели. 30000 и ку.Залог. 987-61-66 8-904-640-00-40 Агентство 20.07.17
1ккв.Заводской пр.54 14000 9 / 9 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Заводской пр.54.Вся мебель и техника.Длительный срок. 14000 и ку. 8-904-640-00-40 Елена 20.07.17
Комната 12.5.Металлургов 4. Одному****987-61-66 7500 6 / 14 4 / / Сдаётся комната 12.5 м.С балконом.Колпино.Ул.Металлургов 4.Вся мебель и техника.7500 все ВКЛ Агентство 20.07.17
1ккв.Колпино.Ижорского Батальона 19***18000 все ВКЛ. 18000 11 / 14 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Ижорского Батальона 19.Длительный срок 8-904-640-00-40 Елена 19.07.17
1ккв.Колпино.Ижорского Батальона 19***18000 все ВКЛ. 18000 11 / 14 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Ижорского Батальона 19.Длительный срок 8-904-640-00-40 Елена 19.07.17
НАБ. КОМСОМОЛЬСКОГО КАНАЛА 12000 3 / 5 1 32 / / 6 Сдается 1 к. квартира в Колпино на наб. Комсомольского канала, недалеко от ж/д вокзала. Чистая квартира. Имеется вся мебель и техника. 12000 р/мес+КУ. Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 19.07.17
ТВЕРСКАЯ, 26 14000 3 / 5 1 32 / / 6 Сдается 1 к. квартира в Колпино у ж/д вокзала на Тверской. Чистая, уютная квартира. Вся мебель и техника. Тихий, зеленый район. 14000 р/мес + КУ.Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга. 19.07.17
2ккв.Пролетарская ул.11.Пустая***987-61-66 15000 7 / 9 2 / / Сдаётся 2ккв.Колпино.Пустая.Только диванчик, шкаф и стенка. 15000 и ку. 19.07.17
1ккв.Евро.Пролетарская ул.95 16000 4 / 9 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Пролетарская 95 Под Евро.Вся мебель и техника. Длительный срок. 987-61-66 Елена 19.07.17
Сдаются комнаты и квартиры в Колпино! 8-904-640-00-40 5000 1 / 1 1 / / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Большой выбор.Заселение в день обращения!8-904-6400040 ☎987-61-66 Елена 🔑ком 18 м.Заводской пр.4.для мужчины.8000🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑ком 15 м в 3ккв. Новгородская 2.9000 все ВКЛ. 🔑ком 13 м в 3ккв.Ижорского Батальона 14. 9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Заводской пр.54.15000 и ку 🔑1ккв.Бульвар Трудящихся 19.15000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл. 🔑2ккв.пр.Ленина 59.16000 и ку 🔑2ккв.Пролетарская 11.Пустая.15000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябрьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.25000 и ку 🔑3ккв.Новгородсаая ул.20000 и сч🔑3ккв.Павловская ул.44.23000 и сч 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку 🔑 19.07.17
Сниму квартиру в Юттери от хозяина 13000 / 1 / / 19.07.17
СДАМ.1к-кв.Пролетарская.14500+ку 14500 4 / 12 1 41 / 19 / 10 Хорошее дом.Всё -современное.Мебель и техника+лоджия!Александр.89817657855.комиссия 19.07.17
Загородная.3к-кв.16000+ку.Мебель и техника 16000 3 / 10 3 55 / 32 / 9 Мебель и техника+лоджия.БОЛЬШОЙ-ВЫБОР-ЖИЛЬЯ!!!..89817657855.комиссия 19.07.17
СДАМ.2к-квКомунны.18000+ку!!! 18000 3 / 10 2 55 / 32 / 10 Хорошее сост.Вся мебель и техника.Александр.89817657855.комиссия 19.07.17
СДАМ.1к-квКолпино.10000+ку 10000 3 / 10 1 32 / 18 / 9 Есть мебель и техника.Новый дом.ЗвонитеАлександр.89817657855.комиссия 19.07.17
г Колпино,ул Анисимова,10 14000 4 / 9 1 / 19 / 7 Агентство.Сдается 1-комнатная квартира гор. Колпино,ул.Анисимова,дом 10. 30 минут транспортом от метро Купчино,Звездная или Рыбацкое.Комната 18 м,кухня 7 м. Санузел раздельный.Квартира чистая,теплая,установлены новые стеклопакеты.Большая лоджия.Ремонт сделан в 2012 году. Мебель сборная разных лет:кухонная мебель,диван,шкаф,стол.Бытовая техника:холодильник,новая стиральная машина.Только для славян,с регистрацией РФ.Арендная плата 14000 руб+коммунальные услуги+свет.Залог за имущество 8000 руб (можно внести в течение двух месяцев,возвращается после окончания срока аренды при соблюдении условий договора).По агентской комиссии скидка.Ольга 8 964 320 73 97 19.07.17
Веры Слуцкой 20000 / 2 / / Сдаётся 2хкв в хорошем состоянии для хорошей семьи 19.07.17
Комната в 2 комн. квартире,для пары или 1 чел.,на длит.срок 8500 5 / 9 2 45 / 30 / 9 Комната на ул.Октябрьской в 2 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для пары или 1 человека,славянам,на длит. срок.Залог 4.250. 19.07.17
1 комн. квартира в старом районе,для пары или семьи,длит. 15 4 / 7 1 35 / 20 / 7 1 комн. квартира с мебелью и техникой (нет стир. машины),для пары или семьи любой национальности,на длит. срок. 19.07.17
1 комн. квартира в старом районе,для пары или семьи,длит. 15 4 / 7 1 35 / 20 / 7 1 комн. квартира с мебелью и техникой (нет стир. машины),для пары или семьи любой национальности,на длит. срок. 19.07.17
КВАРТИРЫ в КОЛПИНО от 12 000 рублей.Фото на моей станице! 12000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в новом районе.Удобное расположение.Рядом вокзал,ОКЕЙ.В квартире есть мебель,телевизор и холодильник.Стиралки нет.Балкон,окна во двор. 12 000+КУ.Залог 5 000 рублей.Комиссия 10 000 рублей. Есть еще варианты в Колпино. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 19.07.17
2 комн. квартира в новом районе,для семьи любой национ. 20 6 / 9 2 45 / 30 / 9 2 комн. квартира в новом районе,с мебелью и техникой,для семьи любой национальности,на длит. срок.Рядом "Окей","Лента","Перекрёсток",бассейн,СК "Ижорец". 19.07.17
1 комн. квартира в новом районе,для славян,на длит. срок 14 4 / 9 1 35 / 20 / 9 1 комн. квартира на ул.Ижорского батальона,для пары или семьи,славянам,на длит. срок.В комнате мин. мебели и техники. 19.07.17
2 комнаты в 3 комн.квартире,на ул.Красных партизан,для 1-2чел. 10 7 / 10 3 60 / 45 / 9 2 комнаты,смежные,в 3 комн. квартире,в комнате из мебели-1 диван,2 балкона,для пары любой национальности,на длит. срок.Соседи приличные,русские. 19.07.17
1 комн. квартира на ул.Ижорского батальона,для пары,семьи. 13000 6 / 9 1 33 / 16 / 9 1 комн. квартира на ул.Ижорского батальона,для пары,семьи,славянам,на длит. срок.Квартира после космет. ремонта,есть вся мебель ,техники нет. 19.07.17
2 комн. квартира в старом районе,для семьи,на длит. период. 15 6 / 9 2 45 / 30 / 7 2 комн. квартира на ул.Заводской пр.,с мебелью и техникой,лоджия,для семьи славян,на длит. срок.Залог 5 000.Квартира чистая. 19.07.17
1 комн. квартира в Тельмана,для пары,семьи,длит. срок,славян. 15 2 / 5 1 35 / 20 / 7 1 комн. квартира в Тельмана,после космет. ремонта,есть вся мебель и техника,для пары или семьи,славянам,азербайджанцам,дагестанцам,на длит. срок.Залог 15 000,можно в рассрочку. 19.07.17
Большая 1 комн.квартира на ул.Тверской,для пары,семьи,длит. 15 4 / 9 1 43 / 23 / 16 Большая 1 комн. квартира на ул.Тверской,для пары или семьи,славянам,на длит. срок.Квартира сдаётся впервые,после космет. ремонта,есть вся мебель и техника,застеклённый балкон.Залог 15 000,можно в рассрочку. 19.07.17
Комната на ул.Стахановской,для пары или 1 человека,на длит. 9 2 / 3 3 60 / 45 / 9 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,для пары или 1 человека,длит. срок.Без залога.Комната чистая,светлая,балкон,стеклопакеты.Соседи приличные,чистоплотные. 19.07.17
3 комн. квартира на Пр.Ленина,для рабочих,сотрудников,любой 20 1 / 3 3 60 / 50 / 9 3 комн. квартира на ул,Пр.Ленина,после космет. ремонта,есть вся мебель (7 койко-мест),техника,для рабочих,сотрудников,славянам,на любой срок.Залог 1000 (за ключи). 19.07.17
БОЛЬШОЙ ВЫБОР КВАРТИР И КОМНАТ 8-951-647-00-99 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 19.07.17
1комнатная на Веры Слуцкой 2х комнатные на Октябрьской и в Металлострое 3х комнатная на Заводском можно для сотрудников 14000 4 / 5 1 / 18 / 7 1комнатная после ремонта стеклопакеты балкон новая кухня мебель быт техника рядом бассейн 2х комнатная у вокзала на Октябрьской 16000 руб в Металлострое на Центральной 20000 руб ку включены 3х комнатная на Заводском можно для сотрудников комнаты в Питере у метро Агентство скидки по комиссии 18.07.17
1комнатная на Веры Слуцкой 2х комнатные на Октябрьской и в Металлострое 3х комнатная на Заводском можно для сотрудников 14000 4 / 5 1 / 18 / 7 1комнатная после ремонта стеклопакеты балкон новая кухня мебель быт техника рядом бассейн 2х комнатная у вокзала на Октябрьской 16000 руб в Металлострое на Центральной 20000 руб ку включены 3х комнатная на Заводском можно для сотрудников комнаты в Питере у метро Агентство скидки по комиссии 18.07.17
Помогу СДАТЬ,СНЯТЬ, ПРОДАТЬ или КУПИТЬ! Есть ЛИЦЕНЗИЯ! 8-904-645-60-93 1 / 1 / / Квартиру,комнату, продам, сдам,сниму в Колпино АГЕНТСТВО" МЕТРАЖ М" ПРЕДЛАГАЕТ БОЛЬШОЙ СПЕКТР УСЛУГ В СФЕРЕ НЕДВИЖИМОСТИ!!! ОБРАЩАЙТЕСЬ : 8-904-645-60-93 или 8-965-064-00-37 8-904-645-60-93 Галина • СДАТЬ-СНЯТЬ жилье, заключить договор аренды! • Продажа в Санкт-Петербурге и ЛО. • Покупка недвижимости (подбор вариантов) • Работа по жилищным программам и субсидиям. • Ипотечные сделки. Содействие по кредитам. • Юридическое сопровождение сделок БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ 18.07.17
Сдам 1к.кв в р-не вокзала. Все есть. 8-904-645-60-93 15000 / 1 / / Сдам 1к.квартиру в р-не вокзала! 1/4 этаж . Для 1-пары, семьи РФ! Есть мебель. Техника! 15+счетчики на воду и свет, зимой отопление! Залог за последний месяц можно в разбивку! Без животных ! Славянам! 8-904-645-60-93 агентство! Ключи у агента! Покажем в любое удобное для вас время! 18.07.17
Сдам комнаты .Есть в общежитиях.=8-904-645-60-93 8000 / 1 / / Сдам комнаты в старом и новом р-не. Есть р-н вокзала. Есть в общежитиях! От 8т.р. МНОГО ВАРИАНТОВ, ЗВОНИТЕ, БУДУ РАДА ПОМОЧЬ! 8-904-645-60-93 АГЕНТСТВО 18.07.17
Сдам комнату ! Сегодня! 20 метров. 1 сосед! 8-904-645-60-93 ПР. ЛЕНИНА 10000 / 1 / / Сдам комнату 20 метров в 2-х к.квартире! пр. ЛЕНИНА! 1 сосед! Есть 2 дивана, стенка, холодильник, стир. машина! 10т.р.+ку или 12т.р. и свет! 8-904-645-60-93 ЛЮБЫМ! Можно сотрудникам! 8-904-645-60-93 агентство! 18.07.17
Сдам 2 к.кв на Заводском 48! Чисто! Уютно! Без животных! 8-904-645-60-93 агентство 20000 / 2 / / Сдам 2 кквартиру на Заводском 48! Всё есть. Очень уютно! Хорошее состояние. Комнаты 20 и 16 метров! Для Рф. Без маленьких детей. 20 + ку. Торг! 8-904-645-60-93 агентство! 18.07.17
Сдам комнату 14 метров в 3-х к.квартире на Октябрьской 83. Все есть. =8т.р.= 8-904-645-60-93 10000 / 1 / / Сдаю комнату 14 метров в 3- х к.квартире. В комнате сделан качественный ремонт. Ламинат,жидкие обои. Новая мебель. Техника. Для 1- 2 человек. Октябрьская 83. 10 т.р. + свет. 8-904-645-60-93 АГЕНТСТВО 18.07.17
Сдам 1к.кв в Славянке! Мебель. Техника. 8-904-645-60-93 16000 / 1 / / Сдаю 1 к.квартиру в Славянке ул. Галицкая ! Есть вся мебель. Техника! 16+ счетчики воды и света. 8-904-645-60-93 агентство Есть фото 18.07.17
Семья- славяне СНИМУ! 2-3 к.кв в новомр-не или р-н вокзала! СРОЧНО 8-904-645-60-93 16000 / 2 / / Help!!!!😊 Семья с Колпинской пропиской снимет 2 -х или 3-х к.квартиру в новом р-не, р-н вокзала! С мебелью и техникой! В хорошем состоянии! Недорого! Только от собственника!!!Срочно! 8-904-645-60-93 18.07.17
Квартиры за 12 000 и 13 000 тысяч. 12000 / 1 / / Сдается недорогая 1 комн.квартира (ЕСТЬ ВИДЕО)в центре Колпино.Ул.В.Слуцой 38.ДЛЯ ТЕХ У КОГО НЕТ ЛИШНИХ ДЕНЕГ НО ПОЖИТЬ ХОЧЕТСЯ ОТДЕЛЬНО!! Квартира без мебели 16 метров.Кухня 7 метров.4/9 этаж.Солнечная сторона,два окна,паркет.С/у совмещенный.Есть стиралка и двухкомфорочная плита,холодильник.По желанию можно привезти диван.Сдается на долго.Рядом магазин "Спар","Пятерочка",прямо в доме. 13 000+КУ(свет и вода).Залог 5 000 рублей.Комиссия 10 000 рублей. Смотрите видеозапись. 18.07.17
СДАМ.2к-кв.18000+ку!!! 18000 3 / 10 2 55 / 32 / 10 Хорошее сост.Мебель и техника.89312036066.Агент 18.07.17
КОМНАТА.Тверская8500!!! 8500 3 / 10 3 11 / 11 / 8 Хорошее сост.Вся мебель и техника.Александр.89817657855.комиссия 18.07.17
СДАМ,1к-кв.Иж.Бата.13000+ку 13000 3 / 10 1 44 / 20 / 14 Есть мебель и техника.Большой метраж.44метра!Александр.89817657855.комиссия 18.07.17
Сдам квартиру в Колпино. Большой выбор. 8-921-745-05-20 Светлана. 15000 / 1 / / Сдам 1 ком. кв. в Колпино: пр. Ленина д.71 - 15000+свет. Заводской пр-т. д.52 - 15000+КУ. Вавилова д.24 - 15000+КУ. 2-х ком. кв. в Колпино: Ижорского Батальона д.7 - 20000+КУ. Московская д. 3. - 20000+КУ. п. Пантонный, ул. Южная д. 1 - 17000+ КУ. Большой выбор комнат. Подробная информация и фото по телефону 8-921-745-05-20 или по запросу https://vk.com/id80761471 Светлана. 18.07.17
1 комн. квартира в новом районе,для пары или семьи,длит. 14 6 / 9 1 35 / 20 / 8 1 комн. квартира в новом районе,после космет. ремонта,есть вся мебель,без техники,на длит. срок.,для пары или семьи.Рядом "Окей","Перекрёсток","Лента",бассейн,СК "Ижорец",Во дворе 2 школы,3 детских садика. 18.07.17
3 комн. квартира в старом районе,для семьи,сотрудников,длит. 20 1 / 3 3 60 / 45 / 8 3 комн. квартира с мебелью (7 койко-мест) и техникой,для семьи с детьми или сотрудников,на длит. срок.Залог 3 тыс.Рядом школа № 523,258,476,детский садик во дворе,магазины шаговой доступности,Сбербанк,автобусные остановки до Санкт-Петербурга и Пушкин. 18.07.17
3 комн. квартира в старом районе,для семьи,сотрудников,длит. 20 1 / 3 3 60 / 45 / 8 3 комн. квартира с мебелью (7 койко-мест) и техникой,для семьи с детьми или сотрудников,на длит. срок.Залог 3 тыс.Рядом школа № 523,258,476,детский садик во дворе,магазины шаговой доступности,Сбербанк,автобусные остановки до Санкт-Петербурга и Пушкин. 18.07.17
3 квартира 19000+Ку.Можно сотрудникам. 19000 / 3 / / Сдается 3-х комнатная квартира в Колпино,ул.Павловская.4/5 этаж.Балкон.Комнаты 12+(16+18)м,кухня 6 метров.После косметического ремонта.Натяжные потолки.Есть мебель,ТВ,ХОЛ,стиралка.На долго.Рассмотрим семью с детьми.Сотрудников до 5-ти человек. Работаю с агентами. 20 000+КУ.Залог 10 000 рубл.Комиссия 15 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 18.07.17
2 квартира Заводской 56 .Евро. 23000 / 2 / / Для тех кто привык к уюту и домашней обстановке предлагается к сдаче 2 -комн квартира на Заводском проспекте.Комнаты изолированные.Лоджия.Хороший,доргостоящий ремонт.Есть абсолютно все для комфортного проживания.Посудомойка,холодильник,телевизор,микроволновка,стир.машина.Подогрев полов.Встроенная кухня,варочная панель и духовой шкаф.В ванной красивый кафель.Бойлер на случай отключения горячей воды.Детская комната. 23 000+КУ(около 3 500 р.)Залог 100%.Комиссия 15 000 рублей.Без животных. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 18.07.17
2 квартира ЕВРО 18 000= 18000 / 2 / / Сдается Еврооднушка на выезде из Колпино.Пр.Ленина.Переделанная двушка.Комнаты смежные.Большая кухня-гостинная 16 метров.2\5 этаж.Хорошее состояние.Абсолютно вся техника в наличии.Санузел смежный.На полу ламинат.Стеклопакеты.На долго. 18 000+КУ(залог 100%,можно в рассрочку.)Комиссия со скидкой 15 000 рублей.Без животных.Просмотр в любое время.Ключи у агента. Есть еще варианты квартир в Колпино от 11 000 руб. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 18.07.17
Большая 1 комн. квартира в новом районе,для пары,семьи,слав. 15 4 / 9 1 43 / 23 / 16 Большая чистая квартира после космет. ремонта,есть вся мебель и техника,сдаётся впервые,есть балкон застеклённый,для пары или семьи с ребёнком,на длит. срок.Залог 15 000,можно в рассрочку.Рядом магазины шаговой доступности,"Окей","Перекрёсток","Лента,бассейн,СК "Ижорец",автобусные остановки,во дворе детский садик,3 школы в окружении. 18.07.17
Комната в старом районе,для пары или 1 человека,длит.срок 9 2 / 3 3 60 / 45 / 9 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,балкон,для пары или 1 человека,на длит. срок.Без залога.Соседи приличные,чистоплотные. 18.07.17
1 комн. квартира на Шлиссельбургском пр.,ст. метро Рыбацкое 16 6 / 9 1 40 / 20 / 8 1 комн. квартира в Питере,ул.Шлиссельбургский пр.,дом 32,с мебелью и техникой,для пары или семьи,на длит. срок.Рядом магазины шаговой доступности,аптека,"Сбербанк",набережная реки "Нева",до метро "Рыбацкое" 10 мин. пешком,на транспорте 3 мин. 18.07.17
Колпино, ул. Веры Слуцкой, дом 16 8000 4 / 5 2 / / В центре Колпино сдается комната (22 кв. м.) .Санкт-Петербург, ул. Веры Слуцкой, дом 16. Без мебели. Для граждан России, Украины, Белоруссии, Молдовы, Азербайджана. Аренда (8000)+ комиссия(4000)+свет, газ. Наталья 89818753267 18.07.17
Колпино, пр. Ленина, д.13/16 8000 3 / 3 3 / / Сдается большая комната (24 кв. м.)для мужчины (или двух мужчин) в трехкомнатной квартире сталинского дома. Квартира на третьем этаже трёхэтажного дома. Дом находится в центре Колпино. пр. Ленина, д. 13/16., рядом вся нужная инфраструктура. Комната после ремонта, новая бытовая техника : телевизор, холодильник, стиральная машина. Есть постельное белье и посуда. Аренда - 8000 рублей,коммун. услуги - 4000 руб.комиссия 4000. Наталья, 89818753267 18.07.17
1 квартира в новом районе 12 000= 12000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в новом районе.Удобное расположение.Рядом вокзал,ОКЕЙ.В квартире есть мебель,телевизор и холодильник.Стиралки нет.Балкон,окна во двор. 12 000+КУ.Залог 5 000 рублей.Комиссия 10 000 рублей. Есть еще варианты в Колпино. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 18.07.17
БОЛЬШОЙ ВЫБОР КВАРТИР И КОМНАТ 8-951-647-00-99 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 18.07.17
1ккв.Колпино.Ижорского Батальона 19***18000 все ВКЛ. 18000 11 / 14 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Ижорского Батальона 19. 18000 все ВКЛ.Без залога. 8-904-640-00-40 Елена 18.07.17
1ккв.Колпино.Ижорского Батальона 19***18000 все ВКЛ. 18000 11 / 14 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Ижорского Батальона 19. 18000 все ВКЛ.Без залога. 8-904-640-00-40 Елена 18.07.17
2ккв.Пролетарскаяиул.11.Пустая***987-61-66 15000 7 / 9 2 / / Сдаётся 2ккв.Колпино.Ул.Пролетарская 11.Минимум мебели.Нет техники. 15000 и ку. Агентство 18.07.17
бульвар трудящихся 16000 / 1 / / Сдаётся 1кв с хорошим ремонтом есть вся мебель и бытовая техника 18.07.17
Квартиры и комнаты в Колпино!Смотрите фото; 0 1 / 1 1 / / Сдаются квартиры и комнаты.Подберем по вашему запросу. 987-61-66 8-904-640-00-40 Елена 18.07.17
Сдаются квартиры и комнаты В Колпино! Заселим сегодня! 8-904-640-00-40 Елена 0 1 / 1 1 / / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Большой выбор.Заселение в день обращения!8-904-6400040 ☎987-61-66 Елена 🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑ком 18 м в 3ккв.Заводской пр.4.8000 все ВКЛ. 🔑ком 13 м в 3ккв.Ижорского Батальона 14. 9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Заводской пр.54.14000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл. 🔑2ккв.пр.Ленина 59.16000 и ку 🔑2ккв.Пролетарская 11.Пустая.15000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябрьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.25000 и ку 🔑3ккв.Павловская ул.44.23000 и сч 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку 🔑 18.07.17
Загордная.3к-кв.16000+ку 16000 3 / 10 3 63 / 46 / 10 Мебель и техника.РФ.Александр.89817657855.комиссия 18.07.17
СДАМ.2к-кв.Новый дом.Тельмана.12000+ку 12000 1 / 5 2 60 / 38 / 10 Большой метраж.60м.Мебели минимум.Александр.89817657855.Есть ДРУГИЕ-ВАРИАНТЫ!!! 18.07.17
СДАМ.1к-кв.Новый дом.10000+ку!!! 10000 3 / 10 1 32 / 18 / 9 Есть мебель и техника.Звоните.БОЛЬШОЙ-ВЫБОР-ЖИЛЬЯ!!!Александр.89817657855.комиссия 18.07.17
коммуны 18000 / 2 / / Сдаётся 2кв с мебелью и бытовой техникой 17.07.17
бульвар трудящихся 16000 / 1 / / Сдаётся 1кв в хорошем состоянии после ремонта, есть вся мебель и бытовая техника 17.07.17
п Металлострой 10000 3 / 3 2 / 23 / 10 Для любых клиентов.Сдается комната 23 м,ул Центральная.Соседи:русская семья из 4 человек.В местах общего пользования требуется ремонт.Арендная плата 10000 руб +свет.Агентская комиссия.Ольга 8 964 320 73 97 17.07.17
1 квартира на В Слуцкой 13000+КУ 13000 / 1 / / Сдается недорогая 1 комн.квартира (ЕСТЬ ВИДЕО)в центре Колпино.Ул.В.Слуцой 38.ДЛЯ ТЕХ У КОГО НЕТ ЛИШНИХ ДЕНЕГ НО ПОЖИТЬ ХОЧЕТСЯ ОТДЕЛЬНО!! Квартира без мебели 16 метров.Кухня 7 метров.4/9 этаж.Солнечная сторона,два окна,паркет.С/у совмещенный.Есть стиралка и двухкомфорочная плита,холодильник.По желанию можно привезти диван.Сдается на долго.Рядом магазин "Спар","Пятерочка",прямо в доме. 13 000+КУ(свет и вода).Залог 5 000 рублей.Комиссия 10 000 рублей. Смотрите видеозапись. 17.07.17
Ул.Вера Слуцкая 32 20000 / 2 / / Мебели минимум, с техникой, после ремонта, длительный срок. Рассмотрим любых клиентов. 8(911)739-43-01 Ольга 17.07.17
Ул.Квартальная 2 15000 / 1 / / Новый дом ,без мебели. 8(911)739-43-01 Ольга 17.07.17
Ул.Твкрская 60 23000 / 3 / / Рядом школа, садик, хорошая детская площадка, магазины. После косметического ремонта, отличное состояние с мебелью и техникой, на длительный срок. 8(911)739-43-01 Ольга 17.07.17
Пр-т Ленина 8000 / 1 / / Комната 20 метров. 8(911)739-43-01 Ольга 17.07.17
Ул.Квартальная 15000 / 1 / / Студия 30 метров,новый дом ,хорошее состояние с мебелью и техникой. 8(911)739-43-01 Ольга 17.07.17
Элитный дом, ул.Тазаева 3 23000 / 1 / / Элитный дом; по комнате; комната в общежитии. С мебелью и техникой, просторная 65 метров, чистая и ухоженная квартира, отличное состояние, соседи приличные. 8(911) 739-43-01 Ольга 17.07.17
Ул.Октябрьская 77 14000 / 1 / / Рядом школы, садики, гипермаркет, недалёко вокзал, чистая и уютная квартира, соседи приличные. Сдаётся на длительный срок. 8(911)739-43-01 Ольга 17.07.17
П.Понтонная ул.Товпеко 20000 / 2 / / Для любых клиентов с мебелью и техникой. 8(911) 739-43-01 Ольга 17.07.17
Заводской пр-т 38 8000 / 1 / / Комната в общежитии.Отличное состояние, есть ст.машина, мебель, хорошие соседи, в комнате есть балкон, сдаётся на длительный срок. 8(911) 739-43-01 Ольга 17.07.17
Сдам 2 к.квартиру бр.Трудящихся 16000= 8-951-685-93-60 16000 / 2 / / Есть все необходимое для проживания. Для семьи сотрудников.16000+КУ,залог. 17.07.17
СДАМ 2 К.КВАРТИРУ п.Металлострой ЕВРО 8-951-685-93-60 Ольга 23000 / 2 / / СДАМ 2 К.КВАРТИРУ п.Металлострой ЕВРО 8-951-685-93-60 Ольга 17.07.17
СДАМ 2 К.КВАРТИРУ п.Металлострой ЕВРО 8-951-685-93-60 Ольга 23000 / 2 / / СДАМ 2 К.КВАРТИРУ п.Металлострой ЕВРО 8-951-685-93-60 Ольга 17.07.17
1 комн. квартира на ул.Шлиссельбургский пр.,ст. метро "Рыбацк." 16 6 / 9 1 40 / 20 / 12 1 комн. квартира в Питере,на Шлиссельбургском пр.,с мебелью и техникой,для пары или семьи,славянам,дагестанцам,на длит. срок.Квартира в хорошем состоянии,до метро "Рыбацкое" 10 мин. пешком, на транспорте 3 мин. 17.07.17
1 комн. квартира на ул.Шлиссельбургский пр.,ст. метро "Рыбацк." 16 6 / 9 1 40 / 20 / 12 1 комн. квартира в Питере,на Шлиссельбургском пр.,с мебелью и техникой,для пары или семьи,славянам,дагестанцам,на длит. срок.Квартира в хорошем состоянии,до метро "Рыбацкое" 10 мин. пешком, на транспорте 3 мин. 17.07.17
Сдам комнату ! Сегодня! 8-904-645-60-93 8000 / 1 / / Сдам комнаты в старом и новом р-не. Есть р-н вокзала. Есть в общежитиях! От 8т.р. МНОГО ВАРИАНТОВ, ЗВОНИТЕ, БУДУ РАДА ПОМОЧЬ! 8-904-645-60-93 АГЕНТСТВО 17.07.17
Помогу СДАТЬ,СНЯТЬ, ПРОДАТЬ или КУПИТЬ! Есть ЛИЦЕНЗИЯ! 8-904-645-60-93 1 / 1 / / Квартиру,комнату, продам, сдам,сниму в Колпино АГЕНТСТВО" МЕТРАЖ М" ПРЕДЛАГАЕТ БОЛЬШОЙ СПЕКТР УСЛУГ В СФЕРЕ НЕДВИЖИМОСТИ!!! ОБРАЩАЙТЕСЬ : 8-904-645-60-93 или 8-965-064-00-37 8-904-645-60-93 Галина • СДАТЬ-СНЯТЬ жилье, заключить договор аренды! • Продажа в Санкт-Петербурге и ЛО. • Покупка недвижимости (подбор вариантов) • Работа по жилищным программам и субсидиям. • Ипотечные сделки. Содействие по кредитам. • Юридическое сопровождение сделок БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ 17.07.17
Сдам 1к.кв в р-не вокзала. Все есть. 8-904-645-60-93 15000 / 1 / / Сдам 1к.квартиру в р-не вокзала! 1/4 этаж . Для 1-пары, семьи РФ! Есть мебель. Техника! 15+счетчики на воду и свет, зимой отопление! Залог за последний месяц можно в разбивку! Без животных ! Славянам! 8-904-645-60-93 агентство! Ключи у агента! Покажем в любое удобное для вас время! 17.07.17
Сдам 1к.кв на Коммуны! 16+ счетчики! 8-904-645-60-93 агентство 16000 / 1 / / Сдаю 1 к.квартиру Коммуны 23! Вид на парк! Есть всё, кроме спального места. Решаемо! Можно с животными! 16+ счетчики! Залог за последний месяц, можно в разбивку.8-904-645-60-93 агентство! 17.07.17
СДАМ КОМНАТЫ И КВАРТИРЫ В КОЛПИНО! 8-904-645-60-93 8000 / 1 / / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Большой выбор.Заселение в день обращения! 🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑ком 15 м в 3ккв. Новгородская 2.9000 все ВКЛ. 🔑ком 13 м в 3ккв.Ижорского Батальона 14. 9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Бульвар Трудящихся 19.15000 и ку 🔑1ккв.Заводской пр.54.15000 и ку 🔑1ккв.Вавилова 24.13000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл. 🔑2ккв.пр.Ленина 59.16000 и ку 🔑2ккв.Пролетарская 11.Пустая.16000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябрьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.25000 и ку 🔑3ккв.Братьев Радченко 29.23000 и ку 🔑3ккв.Павловская ул.44.23000 и сч 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку ТЕЛЕФОН :8-904-645-60-93 агентство 17.07.17
Сдам 1к.кв в Славянке! Мебель. Техника. 8-904-645-60-93 16000 / 1 / / Сдаю 1 к.квартиру в Славянке ул. Галицкая ! Есть вся мебель. Техника! 16+ счетчики воды и света. 8-904-645-60-93 агентство 17.07.17
3 комн. квартира с меб. и техн.в старом районе,для семьи,сотр. 20 1 / 3 3 70 / 40 / 9 3 комн. квартира в старом районе,есть вся мебель (7 койко-мест) и техника,для семьи с детьми или сотрудникам,на длит. срок. 17.07.17
1 комн. большая квартира в новом районе,для пары или семьи 15 6 / 9 1 40 / 23 / 16 Большая 1 комн. квартира,есть вся мебель и техника,лоджия застеклённая,для пары или семьи с детьми,славянам,на длит. срок.Залог 15 000,можно в рассрочку.Рядом "Лента,"Окей",бассейн,автобусные остановки по Колпино и на Питер. 17.07.17
Комната в старом районе,для пары или 1 человека,длит.срок 9 2 / 3 3 60 / 45 / 9 Чистая,светлая комната с балконом,есть вся мебель и техника,для пары или 1 человека,на длит.срок.Без залога.Соседи приличные,контактные,чистоплотные,в квартире нет курящих людей.Рядом набережная реки "Ижоры",магазины шаговой доступности,Досуговый центр "Ижорский",красивый небольшой парк у церкви,автобусные остановки до Питера и Пушкин,во дворе детский садик и школа. 17.07.17
1 комн. квартира в новом районе,для славян,на длит. срок 14 6 / 9 1 35 / 20 / 8 1 комн. квартира после космет. ремонта,есть вся мебель,нет техники,для пары или семьи с ребёнком,славянам,на длит. срок. 17.07.17
Колпино Октябрьская д.5 13500 6 / 10 1 34 / / 9 Сдам 1 к.кв. в Колпино на ул.Октябрьской д.5 в новом доме. 13500+ку. Агентство. 89111811492 Еще больше вариантов в группе https://vk.com/malyshevi_estate 17.07.17
Комната на Веры Слуцкой без хозяев 1 комнатные на пр Ленина и Веры Слуцкой 2х комнатные у вокзала и в Металлострое 3х комнатная на Заводском можно для сотрудников 8000 7 / 9 1 / 14 / 8 Комната без хозяев малонаселенная тихие работающие соседи ку включены 1комнатные на Ленина минимум мебели 1комн на Веры Слуцкой балкон стеклопакеты после ремонта рядом детские сады и школа 14000 руб 2х комнатная на Октябрьской у вокзала 16000 руб 2х комнатная в Металлострое 3х комн на Заводском можно для сотрудников Агентство скидки по комиссии 17.07.17
Колпино, ул. Машиностроителей 25000 8 / 12 3 60 / / 8 Сдам 3-х комн.кв. в Колпино. Имеется: мебель, э/плита, микроволновка, телевизор, холодильник, стиральная машина. Залог 15000.00, оплата 25000.00+ КУ 17.07.17
3 квартира 19000+Ку.Можно сотрудникам. 19000 / 3 / / Сдается 3-х комнатная квартира в Колпино,ул.Павловская.4/5 этаж.Балкон.Комнаты 12+(16+18)м,кухня 6 метров.После косметического ремонта.Натяжные потолки.Есть мебель,ТВ,ХОЛ,стиралка.На долго.Рассмотрим семью с детьми.Сотрудников до 5-ти человек. Работаю с агентами. 20 000+КУ.Залог 10 000 рубл.Комиссия 15 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 17.07.17
БОЛЬШОЙ ВЫБОР КВАРТИР И КОМНАТ 8-951-647-00-99 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 17.07.17
2 квартира Евро 18 000= 18000 / 2 / / Сдается Еврооднушка на выезде из Колпино.Пр.Ленина.Переделанная двушка.Комнаты смежные.Большая кухня-гостинная 16 метров.2\5 этаж.Хорошее состояние.Абсолютно вся техника в наличии.Санузел смежный.На полу ламинат.Стеклопакеты.На долго. 18 000+КУ(залог 100%,можно в рассрочку.)Комиссия со скидкой 15 000 рублей.Без животных.Просмотр в любое время.Ключи у агента. Есть еще варианты квартир в Колпино от 11 000 руб. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 17.07.17
Квартиры от 12 000,комнаты от 8 000 руб.Заселение сегодня! 12 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в новом районе.Удобное расположение.Рядом вокзал,ОКЕЙ.В квартире есть мебель,телевизор и холодильник.Стиралки нет.Балкон,окна во двор. 12 000+КУ.Залог 5 000 рублей.Комиссия 10 000 рублей. Есть еще варианты в Колпино. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 17.07.17
Колпино, Заводской пр.,36 8500 11 / 14 1 / 12 / Сдам меблированную комнату 12 кв.м. на Заводском проспекте 36 (бывшее общежитие) с 1 августа на длительный срок. Не агентство. 17.07.17
1 квартира старый район 14000 / 1 / / Сдается 1 квартира хорошего состояния Мебель бытовая техника Балкон Рядом ОКЕЙ ПЯТЕРОЧКА Лидия 89110387894 17.07.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселение в день обращения!! 8-904-640-00-40 0 1 / 1 1 45 / / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Большой выбор.Заселение в день обращения!8-904-6400040 ☎987-61-66 Елена 🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑ком 18 м в 3ккв.Заводской пр.4.8000 все ВКЛ. 🔑ком 13 м в 3ккв.Ижорского Батальона 14. 9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Заводской пр.54.14000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл. 🔑2ккв.пр.Ленина 59.16000 и ку 🔑2ккв.Пролетарская 11.Пустая.15000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябрьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.25000 и ку 🔑3ккв.Павловская ул.44.23000 и сч 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку 🔑 17.07.17
3 комн. квартира в старом районе,для семьи,сотрудников 20 1 / 3 3 70 / 35 / 9 3 комн. квартира с мебелью и техникой,для семьи с детьми,сотрудников,на длит. срок.Залог 1 000. 16.07.17
3 комн. квартира в старом районе,для семьи,сотрудников 20 1 / 3 3 70 / 35 / 9 3 комн. квартира с мебелью и техникой,для семьи с детьми,сотрудников,на длит. срок.Залог 1 000. 16.07.17
Комната в старом районе,с меб. и техн,балкон,для 1-2 чел. 9 2 / 3 3 60 / 35 / 9 Комната в 3 комн. квартире,есть вся мебель и техника,балкон,стеклопакеты,на кухне буфет,стир. машина,соседи приличные,не пьющие,не курящие,чистоплотные.Без залога. 16.07.17
1 комн. квартира в новом районе,для пары,семьи,длит.срок 14 2 / 7 1 33 / 16 / 9 1 комн. квартира с хорошим ремонтом,в ванне кафель,есть вся мебель,нет бытовой техники,для пары или семьи,славянам,на длит. срок.Без залога.Рядом "Окей",большой красивый парк,ж.д. вокзал,бассейн,СК "Ижорец",магазины шаговой доступности,2 школы,3 детских садика,автобусные остановки. 16.07.17
п Металлострой 15000 3 / 5 1 / 18 / 6 Агентство.Сдается хорошая 1-комнатная квартира,п Металлострой,ул Полевая.От метро Рыбацкое 10 минут транспортом.Комната 18 м,кухня 6 м. 3 этажбез лифта.Квартира после ремонта,установлены новые стеклопакеты.Есть вся необходимая мебель и бытовая техника.Только для славян,с регистрацией РФ.Арендная плата 15000 руб+коммунальные услуги+свет,вода.Залог за имущество 10000 руб (можно внести в течение двух месяцев,возвращается после окончания срока аренды при соблюдении условий договора).По агентской комиссии скидка.Ольга 8 964 320 73 97 16.07.17
Сдам 2 к.квартиру бр.Трудящихся 16000= 8-951-685-93-60 16000 / 2 / / Есть все необходимое для проживания. Для семьи сотрудников.16000+КУ,залог. 16.07.17
СДАМ 2 К.КВАРТИРУ п.Металлострой ЕВРО 8-951-685-93-60 Ольга 23000 / 2 / / СДАМ 2 К.КВАРТИРУ п.Металлострой ЕВРО 8-951-685-93-60 Ольга 16.07.17
бульвар трудящихся 16000 / 1 / / Сдаётся 1кв в хорошем состоянии после ремонта, есть вся мебель и бытовая техника 16.07.17
Комната в общежитии для 1-2 человек,славянам,на длит. срок 8 8 / 15 9 120 / 85 / 12 Комната в общежитии,для пары или 1 чел.,на длит. срок.В комнате чисто,есть встроенный шкаф,новый диван,книжный шкаф,лоджия застеклена.На кухне свой стол и навесная полка,соседи приличные,чистоплотные.Без залога. 16.07.17
1 комн. квартира на ул,Тверской,для пары или семьи,на длит. 15 6 / 10 1 55 / 23 / 16 1 комн. квартира у ж.д. вокзала,с мебелью и техникой,для пары или семьи с ребёнком,на длит. срок.Залог 15 000,можно в рассрочку на 2 месяца. 16.07.17
1 комн. квартира на ул,Тверской,для пары или семьи,на длит. 15 6 / 10 1 55 / 23 / 16 1 комн. квартира у ж.д. вокзала,с мебелью и техникой,для пары или семьи с ребёнком,на длит. срок.Залог 15 000,можно в рассрочку на 2 месяца. 16.07.17
3 комн. квартира в старом районе,для семьи,сотрудников,длит. 20 1 / 3 3 70 / 44 / 9 3 комн. квартира в старом районе,с мебелью (7 койко-мест) и техникой,для семьи с детьми,сотрудников,рабочих.Квартира чистая,на длит. срок. 16.07.17
Комната в старом районе,для пары или 1 человека,длит.срок 9 2 / 3 3 60 / 45 / 9 Хорошая светлая комната,есть балкон,стеклопакеты, в старом районе,с мебелью и техникой,для пары или 1 человека ,длит. срок.Без залога.Соседи приличные,не пьющие,не курящие,чистоплотные. 16.07.17
1 комн. квартира у ж.д. вокзала,для пары ,семьи,1 челов.,слав. 15 3 / 4 1 35 / 20 / 7 1 комн. квартира у ж.д. вокзала,для пары,семьи с ребёнком,славянам,на длит. срок.Без залога.Рядом большой красивый парк,магазины шаговой доступности,"Окей",автобусные остановки. 16.07.17
коммуны 20000 / 2 / / Сдаётся 2кв с мебелью и бытовой техникой 15.07.17
бульвар трудящихся 16000 / 1 / / Сдаётся 1кв с хорошим ремонтом есть вся мебель и бытовая техника 15.07.17
Отличная КОМНАТА.Вер.сл.8000+свет 8000 4 / 10 2 65 / 11 / 8 Хорошая современная комната.Одна соседка.11м.Вся мебель и техника...89817657855.комиссия 15.07.17
СДАМ.3к-кв.16000+ку!!!!!! 16000 2 / 10 3 55 / 43 / 9 Вся мебель и техника.Только РФ.Агент. 15.07.17
СДАМ.2к-кв.Заводской.15000+ку 15000 4 / 10 2 50 / 32 / 9 Квартира чистая.Мебель есть.БОЛЬШОЙ-ВЫБОР-ЖИЛЬЯ!!!.89817657855.комиссия 15.07.17
Октябрьская.2к-кв.14000+ку 14000 3 / 5 2 42 / 30 / 6 Мебель и техника.Квартира простая и чистая.Агент.89312036066 15.07.17
СДАМ.1к-кв.Иж.Бата.13000+ку 13000 4 / 10 1 44 / 20 / 14 Есть мебель и техника.Большой метраж.44.Александр.89817657855.комиссия 15.07.17
Сдам.1к-кв.Загородная.10000+ку. 10000 4 / 10 1 32 / 14 / 10 Новый дом.Есть мебель и техника.Александр.89817657855.комиссия 15.07.17
1 квартира НОВЫЙ район.Вся техника и мебель 12 000= 12000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в новом районе.Удобное расположение.Рядом вокзал,ОКЕЙ.В квартире есть мебель,телевизор и холодильник.Стиралки нет.Балкон,окна во двор. 12 000+КУ.Залог 5 000 рублей.Комиссия 10 000 рублей. Есть еще варианты в Колпино. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 15.07.17
Квартира Евро 18 000=Фото на странице. 18000 / 2 / / Сдается Еврооднушка на выезде из Колпино.Пр.Ленина.Переделанная двушка.Комнаты смежные.Большая кухня-гостинная 16 метров.2\5 этаж.Хорошее состояние.Абсолютно вся техника в наличии.Санузел смежный.На полу ламинат.Стеклопакеты.На долго. 18 000+КУ(залог 100%,можно в рассрочку.)Комиссия со скидкой 15 000 рублей.Без животных.Просмотр в любое время.Ключи у агента. Есть еще варианты квартир в Колпино от 11 000 руб. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 15.07.17
Колпино Тверская 33 15000 6 / 10 1 55 / 23 / 16 Большая,просторная квартира на длительный срок. 15.07.17
Сдам комнату ! Сегодня! 8-904-645-60-93 ПР. ЛЕНИНА. ЛЮБЫМ! 12000 / 1 / / Сдам комнату 20 метров в 2-х к.квартире! пр. ЛЕНИНА! 1 сосед! Есть 2 дивана, стенка, холодильник, стир. машина! 12т.р. и свет! 8-904-645-60-93 ЛЮБЫМ! Можно сотрудникам! 8-904-645-60-93 агентство! 15.07.17
Помогу СДАТЬ,СНЯТЬ, ПРОДАТЬ или КУПИТЬ! Есть ЛИЦЕНЗИЯ! 8-904-645-60-93 1 / 1 / / Квартиру,комнату, продам, сдам,сниму в Колпино АГЕНТСТВО" МЕТРАЖ М" ПРЕДЛАГАЕТ БОЛЬШОЙ СПЕКТР УСЛУГ В СФЕРЕ НЕДВИЖИМОСТИ!!! ОБРАЩАЙТЕСЬ : 8-904-645-60-93 или 8-965-064-00-37 8-904-645-60-93 Галина • СДАТЬ-СНЯТЬ жилье, заключить договор аренды! • Продажа в Санкт-Петербурге и ЛО. • Покупка недвижимости (подбор вариантов) • Работа по жилищным программам и субсидиям. • Ипотечные сделки. Содействие по кредитам. • Юридическое сопровождение сделок БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ 15.07.17
Сдам 1к.кв в р-не вокзала. Все есть. 8-904-645-60-93 15000 / 1 / / Сдам 1к.квартиру в р-не вокзала! 1/4 этаж . Для 1-пары, семьи РФ! Есть мебель. Техника! 15+счетчики на воду и свет, зимой отопление! Залог за последний месяц можно в разбивку! Без животных ! Славянам! 8-904-645-60-93 агентство! Ключи у агента! Покажем в любое удобное для вас время! 15.07.17
Сдам 1к.кв в старом ! 8-904-645-60-93 ! 16000 / 1 / / Сдаю 1 к.квартиру Коммуны 23! Вид на парк! Есть всё, кроме спального места. Решаемо! Можно с животными! 16+ счетчики! Залог за последний месяц, можно в разбивку.8-904-645-60-93 агентство! 15.07.17
СДАМ КОМНАТЫ И КВАРТИРЫ В КОЛПИНО! 8-904-645-60-93 1 / 1 / / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Большой выбор.Заселение в день обращения! 🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑ком 15 м в 3ккв. Новгородская 2.9000 все ВКЛ. 🔑ком 13 м в 3ккв.Ижорского Батальона 14. 9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Бульвар Трудящихся 19.15000 и ку 🔑1ккв.Заводской пр.54.15000 и ку 🔑1ккв.Вавилова 24.13000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл. 🔑2ккв.пр.Ленина 59.16000 и ку 🔑2ккв.Пролетарская 11.Пустая.16000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябрьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.25000 и ку 🔑3ккв.Братьев Радченко 29.23000 и ку 🔑3ккв.Павловская ул.44.23000 и сч 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку ТЕЛЕФОН :8-904-645-60-93 агентство 15.07.17
Сдам 1к.кв в Славянке! Мебель. Техника. 8-904-645-60-93 16000 / 1 / / Сдаю 1 к.квартиру в Славянке ул. Галицкая ! Есть вся мебель. Техника! 16+ счетчики воды и света. 8-904-645-60-93 агентство 15.07.17
Двушка на Пролетарской дом 139 17000 / 2 / / СРОЧНО!!!!⭐ 2-х комнатная квартира на Пролетарской 139. Длительно. Комнаты смежные. 4 этаж 5-ти этажного дома. Есть кухня, бытовая техника, диван, шкаф-купе, стенка- горка под тв. Стоимость 17+ТОЛЬКО СЧЕТЧИКИ!!!! 89215741205 Виктория( агент) 15.07.17
Колпино п.Тельмана 8-965-038-05-78 15000 1 / 5 1 38 / / Сдам 1к.квартиру в п.Тельмана Квартира в отличном состоянии, полностью меблирована. Сдается на длительный срок. 15т.р.+к.у. Агентство. 15.07.17
2 комн. квартира в старом районе,для семьи с ребёнком,длит. 15 4 / 9 2 45 / 30 / 8 2 комн. квартира с мебелью и техникой,балкон,для семьи с ребёнком,на длит. срок.Залог 5 000. 15.07.17
1 комн. квартира у ж.д. вокзала,для пары,семьи ,славянам,длит. 15 3 / 4 1 35 / 20 / 7 1 комн. квартира у ж.д. вокзала,для семьи или пары,есть вся мебель и техника,на длит. срок.Без залога. 15.07.17
3 комн. квартира в старом районе,для славян,длит. срок 15 1 / 5 3 55 / 20 / 6 3 комн. квартира в старом районе,мин. мебели,без техники,для семьи славян,на длит. срок. 15.07.17
Комната с балконом. в старом районе,для пары,1 человека,длит. срок. 9 2 / 3 3 60 / 45 / 9 Чистая,светлая комната с балконом,стеклопакет,есть вся мебель и техника,для пары или 1 человека,на длит. срок.Без залога. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 1 / 1 / / Известный французский писатель и социолог Робер Эскарпи утверждает, что более половины французов не читает ничего, кроме детективной и приключенческой литературы (тиражи ее порой достигают 24 миллионов в год). Этот интерес еще во много раз усилен влиянием кино и телевидения, где ведущее место занимают детективы, зачастую представляющие собой инсценировки литературных произведений. В чем же причина того, что именно детективная литература оказывает столь магическое действие на читателя, гарантируя коммерческий успех? И насколько правомерно объединять единым термином «детективный» такие разнородные явления, как произведения Конан Дойля и Сименона, и ту низкопробную продукцию, которая валом валит на современный книжный рынок? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к истокам французского детективного романа, проследить эволюцию жанра. * * * Существует обширная литература на различных языках о зарождении и развитии детективного романа. Одно из наиболее солидных, ставшее уже классическим исследование известного французского социолога Режи Мессака «Детективный роман и влияние научной мысли» прямо связывает возникновение и утверждение детективной литературы с победами позитивизма в философии XIX века, с развитием точных и естественных наук. «Детективным» он называет «повествование, посвященное прежде всего методическому и последовательному раскрытию с помощью рациональных и научных средств точных обстоятельств таинственного события». Поэтому он справедливо считает основателем жанра в его «очищенном», рационально-аналитическом виде американского писателя Эдгара По (1809–1849), а классиком, создавшим лучшие образцы этой литературы, английского писателя Конан Дойля (1859–1930). (Не следует забывать, что книга Режи Мессака вышла в один год с первым «Мэгре», и, естественно, не могла предвосхитить такое явление, как Сименон.) Исходя из этих канонов и сложилось представление о традиционном детективном романе. Но развитие такого рода литературы во Франции шло своим особым путем. Первое чисто детективное произведение Эдгара По «Убийство на улице Морг» вышло в свет в 1841 году. Оно стало некоей моделью жанра, получившего название «детективный» от английского глагола to detect — «обнаруживать, раскрывать». Однако человеческая способность к аналитическому познанию мира, логическое мышление, нацеленные па объяснение Необъяснимого, таинственного, «детективность» не обязательно связаны у Эдгара По с раскрытием преступления, это присуще и некоторым другим его рассказам. Как ни парадоксально, этот рационалистический, упорядочивающий беспорядочное анализ во Франции сразу же оказался включен в рамки жанра, на первый взгляд полностью ему противоположного, — так называемого романа-фельетона. Этот жанр впервые заявил о себе в 1836 году, когда газета Эмиля Жирардена «Ла Пресс» стала печатать романы с продолжением известных авторов. Ее примеру последовали другие газеты, а самый вид подобной литературы получил название «роман-фельетон» (от французского le feuillet — листок). Публикация в газете накладывала отпечаток как на форму, так и на содержание произведения. Авторы романа-фельетона стремились сделать его остросюжетным, со сложной, запутанной интригой, способной заинтересовать, привлечь как можно более широкий круг читателей. В 40-е годы прошлого столетия, в эпоху романтизма, в жанре романа-фельетона выступали порой и крупные писатели, ставившие социальные проблемы (Эжен Сю, Жорж Санд и даже Бальзак). Тогда сюжеты и образы романа нередко служили средством обнажения «язв» жизни, нечеловеческих условий существования низов общества и разоблачения верхов, жила в нем и романтическая мечта о «благородном герое», восстанавливающем попранную справедливость (из каторжников, как бальзаковский Вотрен, а позже Жан Вальжан у Гюго, или аристократов, как Родольфо из «Парижских тайн» Эжена Сю). Но в 50—60-е годы, во времена Второй империи, роман-фельетон сделался чисто развлекательным чтением, потакающим мещанским вкусам и низменным интересам упрочившей свою власть буржуазии. Королем романа-фельетона становится виконт Понсон дю Террай с его бесконечным циклом романов о Рокамболе. Понсон дю Террай умело использовал уже отработанную, неизменно вызывающую интерес у читателя тематику, испытанные образы и приемы старых романов-фельетонов. Но у него все это превратилось лишь в фон, на котором действует его ловкий, жуликоватый герой Рокамболь, сменивший «благородного» романтического спасителя. Главарь воровской шайки, нередко разыгрывающий роль светского льва, аристократа, Рокамболь в конце концов перерождается в «положительного» героя, он ведет борьбу с преступниками, фактически исполняет функции полицейского. Понсон дю Террай был наиболее удачливым, но далеко не единственным автором такого рода поделок, которые стали основным чтивом для массового читателя, готового отдать последнее су, чтобы только узнать продолжение. Именно на такого читателя рассчитана была тематика этих произведений. Мы встречаем здесь и душераздирающие картины жизни самого «дна» общества, страшные сцены нравов преступного мира, образы уголовников, бывших каторжников, надевающих личины графов и маркизов, чтобы творить зло или добро в зависимости от обстоятельств, и изображение роскошной, но порочной жизни верхов, чудовищные злодеяния в среде аристократии и богатой буржуазии, совершаемые на фоне мрачных замков, склепов, подземелий, таинственные, до поры до времени необъяснимые события. 15.07.17
3 комн. квартира на Пр.Ленина,для семьи, сотрудников,длит. 25 1 / 3 3 70 / 55 / 9 3 комн. квартира в старом районе,есть вся мебель (6 койко-мест) и техника,для семьи,сотрудников,на длит. срок. 15.07.17
2ккв.Пролетарскаяиул.11.Пустая***987-61-66 15000 7 / 9 2 / / Сдаётся 2ккв.Колпино. Ул.Пролетарская 11.Без мебели.Есть диван и шкаф. 15000 и ку.залог 5000 Длительный срок.987-61-66 Елена 15.07.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино. Поможем собственникам сдать без затрат! 8-904-640-00-40 5000 1 / 1 1 / / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Большой выбор.Заселение в день обращения!8-904-6400040 ☎987-61-66 Елена 🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑🔑ком 13 м в 3ккв.Ижорского Батальона 14. 9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Бульвар Трудящихся4.16000 и ку 🔑1ккв.Заводской пр.54.15000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл. 🔑2ккв.пр.Ленина 59.16000 и ку 🔑2ккв.Пролетарская 11.Пустая.15000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябрьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.25000 и ку🔑3ккв.Павловская ул.44.23000 и сч 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку 🔑 15.07.17
Сдаются комнаты в Колпино! 8-904-640-00-40 5000 1 / 1 1 / / ✏Сдаётся комната 18 м.в 3ккв.Колпино. Наб.Комсомольского Канала 24.Вся мебель.Холодильник. 9500 все ВКЛ. https://vk.com/wall2324361_7389 ✏Сдаётся комната 10 м в 3ккв.Колпино. Ул.Раумская 11.Вся мебель и техника.Хозяйка комнаты в квартире не проживает. Длительный срок. 8000 и свет. https://vk.com/wall2324361_7388 ✏Сдаётся комната 12.5м.Колпино.Заводской пр.36.Вся мебель, техника.Нет стиральной машинки. Для одного, пары, семьи с ребёнком. 8000 руб все ВКЛ. Длительный срок. https://vk.com/wall2324361_7387 ☎987-61-66 ☎8904-640-00-40 Елена 15.07.17
Заводской.2к-кв.15000+ку!!! 15000 3 / 10 2 50 / 32 / 9 Квартира чистая.Мебель есть .*9817657855.комиссия 14.07.17
СДАМ.2к-кв.Новый дом.Тельмана12000+ку!!! 12000 1 / 5 2 60 / 37 / 12 Хорошее сост.Мебели минимум.60метров.Александр.89817657855.комиссия 14.07.17
СДАМ.1к-кв.12000+ку!!!Мебель и техника 12000 3 / 5 1 32 / 18 / 6 Мебель и техника.89312036066.Агент 14.07.17
СДАМ.2к-кв.Октябрьская.14000+ку 14000 3 / 4 2 45 / 32 / 6 Есть мебель и техника.Только РФ.Александр.89817657855.комиссия 14.07.17
Ул.Вера Слуцкая 32 20000 / 2 / / Мебели минимум, с техникой, после ремонта, длительный срок. Рассмотрим любых клиентов. 8(911)739-43-01 Ольга 14.07.17
Новый дом; ул.Квартальная 2 15000 / 1 / / Новый дом ,без мебели. 8(911)739-43-01 Ольга 14.07.17
Ул.Тверская 60 23000 / 3 / / Рядом школа, садик, хорошая детская площадка, магазины. После косметического ремонта, отличное состояние с мебелью и техникой, на длительный срок. 8(911)739-43-01 Ольга 14.07.17
Пр-т Ленина 8000 / 1 / / Комната 20 метров. 8(911)739-43-01 Ольга 14.07.17
Ул.Квартальная 15000 / 1 / / Студия 30 метров,новый дом ,хорошее состояние с мебелью и техникой.8(911)739-43-01 Ольга 14.07.17
Элитный дом; ул.Тазаева 3 23000 / 1 / / Элитный дом; по комнате; комната в общежитии. С мебелью и техникой, просторная 65 метров, чистая и ухоженная квартира, отличное состояние, соседи приличные. 8(911) 739-43-01 Ольга 14.07.17
Ул.Октябрьская 77 14000 / 1 / / Рядом школы, садики, гипермаркет, недалёко вокзал, чистая и уютная квартира, соседи приличные. Сдаётся на длительный срок. 8(911)739-43-01 Ольга 14.07.17
П.Понтонная ул.Товпеко 20000 / 2 / / Для любых клиентов с мебелью и техникой. 8(911) 739-43-01 Ольга 14.07.17
Заводской пр-т 38 8000 / 1 / / Комната в общежитии. Отличное состояние, есть ст.машина, мебель, хорошие соседи, в комнате есть балкон, сдаётся на длительный срок. 8(911) 739-43-01 Ольга 14.07.17
Нужно хорошее жильё? Звоните 8(965)783-56-30 . Заселение в день обращения. 18000 / 1 / / 1к.кв от 13000 Комнаты от 8000 2-3к.кв от 18000 14.07.17
Бульвар Трудящихся дом 4 14000 / 1 / / Сдам 1к. Квартиру БУЛЬВАР ТРУДЯЩИХСЯ 4. Есть вся мебель, холодильник, стиральная машина. 14+ только свет. 89215741205 Виктория( агент) 14.07.17
Сдам евро 1к.кв Тверская ул 18000 / 1 / / Все есть. И мебель и техника. Супер состояние. Можно даже сотрудников организаций( руководящий состав) . Для гр РФ. Для семьи , для пары 14.07.17
Сдам 2к.кв в Колпино. Тверская Ул. 18000+ку 18000 / 2 / / Срочно 14.07.17
Колпино, ул. Новгородская 13 16000 / 2 / / Сдам 2 к кв Колпино, ул. Новгородская 13 Мебель есть. из техники холодильник плита Агентство 89312003757 Цена 16000+счетчики 14.07.17
Колпино, ул. Ижорского Батальона 18 16000 / 1 / / Сдам 1 к кв Колпино, ул. Ижорского Батальона 18 Мебель и техника Цена 16000+ку Агентство 89312003757 14.07.17
Лагерное ш. 49 25000 / 2 / / Сдам 2 к кв с евроремонтом Мебель и техника Цена 25000+ку Агентство 89312003757 14.07.17
Колпино, Заводской пр., 56 25000 / 2 / / Сдам 2 к кв Колпино, Заводской пр.56 Мебель и техника. Евроремонт Агентство 89312003757 14.07.17
Колпино, пр. Ленина 37 25000 / 3 / / Сдам 3 к кв Колпино, пр. Ленина 37 Мебель и техника Цена 25000 все включено Агентство 89312003757 14.07.17
1 комн. квартира в новом районе,для пары,семьи любой нац. 15 6 / 9 1 40 / 20 / 9 1 комн. квартира с мебелью (4 койко-места) и техникой,для пары,семьи любой национальности,на длит. срок.Залог 50 %,можно в рассрочку. 14.07.17
Колпино, ул. Тверская 20 19000 / 2 / / Сдам 2 к кв Колпино, ул. Тверская 20 Мебель и техника Цена 19000+ку Агентство 89312003757 14.07.17
2 комн. квартира на ул.Заводской пр.,для семьи,длит. срок. 15 6 / 9 2 45 / 30 / 7 2 комн. квартира с мебелью и техникой,есть лоджия,для семьи,на длит. срок.Залог 5 000.Рядом школа,гимназия,во дворе детский садик,магазины шаговой доступности,автобусное кольцо. 14.07.17
Комната в старом районе,для пары или 1 чел.,длит. срок 9 2 / 3 3 60 / 45 / 9 Комната в хорошем состоянии,с мебелью и техникой,для пары или 1 человека,на длит. срок.Без залога.Соседи приличные,чистоплотные. 14.07.17
Квартиры от 12 000,комнаты от 8 000 руб.Заселение сегодня! 12000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в новом районе.Удобное расположение.Рядом вокзал,ОКЕЙ.В квартире есть мебель,телевизор и холодильник.Стиралки нет.Балкон,окна во двор. 12 000+КУ.Залог 5 000 рублей.Комиссия 10 000 рублей. Есть еще варианты в Колпино. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 14.07.17
Колпино, ул. Заводской 14 20000 / 2 / / Сдам 2 к кв Колпино,Заводской пр 14 Мебель и техника Можно сотрудникам Агентство 89312003757 14.07.17
Колпино, ул. Октябрьская 59 18000 / 1 / / Сдается 1 к кв с мебелью и техникой цена 18000+ку Агентство 89312003757 14.07.17
Сдаётся 3 к.кв в среднем состоянии ,проспект ленина 59 есть кухонный гарнитур ,плита и один диван ! Цена 11000+ку Агентство 89523749743 11000 / 3 / / Сдаётся 3 к.кв в среднем состоянии ,проспект ленина 59 есть кухонный гарнитур ,плита и один диван ! Цена 11000+ку Агентство 89523749743 14.07.17
Сдаётся 1 к.кв новый дом ,октябрьская 2 Мебель и бытовая техника ,цена 15000+ку Агентство 89523749743 15000 / 1 / / Сдаётся 1 к.кв новый дом ,октябрьская 2 Мебель и бытовая техника ,цена 15000+ку Агентство 89523749743 14.07.17
Сдается 1 к.кв в поселке тельмана д 16 Мебель и бытовая техника!Очень срочно!Цена 12000+ку!без залога агентство 8 952 374 97 43 12000 / 1 / / Сдается 1 к.кв в поселке тельмана д 16 Мебель и бытовая техника!Очень срочно!Цена 12000+ку!без залога агентство 8 952 374 97 43 14.07.17
Сдается 3 к.кв Ленина 38 мебель и бытовая техника,цена 25000(все включено) залог 5000 агентство 8 952 374 97 43 20000 / 3 / / Сдается 3 к.кв Ленина 38 мебель и бытовая техника,цена 25000(все включено) залог 5000 агентство 8 952 374 97 43 14.07.17
Сдается 2 к.кв Тельмана 11 к1 с 12 июля Новый дом,есть мебель и бытовая техника цена 18000+ку.агентство 8 952 374 97 43 18000 / 2 / / Сдается 2 к.кв Тельмана 11 к1 с 12 июля Новый дом,есть мебель и бытовая техника цена 18000+ку.агентство 8 952 374 97 43 14.07.17
Сдаётся 1 к.кв бульвар трудящихся 15 с 17 июля Хорошее состояние ,все необходимое для проживания.цена 15000+ку Агентство 89523749743 15000 / 1 / / Сдаётся 1 к.кв бульвар трудящихся 15 с 17 июля Хорошее состояние ,все необходимое для проживания.цена 15000+ку Агентство 89523749743 14.07.17
Сдаётся 2 к.кв Новгородская 13 С мебелью и холодильником Цена 16000+свет и Вода ( без залога) Агентство 89523749743 16000 / 2 / / Сдаётся 2 к.кв Новгородская 13 С мебелью и холодильником Цена 16000+свет и Вода ( без залога) Агентство 89523749743 14.07.17
Сдаётся 2 к.кв Тверская 20 Мебель и бытовая техника Цена 19000+ку На длительный срок ! Агентство 89523749743 19000 / 2 / / Сдаётся 2 к.кв Тверская 20 Мебель и бытовая техника Цена 19000+ку На длительный срок ! Агентство 89523749743 14.07.17
1к-кв.Новый дом.15000+ку.Отличное сост!!! 15000 4 / 12 1 40 / 18 / 10 Квартира-современная.40метров+лоджия!!!Агент.89312036066 14.07.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселим сегодня!! 8-904-640-00-40 5000 1 / 1 1 / / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Большой выбор.Заселение в день обращения!8-904-6400040 ☎987-61-66 Елена 🔑ком 18 м.Заводской пр.4.для мужчины.8000🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑ком 15 м в 3ккв. Новгородская 2.9000 все ВКЛ. 🔑ком 13 м в 3ккв.Ижорского Батальона 14. 9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Заводской пр.54.15000 и ку 🔑1ккв.Бульвар Трудящихся 19.15000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл. 🔑2ккв.пр.Ленина 59.16000 и ку 🔑2ккв.Пролетарская 11.Пустая.15000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябрьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.25000 и ку 🔑3ккв.Новгородсаая ул.20000 и сч🔑3ккв.Павловская ул.44.23000 и сч 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку 🔑 14.07.17
Тверская 20 23000 2 / 4 1 / / Сдам в Колпино просторную 1к. кв. 44 м2 с кухней - гостинной 16м2! На ул.Тверская д. 20. На 2 этаже. Сделан качественно ремонт. Сдается впервые. Есть вся необходимая мебель и техника. Для 1-2 человек или для семьи без животных. Агентство. 23000+ку 89111811492 Яна Еще варианты в группе https://vk.com/malyshevi_estate 13.07.17
1 квартира.Новый район.Мебель,ТВ,холодильник.12 000= 12000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в новом районе.Удобное расположение.Рядом вокзал,ОКЕЙ.В квартире есть мебель,телевизор и холодильник.Стиралки нет.Балкон,окна во двор. 12 000+КУ.Залог 5 000 рублей.Комиссия 10 000 рублей. Есть еще варианты в Колпино. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 13.07.17
Никольское Советский проспект 213 15000 6 / 12 2 / / Сдам 2 к.кв. в г. Никольское Советский пр. 213 , площадью : 57,5 , кухня: 10-11 ; комнаты:17+12; балкон в наличии. Окна выходят на солнечную сторону . Санузел - раздельный. Этаж 7-ой . Вся мебель и техника в наличии дом 2001 года постройки. 15000+ку. Агентство 89111811492 Яна. Еще больше вариантов в группе http://vk.com/malyshevi_estate добавляйтесь 13.07.17
г. Колпино ул. Ижорского батальона д.18 0 2 / 7 1 33 / 16 / 9 квартира сдана 13.07.17
Колпино, ул.Тверская, 66 20000 5 / 10 2 / / 8 Сдается отличная 2 к.кв. в новом районе. Комната1: раздвижной диван 2-х спальный, телевизор, комод Комната2: 2-х спальная кровать, телевизор, комод Кухня: Холодильник, микроволновая печь, телевизор, современный кухонный гарнитур. Туалет, ванна в кафеле, имеется стиральная машина Квартира чистая, просторная. Балкон застеклен. Рядом во дворе школа, садик. 13.07.17
3 квартира можно сотрудникам!19 000= 19000 / 3 / / Сдается 3-х комнатная квартира в Колпино,ул.Павловская.4/5 этаж.Балкон.Комнаты 12+(16+18)м,кухня 6 метров.После косметического ремонта.Натяжные потолки.Есть мебель,ТВ,ХОЛ,стиралка.На долго.Рассмотрим семью с детьми.Сотрудников до 5-ти человек. Работаю с агентами. 20 000+КУ.Залог 10 000 рубл.Комиссия 15 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 13.07.17
2 квартира Евро 23 000= 23000 / 2 / / Для тех кто привык к уюту и домашней обстановке предлагается к сдаче 2 -комн квартира на Заводском проспекте.Комнаты изолированные.Лоджия.Хороший,доргостоящий ремонт.Есть абсолютно все для комфортного проживания.Посудомойка,холодильник,телевизор,микроволновка,стир.машина.Подогрев полов.Встроенная кухня,варочная панель и духовой шкаф.В ванной красивый кафель.Бойлер на случай отключения горячей воды.Детская комната. 23 000+КУ(около 3 500 р.)Залог 100%.Комиссия 15 000 рублей.Без животных. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 13.07.17
1 квартирау вокзала.13 000= 13000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в новом районе.Удобное расположение.Рядом вокзал,ОКЕЙ.В квартире есть мебель,телевизор и холодильник.Стиралки нет.Балкон,окна во двор. 13 000+КУ.Залог 5 000 рублей.Комиссия 10 000 рублей. Есть еще варианты в Колпино. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 13.07.17
Комната на Ленина 8 000.Вся техника,один сосед. 8000 / 1 / / Сдается в аренду большая комната 20 метров по адресу пр.Ленина 72. В квартире сделан ремонт.Живет один мужчина(приличный)пенсионер.Ст.пакеты,балкон.Вся техника в наличии. 8 000 руб+КУ,Свет и вода.Для 1-2 человек.Пары.Комиссия 8 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 13.07.17
1 квартира в центре Колпино 13 000= 13000 / 1 / / Сдается недорогая 1 комн.квартира (ЕСТЬ ВИДЕО)в центре Колпино.Ул.В.Слуцой 38.ДЛЯ ТЕХ У КОГО НЕТ ЛИШНИХ ДЕНЕГ НО ПОЖИТЬ ХОЧЕТСЯ ОТДЕЛЬНО!! Квартира без мебели 16 метров.Кухня 7 метров.4/9 этаж.Солнечная сторона,два окна,паркет.С/у совмещенный.Есть стиралка и двухкомфорочная плита,холодильник.По желанию можно привезти диван.Сдается на долго.Рядом магазин "Спар","Пятерочка",прямо в доме. 13 000+КУ(свет и вода).Залог 5 000 рублей.Комиссия 10 000 рублей. Смотрите видеозапись. 13.07.17
Сдам 3к-кв.Загородная16000+ку.Всё есть!!! 16000 3 / 10 3 65 / 43 / 9 Есть вся мебель и техника.89817657855.комиссия.БОЛЬШОЙ-ВЫБОР.Звоните 13.07.17
СДАМ.2к-квКолпино.14000+ку 14000 2 / 5 2 45 / 32 / 6 Есть мебель и техника!Только РФ.Агент 13.07.17
Новый район.1к-кв.11000+ку!!! 11000 2 / 5 1 32 / 18 / 6 Есть мебель и техника.РФ.Александр.89817657855.комиссия 13.07.17
Новый район.1к-кв.11000+ку!!! 11000 2 / 5 1 32 / 18 / 6 Есть мебель и техника.РФ.Александр.89817657855.комиссия 13.07.17
СДАМ.2к-кв.Новый дом.Тельмана.12000+ку 12000 1 / 5 2 60 / 40 / 12 Большой метраж.60м.Мебель частично!Александр.89817657855.комиссия 13.07.17
лагерное шоссе 49 новый дом 15000 / 2 / / Сдается хорошая 2 к.кв с необходимой мебелью и техникой!на длительный срок!цена 15000+ку.агентство 8 952 374 97 43 13.07.17
Ленина 37 25000 / 3 / / Сдается обустроенная трехкомнатная квартира со всей необходимой мебелью и техникой,цена 25000+свет.агентство 8 952 374 97 43 13.07.17
Трудящихся 15 15000 / 1 / / Сдается 1 к.кв мебель,техника,рядом окей.цена 15000+ку.агентство 8 952 374 97 43 13.07.17
Новгородская 13 16000 / 2 / / Среднее состояние,есть мебель и холодильник.цена 16000+свет и газ.агентство 8 952 374 97 43 13.07.17
Тверская20 19000 / 2 / / Сдается 2 к.кв в хорошем состоянии,цена 19000+ку.агентство 8 952 374 97 43 13.07.17
Октябрьская 2 15000 10 / 1 1 / / Сдается 1 к.кв Октябрьская 2,новый дом,хорошее состояние,цена 15000+ку.агентство 8 952 374 97 43 13.07.17
проспект ленина 59 10000 5 / 1 3 / / Сдается 3к.кв без ремонта!цена 10000+ку.агентство 8 952 374 97 43 13.07.17
пос тельмана 16 (без залога) 12000 / 1 / / СРОЧНО!сдается 1 к.кв Тельмана 16,с мебелью и техникой,цена 12000+ку.агентство 8952 374 97 43 13.07.17
Ул.Вера Слуцкая 32 20000 / 2 / / Мебели минимум, с техникой, после ремонта, длительный срок. Рассмотрим любых клиентов. 8(911)739-43-01 Ольга 13.07.17
Новый дом; ул.Квартальная 2 15000 / 1 / / Новый дом ,без мебели. 8(911)739-43-01 Ольга 13.07.17
Ул.Тверская 60 23000 / 3 / / Рядом школа, садик, хорошая детская площадка, магазины. После косметического ремонта, отличное состояние с мебелью и техникой, на длительный срок. 8(911)739-43-01 Ольга 13.07.17
Пр-т Ленина 8000 / 1 / / Комната 20 метров. 8(911)739-43-01 Ольга 13.07.17
Ул.Квартальная 15000 / 1 / / Студия 30 метров,новый дом ,хорошее состояние с мебелью и техникой. 8(911)739-43-01 Ольга 13.07.17
Элитный дом; ул.Тазаева 3 23000 / 1 / / Элитный дом;по комнате; комната в общежитии. С мебелью и техникой, просторная 65 метров, чистая и ухоженная квартира, отличное состояние, соседи приличные. 8(911) 739-43-01 Ольга 13.07.17
Ул.Октябрьская 77 14000 / 1 / / Рядом школы, садики, гипермаркет, недалёко вокзал, чистая и уютная квартира, соседи приличные. Сдаётся на длительный срок. 8(911)739-43-01 Ольга 13.07.17
П.Понтонная ул.Товпеко 20000 / 2 / / Для любых клиентов с мебелью и техникой. 8(911) 739-43-01 Ольга 13.07.17
Заводской пр-т 38 8000 / 1 / / Комната в общежитии. Отличное состояние, есть ст.машина, мебель, хорошие соседи, в комнате есть балкон, сдаётся на длительный срок. 8(911) 739-43-01 Ольга 13.07.17
1к.кв Элитный дом Тазаева д3 23000 / 1 / 65 / 12 Сдам квартиру в элитном доме с мебелью и техникой,длительный срок. 89117394301 13.07.17
Квартира в центре Колпино.Есть видео. 13000 / 1 / / Сдается недорогая 1 комн.квартира (ЕСТЬ ВИДЕО)в центре Колпино.Ул.В.Слуцой 38.ДЛЯ ТЕХ У КОГО НЕТ ЛИШНИХ ДЕНЕГ НО ПОЖИТЬ ХОЧЕТСЯ ОТДЕЛЬНО!! Квартира без мебели 16 метров.Кухня 7 метров.4/9 этаж.Солнечная сторона,два окна,паркет.С/у совмещенный.Есть стиралка и двухкомфорочная плита,холодильник.По желанию можно привезти диван.Сдается на долго.Рядом магазин "Спар","Пятерочка",прямо в доме. 13 000+КУ(свет и вода).Залог 5 000 рублей.Комиссия 10 000 рублей. Смотрите видеозапись. 13.07.17
бульвар трудящихся 7000 / 2 / / Сдаётся комната с мебелью и бытовой техникой 7000 и свет 13.07.17
красная 13000 / 1 / / Сдавать 1кв с мебелью и бытовой техникой 13.07.17
октябрьская 16000 / 2 / / Сдаётся 2кв с мебелью и бытовой техникой 16000 и счетчики 13.07.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселение в день обращения.Бронирование жилья.! 8-904-640-00-40 5000 4 / 5 2 / / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Большой выбор.Заселение в день обращения! 8-904-6400040 ☎987-61-66 Елена 🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑ком 15 м в 3ккв. Новгородская 2.9000 все ВКЛ. 🔑ком 13 м в 3ккв.Ижорского Батальона 14. 9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Бульвар Трудящихся 19.15000 и ку 🔑1ккв.Заводской пр.54.15000 и ку 🔑1ккв.Вавилова 24.13000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл. 🔑2ккв.пр.Ленина 59.16000 и ку 🔑2ккв.Пролетарская 11.Пустая.16000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябрьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.25000 и ку 🔑3ккв.Братьев Радченко 29.23000 и ку 🔑3ккв.Павловская ул.44.23000 и сч 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку 13.07.17
Сдаётся ком.10 м.Раумская ул.11***987-61-66 8000 3 / 9 3 / / Сдаётся ком.10 м.Колпино.Ул.Раумская 11.Вся мебель и техника. 8000 и свет 13.07.17
Сдаётся комната 12.5.Заводской пр.36"***987-61-66 8000 4 / 14 5 / / Сдаётся комната 12.5 м.Колпино.Заводской пр.36.Вся мебель.Холодильник. 8000 руб все включено.8-904-640-00-40 Елена 13.07.17
Сдаётся комната 12.5.Заводской пр.36"***987-61-66 8000 4 / 14 5 / / Сдаётся комната 12.5 м.Колпино.Заводской пр.36.Вся мебель.Холодильник. 8000 руб все включено.8-904-640-00-40 Елена 13.07.17
Сдаётся комната 12.5.Заводской пр.36"***987-61-66 8000 4 / 14 5 / / Сдаётся комната 12.5 м.Колпино.Заводской пр.36.Вся мебель.Холодильник. 8000 руб все включено.8-904-640-00-40 Елена 13.07.17
Сдаётся 1ккв.Вавилова ул.24.**"13000 и ку 13000 1 / 5 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Вавилова 24.Вся мебель.Техника. Длительный срок. 13000 и ку. Елена 13.07.17
Сдаётся 2ккв.Пустая.Пролетарская ул.11***987-61-66 15000 8 / 9 2 / / Сдаётся 2ккв.Колпино.Ул.Пролетарская 11.Без мебели.15000 и ку.Длительный срок. 987-61-66 8-904-640-00-40 Елена 13.07.17
Октябрьская 77 сдам 13000+КУ 13000 / 1 / / Сдам квартиру с мебелью и техникой 13000+КУ .Без залога 13.07.17
Сдаём комнаты Много вариантов 5000 / 1 / / Сдается комната в общежитии в отличном состоянии с хорошей мебелью, есть холодильник, телевизор, стиральная машинка. 5000 руб. + коммунальные услуги. Есть комната18м на Павловской ул, 22м на пр Ленина, 15м на Заводском пр и тд.8911-727-28-27 Полина. 12.07.17
2кв для любых клиентов 17000 / 2 / / Двухкомнатная квартира около подвига с мебелью холодильником телевизором стиральной машинкой. Состояние среднее. Для любых платёжеспособных клиентов . 8911-727-28-27 Полина . 12.07.17
1кв в новом доме 16000 / 1 / / Отличная 1кв в новом доме Около ленты. Чистая уютная, ремонт от застройщика. Сдается в первые, в квартире ещё никто не жил. Вся мебель новая, Кухня встроенная, новый холодильник, телевизор, стиральная машина. Санузел отделан современным кафелем.16000₽ и ку.8911-727-28-27 Полина. 12.07.17
1кв около Меркурия 13000 / 1 / / Простая чистая 1кв со всей мебелью и бытовой техникой. Сдаётся на длительный срок. 13000 и ку.8911-727-28-27 Полина. 12.07.17
1кв на Трудящихся 16000 / 1 / / Сдам однокомнатную квартиру на бульваре трудящихся около Окея в отличном состоянии сделан евро ремонт стеклопакеты вся новая современная мебель холодильник телевизор стиральная машинка.8911-727-28-27 Полина. 12.07.17
октябрьская 16000 / 2 / / Сдаётся 2кв с мебелью и бытовой техникой 16000 и счетчики 12.07.17
Помогу собственникам сдать БЫСТРО квартиру или комнату без затрат 15000 1 / 1 1 / / Помогу собственникам сдать быстро комнату или квартиру без затрат 12.07.17
Сдаются комнаты в Колпино! 8-904-640-00-40 0 1 / 1 1 1 / 1 / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Большой выбор.Заселение в день обращения!8-904-6400040 ☎987-61-66 Елена 🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑ком 15 м в 3ккв. Новгородская 2.9000 все ВКЛ. 🔑ком 13 м в 3ккв.Ижорского Батальона 14. 9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Бульвар Трудящихся 19.15000 и ку 🔑1ккв.Заводской пр.54.15000 и ку 🔑1ккв.Вавилова 24.13000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл. 🔑2ккв.пр.Ленина 59.16000 и ку 🔑2ккв.Пролетарская 11.Пустая.16000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябрьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.25000 и ку 🔑3ккв.Братьев Радченко 29.23000 и ку 🔑3ккв.Павловская ул.44.23000 и сч 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку 🔑 12.07.17
красная 13000 / 1 / / Сдаётся 1кв с мебелью и бытовой техникой 12.07.17
Сдаю большую комнату 20 метров! В 2- к.кв в старом р-не! Все есть. 8-904-645-60-93 агентство 12000 / 1 / / Сдам комнату 20 метров в 2-х к.квартире! пр. ЛЕНИНА! 1 сосед! Есть 2 дивана, стенка, холодильник, стир. машина! 12т.р. и свет! 8-904-645-60-93 ЛЮБЫМ! Можно сотрудникам! 8-904-645-60-93 агентство! 12.07.17
Сдаю большую комнату 20 метров! В 2- к.кв в старом р-не! Все есть. 8-904-645-60-93 агентство 12000 / 1 / / Сдам комнату 20 метров в 2-х к.квартире! пр. ЛЕНИНА! 1 сосед! Есть 2 дивана, стенка, холодильник, стир. машина! 12т.р. и свет! 8-904-645-60-93 ЛЮБЫМ! Можно сотрудникам! 8-904-645-60-93 агентство! 12.07.17
Сдам комнату ! Сегодня! 8-904-645-60-93 9000 / 1 / / Сдам комнату 15 метров в 4- х к.квартире в новом районе! Вся мебель. Из техники телевизор и холодильник! Хорошее состояние! Рассмотрим пару из СНГ! Соседи хорошие!ЦЕНА: 9 т.р и свет! 8-904-645-60-93 агентство 12.07.17
Помогу СДАТЬ,СНЯТЬ, ПРОДАТЬ или КУПИТЬ! Есть ЛИЦЕНЗИЯ! 8-904-645-60-93 1 / 1 / / Квартиру,комнату, продам, сдам,сниму в Колпино АГЕНТСТВО" МЕТРАЖ М" ПРЕДЛАГАЕТ БОЛЬШОЙ СПЕКТР УСЛУГ В СФЕРЕ НЕДВИЖИМОСТИ!!! ОБРАЩАЙТЕСЬ : 8-904-645-60-93 или 8-965-064-00-37 8-904-645-60-93 Галина • СДАТЬ-СНЯТЬ жилье, заключить договор аренды! • Продажа в Санкт-Петербурге и ЛО. • Покупка недвижимости (подбор вариантов) • Работа по жилищным программам и субсидиям. • Ипотечные сделки. Содействие по кредитам. • Юридическое сопровождение сделок БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ 12.07.17
Сдам 1к.кв в р-не вокзала. Все есть. 8-904-645-60-93 Покажем в любое время! Срочно! 15000 / 1 / / Сдам 1к.квартиру в р-не вокзала! 1/4 этаж . Для 1-пары, семьи РФ! Есть мебель. Техника! 15+счетчики на воду и свет, зимой отопление! Залог за последний месяц можно в разбивку! Без животных ! Славянам! 8-904-645-60-93 агентство! Ключи у агента! Покажем в любое удобное для вас время! 12.07.17
Сдам 1к.кв на Коммуны! 16+ счетчики! 8-904-645-60-93 агентство 16000 / 1 / / Сдаю 1 к.квартиру Коммуны 23! Вид на парк! Есть всё, кроме спального места. Решаемо! Можно с животными! 16+ счетчики! Залог за последний месяц, можно в разбивку.8-904-645-60-93 агентство! 12.07.17
СДАЮ Комнаты и Квартиры! Все объекты РЕАЛЬНЫЕ!! 8-904-645-60-93 8000 / 1 / / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Большой выбор.Заселение в день обращения! 🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑ком 15 м в 3ккв. Новгородская 2.9000 все ВКЛ. 🔑ком 13 м в 3ккв.Ижорского Батальона 14. 9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Бульвар Трудящихся 19.15000 и ку 🔑1ккв.Заводской пр.54.15000 и ку 🔑1ккв.Вавилова 24.13000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл. 🔑2ккв.пр.Ленина 59.16000 и ку 🔑2ккв.Пролетарская 11.Пустая.16000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябрьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.25000 и ку 🔑3ккв.Братьев Радченко 29.23000 и ку 🔑3ккв.Павловская ул.44.23000 и сч 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку ТЕЛЕФОН :8-904-645-60-93 агентство 12.07.17
1 комн. квартира в старом районе,для пары или семьи,длит. 13 2 / 3 1 35 / 20 / 6 1 комн. квартира с мебелью и техникой,для пары или семьи с ребёнком,на длит. срок.Рядом ж.д. вокзал,магазины шаговой доступности,автобусные остановки,большой красивый парк.Без залога. 12.07.17
Комната в старом районе,для пары или 1 человека,длит.срок 9 2 / 3 3 60 / 45 / 9 Комната в старом районе,для пары или 1 человека,длит. срок.В комнате есть вся мебель и техника,балкон.Соседи приличные,чистоплотные. 12.07.17
Комната в старом районе,для пары или 1 человека,длит.срок 9 2 / 3 3 60 / 45 / 9 Комната в старом районе,для пары или 1 человека,длит. срок.В комнате есть вся мебель и техника,балкон.Соседи приличные,чистоплотные. 12.07.17
2 комн. квартира в новом районе,для семьи,любой национ. 16 4 / 9 2 45 / 30 / 8 2 комн. квартира с мебелью и техникой (бабушкин вариант),для семьи любой национальности,на длит. срок.Рядом "Окей",ж.д. вокзал,автобусные остановки. 12.07.17
СДАМ.2к-кв.Новый дом.Тельмана.12000+ку 12000 1 / 5 2 60 / 36 / 12 Большой метраж.60метров.Есть 1диван,2 шкафа.Стол,стул. и всё.Александр.89817657855.комиссия 12.07.17
БОЛЬШОЙ ВЫБОР КВАРТИР И КОМНАТ 8-951-647-00-99 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 12.07.17
1комнатная на пр Ленина на Веры Слуцкой на Тверской большой метраж 2х комнатная в Металлострое 12000 4 / 5 1 / 18 / 7 1комнатная на пр Ленина на Веры Слуцкой балкон стеклопакеты после ремонта новая кухня рядом бассейн 1комнатная на Тверской кухня 14 м евро современная мебель быт техника лоджия 17000 руб 2х комнатная в Металлострое 3х комнатная на Заводском можно для сотрудников Агентство скидки по комиссии 12.07.17
Сдаются комнаты в Колпино от 5000+ку***8-904-640-00-40 8000 1 / 1 1 / / ✏Сдаётся комната 10 м в 3ккв.Колпино. Ул.Раумская 11.Вся мебель и техника.Хозяйка комнаты в квартире не проживает. Длительный срок. 8000 и свет. https://vk.com/wall2324361_7388 ✏Сдаётся комната 12.5м.Колпино.Заводской пр.36.Вся мебель, техника.Нет стиральной машинки. Для одного, пары, семьи с ребёнком. 8000 руб все ВКЛ. Длительный срок. https://vk.com/wall2324361_7387 ☎987-61-66 ☎8904-640-00-40 Елена 12.07.17
стахановская 14000 / 1 / / Сдаётся 1кв с мебелью и бытовой техникой 12.07.17
ОКТЯБРЬСКАЯ.2к-кв.16500+ку 16500 3 / 10 2 47 / 32 / 9 Хорошее сост.Вся мебель и техника.Агент.89817657855 12.07.17
КОМНАТА.Тверская.8500.Всё вкл!!! 8500 4 / 10 3 65 / 10 / 12 Есть мебель и техника.БОЛЬШОЙ-ВЫБОР.Звоните.89817657855.комиссия 12.07.17
Сдам.1к-кв.Загородная.10000+ку. 10000 3 / 10 1 15 / 15 / 9 Новый дом.Есть мебель и техника.Александр.89817657855.комиссия 12.07.17
Ленина.2к-кв.16000+ку!!! 16000 3 / 5 2 45 / 32 / 6 Есть мебель и техника.СДАМ.2к-кв.Заводской.15000+ку.Звоните!Александр.89817657855.комиссия 12.07.17
СДАМ.1к-кв.Иж.Бата.13000+ку 13000 3 / 10 1 44 / 20 / 14 Квартира большая 44метра.Есть мебель и техника.Александр.89817657855.комиссия 12.07.17
Сдаётся 2ккв.Колпино. Пролетарская ул.11.Пусть 15000 7 / 9 2 / / Сдаётся 2ккв.Колпино.ул.Пролетарская 11.Квартира пустая.Только шкаф и диван. 15000 и ку.Можно смотреть и в,езжать.Очень длительный срок 11.07.17
Сдаётся 2ккв.Колпино. Пролетарская ул.11.Пусть 15000 7 / 9 2 / / Сдаётся 2ккв.Колпино.ул.Пролетарская 11.Квартира пустая.Только шкаф и диван. 15000 и ку.Можно смотреть и в,езжать.Очень длительный срок 11.07.17
Сдаётся комната 10м с балконом.Заводской пр.18 5000 5 / 9 2 / / 8 Сдаётся комната 10 м с балконом.Колпино.Заводской пр.18.Вся мебель и техника.Комната ухоженная.Длительный срок .соседи - 1 мужчина. Сдаётся для одной женщины или мужчины. 5000+ку 8-904-640-00-40 Елена 11.07.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселение в день обращения!! 8-904-640-00-40 5000 1 / 1 1 / / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Большой выбор.Заселение в день обращения!8-904-6400040 ☎987-61-66 Елена 🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑ком 15 м в 3ккв. Новгородская 2.9000 все ВКЛ. 🔑ком 13 м в 3ккв.Ижорского Батальона 14. 9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Бульвар Трудящихся 19.15000 и ку 🔑1ккв.Заводской пр.54.15000 и ку 🔑1ккв.Вавилова 24.13000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл. 🔑2ккв.пр.Ленина 59.16000 и ку 🔑2ккв.Пролетарская 11.Пустая.16000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябрьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.25000 и ку 🔑3ккв.Братьев Радченко 29.23000 и ку 🔑3ккв.Павловская ул.44.23000 и сч 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку 🔑 11.07.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселение в день обращения!! 8-904-640-00-40 5000 1 / 1 1 / / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Большой выбор.Заселение в день обращения!8-904-6400040 ☎987-61-66 Елена 🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑ком 15 м в 3ккв. Новгородская 2.9000 все ВКЛ. 🔑ком 13 м в 3ккв.Ижорского Батальона 14. 9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Бульвар Трудящихся 19.15000 и ку 🔑1ккв.Заводской пр.54.15000 и ку 🔑1ккв.Вавилова 24.13000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл. 🔑2ккв.пр.Ленина 59.16000 и ку 🔑2ккв.Пролетарская 11.Пустая.16000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябрьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.25000 и ку 🔑3ккв.Братьев Радченко 29.23000 и ку 🔑3ккв.Павловская ул.44.23000 и сч 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку 🔑 11.07.17
Колпино, ул.Тверская, 66 20000 5 / 10 2 / / 8 Сдается отличная 2 к.кв. в новом районе. Комната1: раздвижной диван 2-х спальный, телевизор, комод Комната2: 2-х спальная кровать, телевизор, комод Кухня: Холодильник, микроволновая печь, телевизор, современный кухонный гарнитур. Туалет, ванна в кафеле, имеется стиральная машина Квартира чистая, просторная. Балкон застеклен. Рядом во дворе школа, садик. 11.07.17
п Металлострой 18000 5 / 5 2 43 / 29 / 6 Агентство.Сдается отличная двухкомнатная квартира.п Металлострой,ул Плановая,5 этаж без лифта.15 минут транспортом от метро Рыбацкое.Развитая инфраструктура.В шаговой доступности остановки общественного транспорта,магазины,школы,детские сады.Квартира после ремонта, теплая,установлены хорошие стеклопакеты.Балкон.Окна в зеленый двор.Во дворе детская площадка.Комнаты раздельные 19 и 10 м. Кухня 6 м. Санузел раздельный.В квартире вся необходимая мебель:два дивана,шкаф,шкаф-прихожая,кухонная мебель,стол.Бытовая техника:стиральная машина,холодильник,телевизор.Ванная комната с новой душевой кабиной.Сдается славянам.Без животных.Арендная плата 18000+КУ+счетчики на электроэнергию и воду.Залог 10000 руб. можно внести в течение двух месяцев (возвращается после окончания срока аренды при соблюдении условий договора).По агентской комиссии скидка. 11.07.17
2 квартира Евро 23 000= 23000 / 2 / / Для тех кто привык к уюту и домашней обстановке предлагается к сдаче 2 -комн квартира на Заводском проспекте.Комнаты изолированные.Лоджия.Хороший,доргостоящий ремонт.Есть абсолютно все для комфортного проживания.Посудомойка,холодильник,телевизор,микроволновка,стир.машина.Подогрев полов.Встроенная кухня,варочная панель и духовой шкаф.В ванной красивый кафель.Бойлер на случай отключения горячей воды.Детская комната. 23 000+КУ(около 3 500 р.)Залог 100%.Комиссия 15 000 рублей.Без животных. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 11.07.17
1 квартира в новом районе 13 000= 13000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в новом районе.Удобное расположение.Рядом вокзал,ОКЕЙ.В квартире есть мебель,телевизор и холодильник.Стиралки нет.Балкон,окна во двор. 13 000+КУ.Залог 5 000 рублей.Комиссия 10 000 рублей. Есть еще варианты в Колпино. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 11.07.17
3 квартира 19000+Ку.Можно сотрудникам. 19000 / 3 / / Сдается 3-х комнатная квартира в Колпино,ул.Павловская.4/5 этаж.Балкон.Комнаты 12+(16+18)м,кухня 6 метров.После косметического ремонта.Натяжные потолки.Есть мебель,ТВ,ХОЛ,стиралка.На долго.Рассмотрим семью с детьми.Сотрудников до 5-ти человек. Работаю с агентами. 20 000+КУ.Залог 10 000 рубл.Комиссия 15 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 11.07.17
Комната с одним соседом.8 000= 8000 / 1 / / Сдается в аренду большая комната 20 метров по адресу пр.Ленина 72. В квартире сделан ремонт.Живет один мужчина(приличный)пенсионер.Ст.пакеты,балкон.Вся техника в наличии. 8 000 руб+КУ,Свет и вода.Для 1-2 человек.Пары.Комиссия 8 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 11.07.17
ТВЕРСКАЯ, 26 14000 3 / 5 1 32 / / 6 Сдается 1 к. квартира в Колпино у ж/д вокзала на Тверской. Чистая, уютная квартира. Вся мебель и техника. Тихий, зеленый район. 14000 р/мес + КУ.Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга. 11.07.17
ТВЕРСКАЯ,66 18000 5 / 9 2 56 / / 8 Сдается 2-х к. квартира в новом районе на Тверской ул. Изолированные комнаты. Рядом Лента. Вся мебель и техника. Рассмотрим семью или сотрудников. 18000 р/мес+ КУ. Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 11.07.17
СДАЕМ КВАРТИРЫ, КОМНАТЫ 12000 / 1 / / СДАЕМ квартиры и комнаты в Колпино и колпинском районе: Понтонном, Тельмана, Металлострое, Славянке. Комнаты от 6000 р/мес Квартиры от 12000 р/мес 1 комн, от 15000 р/мес 2-х комн, от 17000 р/мес 3-х комн. Квартиры пустые и с мебелью. От эконом-вариантов до элитных квартир. Для семьи или сотрудников. 8-904-336-30-51 Ольга. Звоните!!! Подберем вариант по Вашим запросам, средствам и желанию. 11.07.17
НАБ. КОМСОМОЛЬСКОГО КАНАЛА 12000 3 / 5 1 32 / / 6 Сдается 1 к. квартира в Колпино на наб. Комсомольского канала, недалеко от ж/д вокзала. Чистая квартира. Имеется вся мебель и техника. 12000 р/мес+КУ. Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 11.07.17
ОБЩЕЖИТИЕ ЗАВОДСКОЙ 38 8000 5 / 12 5 / / 10 Сдается комната в общежитии на Заводском пр. Комната с балконом. Имеется вся необходимая мебель и бытовая техника. Сдается на дл. срок. 8000 р/мес (КУ включены) Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 11.07.17
Колпино, ул.Тверская, 66 20000 5 / 10 2 / / 8 Сдается отличная 2 к.кв. в новом районе. Комната1: раздвижной диван 2-х спальный, телевизор, комод Комната2: 2-х спальная кровать, телевизор, комод Кухня: Холодильник, микроволновая печь, телевизор, современный кухонный гарнитур. Туалет, ванна в кафеле, имеется стиральная машина Квартира чистая, просторная. Балкон застеклен. Рядом во дворе школа, садик. 11.07.17
Колпино, ул.Тверская, 66 20000 5 / 10 2 / / 8 Сдается отличная 2 к.кв. в новом районе. Комната1: раздвижной диван 2-х спальный, телевизор, комод Комната2: 2-х спальная кровать, телевизор, комод Кухня: Холодильник, микроволновая печь, телевизор, современный кухонный гарнитур. Туалет, ванна в кафеле, имеется стиральная машина Квартира чистая, просторная. Балкон застеклен. Рядом во дворе школа, садик. 11.07.17
СДАМ КОМНАТЫ И КВАРТИРЫ В КОЛПИНО! 8-904-645-60-93 8000 / 1 / / 📌СДАЮ ! Очень много жилья: 👍Заселение в этот же день! Бронирование! Рассрочка! 🔑Комнаты в Общежитиях, в Новом р-не, р- Вокзала, Старый р-н! 🔑1 к.квартиры по всему Колпино! 🔑2к.квартиры пр. Ленина, Пролетарская, Новый р-н! 🔑8-904-645-60-93 агентство! СИСТЕМА Скидок! 11.07.17
БОЛЬШАЯ комната бр. РАДЧЕНКО- ЛЕНИНА! 1 сосед! ЛЮБЫМ! 12000 / 1 / / Сдам комнату 20 метров в 2-х к.квартире! пр. ЛЕНИНА! 1 сосед! Есть 2 дивана, стенка, холодильник, стир. машина! 12т.р. и свет! 8-904-645-60-93 ЛЮБЫМ! Можно сотрудникам! 8-904-645-60-93 агентство! 11.07.17
Сдам комнату ! Сегодня! 8-904-645-60-93. БОЛЬШОЙ ВЫБОР реальных ОБЪЕКТОВ! 9000 / 1 / / Сдам комнату 15 метров в 4- х к.квартире в новом районе! Вся мебель. Из техники телевизор и холодильник! Хорошее состояние! Рассмотрим пару из СНГ! Соседи хорошие!ЦЕНА: 9 т.р и свет! БОЛЬШОЙ ВЫБОР реальных ОБЪЕКТОВ! Есть в общежитиях! 8-904-645-60-93 агентство 11.07.17
Помогу СДАТЬ,СНЯТЬ, ПРОДАТЬ или КУПИТЬ! Есть ЛИЦЕНЗИЯ! 8-904-645-60-93 1 / 1 / / Квартиру,комнату, продам, сдам,сниму в Колпино АГЕНТСТВО" МЕТРАЖ М" ПРЕДЛАГАЕТ БОЛЬШОЙ СПЕКТР УСЛУГ В СФЕРЕ НЕДВИЖИМОСТИ!!! ОБРАЩАЙТЕСЬ : 8-904-645-60-93 или 8-965-064-00-37 8-904-645-60-93 Галина • СДАТЬ-СНЯТЬ жилье, заключить договор аренды! • Продажа в Санкт-Петербурге и ЛО. • Покупка недвижимости (подбор вариантов) • Работа по жилищным программам и субсидиям. • Ипотечные сделки. Содействие по кредитам. • Юридическое сопровождение сделок БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ 11.07.17
Сдам 1к.кв в р-не вокзала. Все есть. 8-904-645-60-93 СРОЧНО! СЕГОДНЯ! 15000 / 1 / / Сдам 1к.квартиру в р-не вокзала! 1/4 этаж . Для 1-пары, семьи РФ! Есть мебель. Техника! 15+счетчики на воду и свет, зимой отопление! Залог за последний месяц можно в разбивку! Без животных ! Славянам! 8-904-645-60-93 агентство! Ключи у агента! Покажем в любое удобное для вас время! 11.07.17
Сдам 1к.кв на Коммуны! 16+ счетчики! 8-904-645-60-93 агентство 16000 / 1 / / Сдаю 1 к.квартиру Коммуны 23! Вид на парк! Есть всё, кроме спального места. Решаемо! Можно с животными! 16+ счетчики! Залог за последний месяц, можно в разбивку.8-904-645-60-93 агентство! 11.07.17
Ул.Вера Слуцкая 32 20000 / 2 / / Мебели минимум, с техникой, после ремонта, длительный срок. 8(911)739-43-01 Ольга 11.07.17
Ул.Квартальная 2 15000 / 1 / / Новый дом ,без мебели. 8(911)739-43-01 Ольга 11.07.17
Металлострой 2-х квартира БЕЗ МЕБЕЛИ новый дом 18000 / 2 / / Сдается 2-х БЕЗ МЕБЕЛИ кухня-гостиная 25м2 Комнаты изолированные 18м2 и 16 м2 Ванная в кафеле Лидия 89110387894 11.07.17
2-х квартира на ЛАГЕРНОМ в новом доме 18000 / 2 / / СДАЕТСЯ ОТЛИЧНАЯ 2-Х КВАРТИРА Все есть 89110387894 11.07.17
Ул.Тверская 60 23000 / 3 / / Рядом школа, садик, хорошая детская площадка, магазины. После косметического ремонта, отличное состояние с мебелью и техникой, на длительный срок. 8(911)739-43-01 Ольга 11.07.17
1 квартира старый район 15000 / 1 / / 1 квартира ОТЛИЧНОГО СОСТОЯНИЯ после качественного ремонта Новая бытовая техника холодильник стиральная машина ванна раковина унитаз Сдается только для славян ЛИДИЯ 89110387894 11.07.17
Пр-т Ленина 8000 / 1 / / Комната 20 метров. 8(911)739-43-01 Ольга 11.07.17
Ул.Квартальная 15000 / 1 / / Студия 30 метров,новый дом ,хорошее состояние с мебелью и техникой. 8(911)739-43-01 Ольга 11.07.17
Элитный дом; ул.Тазаева 3 23000 / 1 / / Элитный дом;по комнате; комната в общежитии. С мебелью и техникой, просторная 65 метров, чистая и ухоженная квартира, отличное состояние, соседи приличные. 8(911) 739-43-01 Ольга 11.07.17
Ул.Октябрьская 77 14000 / 1 / / Рядом школы, садики, гипермаркет, недалёко вокзал, чистая и уютная квартира, соседи приличные. Сдаётся на длительный срок. 8(911)739-43-01 Ольга 11.07.17
П.Понтонная ул.Товпеко 20000 / 2 / / Для любых клиентов с мебелью и техникой. 8(911) 739-43-01 Ольга 11.07.17
Заводской пр-т 38 8000 / 1 / / Отличное состояние, есть ст.машина, мебель, хорошие соседи, в комнате есть балкон, сдаётся на длительный срок. 8(911) 739-43-01 Ольга 11.07.17
Сдам 1к.кв в старом районе. 14000! Есть все необходимое 14000 / 1 / / Хорошая 11.07.17
Сниму 1к. КВ в Новом районе . Платим 18000! 18000 / 1 / / Граждане РФ без детей и животных 11.07.17
стахановская 14000 / 1 / / Сдаётся 1кв с мебелью и бытовой техникой 11.07.17
Комната у вокзала,для пары или 1 человека,славянам,длит. 10 3 / 4 3 70 / 55 / 9 Комната в чистой,светлой квартире у ж.д. вокзала,для пары или 1 человека,славянам,на длит. срок.Соседи приличные,чистоплотные.Без залога.Рядом магазины шаговой доступности,"Сбербанк",почта,автобусное кольцо,большой красивый парк,река "Ижора". 11.07.17
Комната в старом районе,с балконом ,в 3 комн. квартире. 9 2 / 3 3 60 / 45 / 9 Комната на ул.Стахановской,с мебелью и техникой,балкон,для 1-2 человек,на длит. срок.Без залога.Соседи приличные,чистоплотные. 11.07.17
КОМНАТЫ и КВАРТИРЫ НА ЛЮБОЙ ВКУС 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 11.07.17
2 комн. квартира в старом районе,для семьи с детьми,длит.срок 15 4 / 9 2 45 / 30 / 7 2 комн. квартира с мебелью и техникой,есть лоджия,для семьи с ребёнком,на длит. срок.Рядом 4 школы,гимназия,во дворе 2 детских садика,магазины шаговой доступности,автобусная остановка.Залог 5 000. 11.07.17
Пос. имени Тельмана,сдаю 1 комн. квартиру,для пары ,семьи. 12 3 / 5 1 40 / 20 / 10 1 комн. квартира с мин. мебели,лоджия,для пары или семьи,на длит. срок.Рядом остановка,магазины шаговой доступности,школа,во дворе детский садик.Без залога. 11.07.17
Сдаётся комната 10м ***5000+ку 5000 6 / 9 2 / / 8 Сдаётся комната 10 м с балконом.Колпино.Заводской пр.18.Вся мебель и техника.Комната ухоженная.Длительный срок .соседи - 1 мужчина. Сдаётся для одной женщины или мужчины. 5000+ку 8-904-640-00-40 Елена 11.07.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселим сегодня!! 8-904-640-00-40 7000 1 / 1 1 / / ❗Сдаются квартиры и комнаты в Колпино. 📺🛀📷🚺🚹Выбор. заселение в день обращения. 💰Оплата после проверки документов и подписания договора на объекте. ⚠Приглашаем к сотрудничеству собственников Жилья. Поможем Сдать без затрат. ☎987-61-66 Елена ☎8-904-640-00-40 Г 11.07.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселим сегодня!! 8-904-640-00-40 0 1 / 1 1 / / ☎987-61-66 Елена ☎8-904-640-00-40 🔑ком.18 м.Бульвар Трудящихся 33.10000 все ВКЛ. 🔑ком.23 м в 2ккв.Пр.Ленина 21.10000 и свет 🔑ком 15 м в 3ккв. Новгородская 2.9000 все ВКЛ. 🔑ком 13 м в 3ккв.Ижорского Батальона 14. 9000 все ВКЛ. 🔑ком. 10м в 3ккв.Раумская ул.11. 8000 и свет 🔑ком. 15 м.Пролетарская 50. Для одного .9000 все вкл. 🔑ком.18 м. в 3ккв.наб.Комсомольского канала.9500 все вкл. 🔑1ккв.Бульвар Трудящихся 19.15000 и ку 🔑1ккв.Заводской пр.54.15000 и ку 🔑1ккв.Вавилова 24.13000 и ку 🔑1ккв.Ижорского Батальона 19.18000 все вкл.🔑2ккв.пр.Ленина 59.16000 и ку �👍👍�2ккв.Пролетарская 11.Пустая.16000 и ку. 🔑2ккв.Тельмана 8.18000 и ку 🔑2ккв.Октябпьская 31.18000 и ку 🔑2ккв.Евро.Заводской 54.25000 и ку 🔑3ккв.Братьев Радченко 29.23000 и ку 🔑3ккв.Павловская ул.44.23000 и сч 🔑👍коттедж 124 м."Новая Ижора" 30000 и ку 11.07.17
1 квартира в новом районе 13 000= 13000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в новом районе.Удобное расположение.Рядом вокзал,ОКЕЙ.В квартире есть мебель,телевизор и холодильник.Стиралки нет.Балкон,окна во двор. 13 000+КУ.Залог 5 000 рублей.Комиссия 10 000 рублей. Есть еще варианты в Колпино. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 10.07.17
Комната с одним соседом.8 000= 8000 / 1 / / Сдается в аренду большая комната 20 метров по адресу пр.Ленина 72. В квартире сделан ремонт.Живет один мужчина(приличный)пенсионер.Ст.пакеты,балкон.Вся техника в наличии. 8 000 руб+КУ,Свет и вода.Для 1-2 человек.Пары.Комиссия 8 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 10.07.17
бульвар трудящихся 17000 / 2 / / Сдаётся 2кв в хорошем состоянии есть вся мебель и бытовая техника 10.07.17
КОМНАТА.Тверская.85000!!!! 8500 3 / 10 3 67 / 10 / 10 Хорошее состояние.Мебель и техника.Александр.89817657855.комисия 10.07.17
КОМНАТА.Тверская.85000!!!! 8500 3 / 10 3 67 / 10 / 10 Хорошее состояние.Мебель и техника.Александр.89817657855.комисия 10.07.17
Сдам комнату ! Сегодня! 8-904-645-60-93 ПР. ЛЕНИНА 12000 / 1 / / Сдам комнату 20 метров в 2-х к.квартире! пр. ЛЕНИНА! 1 сосед! Есть 2 дивана, стенка, холодильник, стир. машина! 12т.р. и свет! 8-904-645-60-93 ЛЮБЫМ! Можно сотрудникам! 8-904-645-60-93 агентство! 10.07.17
СДАМ.2к-кв.Заводской.15000+ку 15000 4 / 9 2 50 / 32 / 8 Квартира в хорошем сост.Мебель и техника.Александр.89817657855.комиссия 10.07.17
Сдам комнату ! Сегодня! 8-904-645-60-93 9000 / 1 / / Сдам комнату 15 метров в 4- х к.квартире в новом районе! Вся мебель. Из техники телевизор и холодильник! Хорошее состояние! Рассмотрим пару из СНГ! Соседи хорошие!ЦЕНА: 9 т.р и свет! 8-904-645-60-93 агентство 10.07.17
Помогу СДАТЬ,СНЯТЬ, ПРОДАТЬ или КУПИТЬ! Есть ЛИЦЕНЗИЯ! 8-904-645-60-93 1 / 1 / / Квартиру,комнату, продам, сдам,сниму в Колпино АГЕНТСТВО" МЕТРАЖ М" ПРЕДЛАГАЕТ БОЛЬШОЙ СПЕКТР УСЛУГ В СФЕРЕ НЕДВИЖИМОСТИ!!! ОБРАЩАЙТЕСЬ : 8-904-645-60-93 или 8-965-064-00-37 8-904-645-60-93 Галина • СДАТЬ-СНЯТЬ жилье, заключить договор аренды! • Продажа в Санкт-Петербурге и ЛО. • Покупка недвижимости (подбор вариантов) • Работа по жилищным программам и субсидиям. • Ипотечные сделки. Содействие по кредитам. • Юридическое сопровождение сделок БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ 10.07.17
Сдам.2к-кв.Новый дом.Тельманм.12000+ку 12000 3 / 5 2 60 / 37 / 12 Мебельи минимум!БОЛЬШОЙ-ВЫБОРЖИЛЬЯ!!!Александр.89817657855.комиссия 10.07.17
Сдам 1к.кв в р-не вокзала. Все есть. 8-904-645-60-93 15000 / 1 / / Сдам 1к.квартиру в р-не вокзала! 1/4 этаж . Для 1-пары, семьи РФ! Есть мебель. Техника! 15+счетчики на воду и свет, зимой отопление! Залог за последний месяц можно в разбивку! Без животных ! Славянам! 8-904-645-60-93 агентство! Ключи у агента! Покажем в любое удобное для вас время! 10.07.17
Сдам 1к.кв на Коммуны! 16+ счетчики! 8-904-645-60-93 агентство 16000 / 1 / / Сдаю 1 к.квартиру Коммуны 23! Вид на парк! Есть всё, кроме спального места. Решаемо! Можно с животными! 15.+ ку. Залог за последний месяц, можно в разбивку.8-904-645-60-93 агентство! 10.07.17
СДАМ.1к-кв.Иж.Бата.13000+ку 13000 3 / 10 1 44 / 20 / 14 Большой метраж.44м.Есть мебель и техника!Александр.89817657855.комиссия 10.07.17
Ул.Квартальная 2 15000 / 1 / / Новый дом ,без мебели. 8(911)739-43-01 Ольга 10.07.17
Тверская 60 23000 / 3 / / Рядом школа, садик, хорошая детская площадка, магазины. После косметического ремонта, отличное состояние с мебелью и техникой, на длительный срок. 8(911)739-43-01 Ольга 10.07.17
Тверская 60 23000 / 3 / / Рядом школа, садик, хорошая детская площадка, магазины. После косметического ремонта, отличное состояние с мебелью и техникой, на длительный срок. 8(911)739-43-01 Ольга 10.07.17
Пр-т Ленина 8000 / 1 / / Комната 20 метров. 8(911)739-43-01 Ольга 10.07.17
Ул.Квартальная 15000 / 1 / / Студия 30 метров,новый дом ,хорошее состояние с мебелью и техникой. 8(911)739-43-01 Ольга 10.07.17
Элитный дом, ул.Тазаева 3 23000 / 1 / / Элитный дом: по комнате; комната в общежитии. С мебелью и техникой, просторная 65 метров, чистая и ухоженная квартира, отличное состояние, соседи приличные. 8(911) 739-43-01 Ольга 10.07.17
ТВЕРСКАЯ, 26 14000 3 / 5 1 32 / / 6 Сдается 1 к. квартира в Колпино у ж/д вокзала на Тверской. Чистая, уютная квартира. Вся мебель и техника. Тихий, зеленый район. 14000 р/мес + КУ.Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга. 10.07.17
ТВЕРСКАЯ,66 18000 5 / 9 2 56 / / 8 Сдается 2-х к. квартира в новом районе на Тверской ул. Изолированные комнаты. Рядом Лента. Вся мебель и техника. Рассмотрим семью или сотрудников. 20000 р/мес+ КУ. Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 10.07.17
Ул.Октябрьская 77 14000 / 1 / / Рядом школы, садики, гипермаркет, недалёко вокзал, чистая и уютная квартира, соседи приличные. Сдаётся на длительный срок. 8(911)739-43-01 Ольга 10.07.17
СДАЕМ КВАРТИРЫ, КОМНАТЫ 12000 / 1 / / СДАЕМ квартиры и комнаты в Колпино и колпинском районе: Понтонном, Тельмана, Металлострое, Славянке. Комнаты от 6000 р/мес Квартиры от 12000 р/мес 1 комн, от 15000 р/мес 2-х комн, от 17000 р/мес 3-х комн. Квартиры пустые и с мебелью. От эконом-вариантов до элитных квартир. Для семьи или сотрудников. 8-904-336-30-51 Ольга. Звоните!!! Подберем вариант по Вашим запросам, средствам и желанию. 10.07.17
П.Понтонная ул.Товпеко 20000 / 2 / / Для любых клиентов с мебелью и техникой. 8(911) 739-43-01 Ольга 10.07.17
Заводской пр-т 38 8000 / 1 / / Сдам комнату в общежитии. Отличное состояние, есть ст.машина, мебель, хорошие соседи, в комнате есть балкон, сдаётся на длительный срок. 8(911) 739-43-01 Ольга 10.07.17
бульвар трудящихся 8500 / 2 / / Сдаётся комната с мебелью и бытовой техникой 10.07.17
БОЛЬШОЙ ВЫБОР КВАРТИР И КОМНАТ 8-951-647-00-99 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 10.07.17
1комнатная на пр Ленина на Веры Слуцкой и Тверской 2х комнатные на Раумской и в Металлострое 12000 4 / 5 1 / 18 / 7 1комгатная на пр Ленина на Веры Слуцкой балкон стеклопакеты рядом школа после ремонта мебель быт техника 14000 руб на Тверской большой метраж кухня 14 м евроремонт 17000 руб 2х комнатные на Раумской новая сантехника и новая кухня лоджия 16000 руб 2х комнатная в Металлострое на Центральной комнаты в Питере у метро Агентство скидки по комиссии 10.07.17
Бульвар Трудящихся дом 4 15000 / 1 / / Сдам 1к. Квартиру БУЛЬВАР ТРУДЯЩИХСЯ 4. Есть вся мебель, холодильник, стиральная машина. 15+ только свет. 89215741205 Виктория( агент) 10.07.17
Московская дом 11 14000 / 1 / / ⭐Сдаётся!⭐1-КОМНАТНАЯ квартира в новом РАЙОНЕ Колпино, напротив гипермаркета Лента на ул. Московская дом 11. 🌺КВАРТИРА большая и светлая, площадью 39 кв. м. 💥Просторная кухня 10,5 кв. м., большая прихожая. КВАРТИРА полностью мебелирована, имеется бытовая техника( хол-к, стиральная машина, телевизор, СВЧ- печь). Сдаётся на длительный срок, приличной платёжеспособной семье или одному человеку. Рассматриваем клиентов с детками 👫и воспитанными домашними питомцами. 🐱🐶Стоимость аренды 15.000+ ку летом и 14+ ку зимой. 89215741205 Виктория( агент) 10.07.17
Московская дом 11 14000 / 1 / / ⭐Сдаётся!⭐1-КОМНАТНАЯ квартира в новом РАЙОНЕ Колпино, напротив гипермаркета Лента на ул. Московская дом 11. 🌺КВАРТИРА большая и светлая, площадью 39 кв. м. 💥Просторная кухня 10,5 кв. м., большая прихожая. КВАРТИРА полностью мебелирована, имеется бытовая техника( хол-к, стиральная машина, телевизор, СВЧ- печь). Сдаётся на длительный срок, приличной платёжеспособной семье или одному человеку. Рассматриваем клиентов с детками 👫и воспитанными домашними питомцами. 🐱🐶Стоимость аренды 15.000+ ку летом и 14+ ку зимой. 89215741205 Виктория( агент) 10.07.17
Пролетарская 139 17000 / 2 / / СРОЧНО!!!!⭐ 2-х комнатная квартира на Пролетарской 139. Длительно. Комнаты смежные. 4 этаж 5-ти этажного дома. Есть кухня, бытовая техника, диван, шкаф-купе, стенка- горка под тв. Стоимость 17+ТОЛЬКО СЧЕТЧИКИ!!!! 89215741205 Виктория( агент) 10.07.17
Ижорского Батальона дом 14 9000 / 1 / / Сдам КОМНАТУ в новом доме в Колпино на Ижорского Батальона дом 14. 13 метров после косметического ремонта в очень хорошем состоянии. Имеется мебель, шкаф-купе с зеркалами, бытовая техника. Чистая, Малонаселенная квартира. Стоимость 9.000( все включено!) 89215741205 Виктория( агент) 10.07.17
Колпино, ул.Тверская, 66 20000 5 / 10 2 / / 8 Комната1: раздвижной диван 2-х спальный, телевизор, комод Комната2: 2-х спальная кровать, телевизор, комод Кухня: Холодильник, микроволновая печь, телевизор, современный кухонный гарнитур. Туалет, ванна в кафеле, имеется стиральная машина Квартира чистая, просторная. Балкон застеклен. Рядом во дворе школа, садик. 10.07.17
Комната у ж.д. вокзала,для 1 человека,славянам,длит.срок. 10 3 / 4 3 70 / 50 / 9 Комната у ж.д. вокзала,есть вся мебель и техника,для пары или 1 человека,славянам,на длит. срок.Без залога. 10.07.17
2 комн. квартира в старом районе,для семьи,на длит. период. 15 4 / 9 2 45 / 30 / 8 2 комн. квартира с мебелью и техникой,лоджия,для семьи с ребёнком или 2 парам,на длит. срок.Залог 5 000.Рядом 2 школы,гимназия,магазины шаговой доступности,во дворе 2 детских садика,автобусные остановки до Питера,большое количество маршруток. 10.07.17
Комната в старом районе,для пары или 1 человека,на длит. срок 9 2 / 3 3 60 / 45 / 9 Комната в старом районе,с мебелью и техникой,есть балкон,для пары или 1 человека,на длит. срок.Соседи приличные,чистоплотные. 10.07.17
1 комн. квартира в Тельмана,для пары или семьи любой национ. 12 4 / 6 1 40 / 20 / 9 1 комн. большая квартира,с мин. мебели и техники,для пары или семьи любой национальности,на длит. срок.Без залога.Квартира чистая,светлая,тёплая,рядом автобусная остановка,маршрутки по Колпино и на Питер. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 1 / 1 / / Ну вот мы и добрались до школы. Кто это мы? Так сразу и не расскажешь… Во-первых, я. Позвольте представиться – Диран ас’Аргал гар’Тарркхан, младший сын Темного Властелина, истинный Властелин и еще целая куча громких и звучных титулов. Правда, они не прибавляют мне ни силы, ни ума, так что их можно опустить. А во-вторых, светлая команда, некогда направленная для тихого изъятия (а попросту кражи) ценного артефакта у этого самого Властелина. (Да не у меня! У папы). Якобы для устранения искомого «великого и ужасного» Темного. Это я все об отце, если непонятно. Но так получилось, что магическая вещь предназначалась совсем для другого дела. И истинная цель посещения Кардмора (места обитания моего «страшного и ужасного» папочки) была тоже весьма далекой от «благих» устремлений команды. Правда, они об этом не знали, но это уже мелочи. Как раз в то же время в замке томился и я. Буквально маялся от безделья и скуки. Вот и подговорил нежданных гостей проводить меня в одно интересное место, попутно пообещав помочь им достигнуть их конечной цели. Что, как оказалось, было не лишним. Ибо эти приключенцы умудрились собрать такой букет всевозможных неприятностей, что я только диву давался! Ну вот скажите мне, как можно найти в Темной империи работорговцев, если на данной территории подобный метод получения прибыли считается особо изощренным способом самоубийства? Тем не менее эти светлые таки умудрились! У меня создавалось впечатление, что все неприятности высадились в рядок вдоль дороги, по которой мы путешествовали, и еще в очередь записались, дабы не пропустить подобное диво. Ну ладно, не буду описывать все случаи и каверзы, а то времени ни на что больше не хватит. Тем более что я и сам пару раз выглядел не особенно умно. В общем, моим попутчикам надо было сопроводить меня в Межрасовую магическую школу всех магий и стихий. То, что она находится в самом сердце Светлых земель, меня волновало мало. А если быть совсем точным – вообще не беспокоило. Между делом мы расширили границы империи, остановили нашествие демонов, разобрались с загадками Мархангова плато и сдали вступительные экзамены. Точнее, я сдал. Команде школа и даром не нужна. Как сами видите – ничего выдающегося. Единственное, что стоит упомянуть, так это мою встречу с родственником. Наследником княжеского эльфийского дома Дубравы. Правда, у меня после этой встречи еще неделю голова болела. Исключительно из-за эльфийской моды, а не по другой причине. Так что теперь мы вместе с Рином учимся в школе и даже делим одну комнату на двоих. Кроме нас поступила еще и Элиа. Честно говоря, понятия не имею, с какого перепугу она решила учиться в школе. Раньше, когда мы познакомились с нею в Южном Харноре, она особой страсти к обучению не выказывала. А тут вдруг… В любом случае… теперь мы вроде как учимся. Родственники, и мои, и Риновы, присутствовавшие на нашем посвящении в ученики, уехали на следующий же день, на рассвете. Шамит с Аэлин пожелали мне, точнее, нам, удачной учебы и… тоже куда-то пропали. Я еще даже не понял, ни что они дальше делать собираются, ни как с Вангаром и Таймой встретиться думают. Еще один трудноразрешимый вопрос – Тэ. Купили, значит, на свою голову животное мелкое, а оно возьми да и окажись девушкой заколдованной… Всю дорогу до школы зверем на меня смотрела, словно я ей гадость какую сделал, а у меня ведь и в мыслях ничего подобного не было. Как бы то ни было, но куда она пропала после моего поступления в школу, я понятия не имею. А она – даже не попрощалась. Странная девица, что ни говори… И вот первый день занятий. Тьфу, знал бы, чем все это дело пахнет… Честно говоря, у меня создалось впечатление, что местное женское население не избаловано лицезрением остроухих. Потому что в тот миг, когда мы с Рином, как полагается порядочным ученичкам, направились в аудиторию, на нашем пути встала толпа любопытствующих. Ох, с каким же трудом мы пробились! Разновозрастные девчонки стояли стеной, и каждая норовила попробовать, настоящие ли у Рина уши, дернуть за косу, заглянуть в лицо. К концу нашего короткого пути Рин шипел, как разъяренный грон, и ругался не хуже… да, даже не хуже меня. Кто только за его воспитанием в Дубраве следил?! Не то чтобы эльфы были таким уж редким видом, просто встречались нечасто. Да, об их существовании знали все, но покидали свою Дубраву эти остроухие с большой неохотой, так что пощупать «настоящего эльфячьего прынца» захотелось многим, если не всем. Во всяком случае, девушки равнодушными не остались. Что же касается Ринова папы, то, в отличие от своего сынка, тот практически до последнего курса умудрялся носить личину. Впрочем, как и мой родитель. Но друг друга, как и кое-кого еще, трудно ввести в заблуждение при помощи какой-то там личины. Ректор до сих пор с тяжким вздохом вспоминает «эту ненормальную парочку», которая «вопреки всем правилам и традициям»… Дальше шло невнятное бормотание явно нецензурного содержания. Правда, в то время, если я правильно понял, этот ответственный пост занимал другой человек, а нынешний ректор был куратором той самой группы, в которую входили наши родители, но сути это не меняло. 10.07.17
Московская дом 11 14000 / 1 / / ⭐Сдаётся!⭐1-КОМНАТНАЯ квартира в новом РАЙОНЕ Колпино, напротив гипермаркета Лента на ул. Московская дом 11. 🌺КВАРТИРА большая и светлая, площадью 39 кв. м. 💥Просторная кухня 10,5 кв. м., большая прихожая. КВАРТИРА полностью мебелирована, имеется бытовая техника( хол-к, стиральная машина, телевизор, СВЧ- печь). Сдаётся на длительный срок, приличной платёжеспособной семье или одному человеку. Рассматриваем клиентов с детками 👫и воспитанными домашними питомцами. 🐱🐶Стоимость аренды 15.000+ ку летом и 14+ ку зимой. 89215741205 Виктория( агент) 10.07.17
Бульвар Трудящихся дом 4 15000 / 1 / / Сдам 1к. Квартиру в Колпино на Ул. БУЛЬВАР ТРУДЯЩИХСЯ 4. Есть вся мебель, холодильник, стиральная машина. 15+ только свет. 89215741205 Виктория( агент) 10.07.17
Бульвар Трудящихся дом 4 15000 / 1 / / Сдам 1к. Квартиру в Колпино на Ул. БУЛЬВАР ТРУДЯЩИХСЯ 4. Есть вся мебель, холодильник, стиральная машина. 15+ только свет. 89215741205 Виктория( агент) 10.07.17
Бульвар Трудящихся дом 4 15000 / 1 / / Сдам 1к. Квартиру в Колпино на Ул. БУЛЬВАР ТРУДЯЩИХСЯ 4. Есть вся мебель, холодильник, стиральная машина. 15+ только свет. 89215741205 Виктория( агент) 10.07.17
Колпино, бульвар Трудящихся,д.35/2 20000 4 / 9 2 50 / 26 / 8 Сдам на длительный срок 2к.кв, из мебели два дивана, шкаф, стол,холодильник,ст. машина. Оплата 20т.р+свет+вода. 10.07.17
НАБ. КОМСОМОЛЬСКОГО КАНАЛА 12000 3 / 5 1 32 / / 7 Сдается 1 к. квартира в Колпино на наб. Комсомольского канала, недалеко от ж/д вокзала. Чистая квартира. Имеется вся мебель и техника. 12000 р/мес+КУ. Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 10.07.17
ТВЕРСКАЯ, 26 14000 3 / 5 1 31 / / 6 Сдается 1 к. квартира в Колпино у ж/д вокзала на Тверской. Чистая, уютная квартира. Вся мебель и техника. Тихий, зеленый район. 14000 р/мес + КУ.Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга. 10.07.17
ТВЕРСКАЯ,66 20000 5 / 9 2 56 / / 8 Сдается 2-х к. квартира в новом районе на Тверской ул. Изолированные комнаты. Рядом Лента. Вся мебель и техника. Рассмотрим семью или сотрудников. 20000 р/мес+ КУ. Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 10.07.17
ОБЩЕЖИТИЕ ЗАВОДСКОЙ 38 8000 / 5 / / 10 Сдается комната в общежитии на Заводском пр. Комната с балконом. Имеется вся необходимая мебель и бытовая техника. Сдается на дл. срок. 8000 р/мес (КУ включены) Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 10.07.17
СДАЕМ КВАРТИРЫ, КОМНАТЫ 12000 / 1 / / СДАЕМ квартиры и комнаты в Колпино и колпинском районе: Понтонном, Тельмана, Металлострое, Славянке. Комнаты от 6000 р/мес Квартиры от 12000 р/мес 1 комн, от 15000 р/мес 2-х комн, от 17000 р/мес 3-х комн. Квартиры пустые и с мебелью. От эконом-вариантов до элитных квартир. Для семьи или сотрудников. 8-904-336-30-51 Ольга. Звоните!!! Подберем вариант по Вашим запросам, средствам и желанию. 10.07.17
БОЛЬШОЙ ВЫБОР КВАРТИР И КОМНАТ 8-951-647-00-99 6000 / 2 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 11 т. руб, 2-х комнатные от 13 т. руб, 3-х комн. от 15 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 10.07.17
3 квартира.Можно сотрудникам. 20000 / 3 / / Сдается 3-х комнатная квартира в Колпино,ул.Павловская.4/5 этаж.Балкон.Комнаты 12+(16+18)м,кухня 6 метров.После косметического ремонта.Натяжные потолки.Есть мебель,ТВ,ХОЛ,стиралка.На долго.Рассмотрим семью с детьми.Сотрудников до 5-ти человек. Работаю с агентами. 20 000+КУ.Залог 10 000 рубл.Комиссия 15 000 рублей. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 10.07.17
Квартиры от 13000= 13000 / 1 / / Сдается 1 комн.квартира в новом районе.Удобное расположение.Рядом вокзал,ОКЕЙ.В квартире есть мебель,телевизор и холодильник.Стиралки нет.Балкон,окна во двор. 13 000+КУ.Залог 5 000 рублей.Комиссия 10 000 рублей. Есть еще варианты в Колпино. Смотрите фото на моей страничке Контакте.vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 10.07.17
Колпино, ул.Тверская, 66 20000 5 / 10 2 / / 8 Сдается отличная 2 к.кв. в новом районе. Комната1: раздвижной диван 2-х спальный, телевизор, комод Комната2: 2-х спальная кровать, телевизор, комод Кухня: Холодильник, микроволновая печь, телевизор, современный кухонный гарнитур. Туалет, ванна в кафеле, имеется стиральная машина Квартира чистая, просторная. Балкон застеклен. Рядом во дворе школа, садик. 10.07.17
Сдаю 1к.кв в Колпино. Ул Коммуны . Отличное расположение. Вид из окна на парк. Комната 17кв.м Кухня 8 кВ.м средний этаж. Холодильник и стиральная машина есть. Минимум мебели есть. Лоджия. Для одного/пары/семьи, можно с животными. Длительно. 15000₽ +ку Оформление договора аренды 7000₽ 8(965)783-56-30 Надежда 15000 / 1 / / Сдаю 1к.кв в Колпино. Ул Коммуны . Отличное расположение. Вид из окна на парк. Комната 17кв.м Кухня 8 кВ.м средний этаж. Холодильник и стиральная машина есть. Минимум мебели есть. Лоджия. Для одного/пары/семьи, можно с животными. Длительно. 15000₽ +ку Оформление договора аренды 7000₽ 8(965)783-56-30 Надежда 10.07.17
Сдам 1 ком. квартиру в г.Колпино, Заводской пр., д.42. Квартира в хорошем состоянии. Комната 18 кв.м., кухня 8 кв.м. Большая лоджия. В квартире есть кухонная мебель, холодильник, стиральная машина, шкаф. Спального места (дивана, кровати) нет, возможна покупка под клиента! Для пары/семьи. Оформление договора аренды 7000₽ Цена 14000+ку 8(965)783-56-30 14000 / 1 / / Сдам 1 ком. квартиру в г.Колпино, Заводской пр., д.42. Квартира в хорошем состоянии. Комната 18 кв.м., кухня 8 кв.м. Большая лоджия. В квартире есть кухонная мебель, холодильник, стиральная машина, шкаф. Спального места (дивана, кровати) нет, возможна покупка под клиента! Для пары/семьи. Оформление договора аренды 7000₽ Цена 14000+ку 8(965)783-56-30 10.07.17
🔥 Внимание 🔥 Анитикризисная цена 12000+ку 😱 Бюджетный вариант❗ Сдаю 1к.кв в Колпино . Ул Октябрьская 5! Предпочтительно для пары без детей и животных со своей мебелью. Холодильник и стиральная машина есть. Срок длительно. Есть залог ( можно разбить) Оформление договора аренды 5000₽ . Звонить 8(965)783-56-30 Надежда 12000 / 1 / / 🔥 Внимание 🔥 Анитикризисная цена 12000+ку 😱 Бюджетный вариант❗ Сдаю 1к.кв в Колпино . Ул Октябрьская 5! Предпочтительно для пары без детей и животных со своей мебелью. Холодильник и стиральная машина есть. Срок длительно. Есть залог ( можно разбить) Оформление договора аренды 5000₽ . Звонить 8(965)783-56-30 Надежда 10.07.17
Сдаётся комната в 2ккв.***5000 все вкл 5000 3 / 5 2 / / Сдаётся комната 15 м в 2ккв.Колпино.Ул.Новгородская.Для одного.Соседи - хозяин квартиры. 5000 все ВКЛ 8-904-640-00-40 Елена 10.07.17
Аренда квартир, комнат* 6000 1 / 1 1 / / Аренда квартир, комнат в Колпино. 7-904-640-00-40. 10.07.17
Сдам квартиру, комнату.Варианты в разделе фот