Аренда квартир и комнат
Адрес Цена, тыс.руб. Этаж / Этажность Кол-во комнат Площади
общая
жилая
кухня
Доп. информация Дата
Сдам 1 к.квартиру Металлургов ул. 8-951-685-93-60 14000 / 1 / / Большая просторная квартира. Есть вся мебель и техника,застекленная лоджия.Без животных. 14000+ку 26.09.17
Сдам 1 ком. кв. в Колпино пр.Ленина 71. 8-921-745-05-20 Светлана 15000 / 1 / / Сдам 1 ком.кв. в Колпино на пр.Ленина, д.71. Есть мебель, холодильник, телевизор. 15000+свет. Залог 5000 т.р. Агентство. 8-921-745-05-20 Светлана. Фото по запросу. Рассмотрим всех желающих. 26.09.17
набережная Комсомольского канала 13000 2 / 3 3 84 / 70 / 10 💜Сдам от собственника 👆На длительный срок! Чистую большую КОМНАТУ с ЕВРОРЕМОНТОМ (новые 3хступенчатые стеклопакеты, новые батареи, заменена вся проводка) в малонаселённой квартире 😊 24 кв.м., разделена перегородкой на 2 комнаты, 2 окна на разные стороны дома 💒 Дом-сталинка, потолки 3м, тёплый!!! В ванной комнате новый кафель и акриловое покрытие ванной Очень удобное местоположение - рядом ж/д и автовокзал, магазины. 🍁🍂Тихий двор. Комната свободна, без мебели, в кухне - кухонный гарнитур 😚 26.09.17
Тельмана 46 к 1 15000 / 1 / / Сдается 1 к кв! Тельмана 46 к1, кирпичный дом Хороший ремонт, есть все для комфортного проживания. Сдается с 10 октября. Смотреть уже можно. Цена 15000 + ку, залог Агентство недвижимости Ювикол +79312003757 Светлана 26.09.17
Колпино, Лагерное шоссе 49 25000 / 2 / / Сдаётся отличная 2 к кв в Колпино, Лагерное ш. Евроремонт , есть вся мебель и техника Цена 25000+свет, залог Агентство недвижимости Ювикол 89312003757 26.09.17
Комната на Раумской Квартиры и комнаты у метро в Питере 8500 2 / 9 1 / 17 / 10 Комната на Раумской без хозяев соседи хорошие мебель быт техника рядом рынок ку включены Квартиры и комнаты в Питере у метро от 8000 руб Агентство скидки по комиссии 26.09.17
БОЛЬШОЙ ВЫБОР КВАРТИР И КОМНАТ 8-951-647-00-99 6000 / 1 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 13 т. руб, 2-х комнатные от 15 т. руб, 3-х комн. от 16 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 26.09.17
Сдам дом в Новой Ижоре 8-951-685-93-60 Ольга 40000 / 5 / / Есть все. Можно для сотрудников. 26.09.17
Сдам 2 к. квартиру ул.Металлургов,д.9 20000= 8-951-685-93-60 16000 / 2 / / Сдам 2 к.квартиру. Чисто,уютно. Есть все необходимое для проживания. Мебель,техника. Любой срок. 16000+ку 26.09.17
Сдам 1 к.квартиру Металлургов ул. 8-951-685-93-60 14000 / 1 / / Большая просторная квартира. Есть вся мебель и техника,застекленная лоджия.Без животных. 14000+ку 26.09.17
Сдаётся 1ккв.Колпино.Пролетарская 13***15000 и сч 15000 2 / 5 1 / / Сдаётся СЕГОДНЯ! 1ккв.Колпино.Ул.Пролетарская 13.Вся мебель и техника.Длительный срок 15000 и сч 8-904-640-00-40 Елена 26.09.17
Сдаются 2смежных комнаты.Колпино. Ул.Павловская 17***10000 руб 10000 1 / 5 4 / / Сдаются 2 смежных комнаты. Колпино.Ул.Павловская 17.Сталинка.Мебель,техника.Длительный срок. 10000 руб 8-904-640-00-40 Елена 26.09.17
Сдаётся комната.Колпино.Красных Партизан 10**"12000 все ВКЛ. 12000 5 / 14 4 / / Сдаётся комната 12 м.Колпино.Общежитие.Красных Партизан 10. Вся мебель и техника.12000 все ВКЛ.Торг. 8-904-640-00-40 Елена 26.09.17
Сдаётся 1ккв.Колпино.Бульвар Трудящихся 4***17000 и кк 17000 5 / 9 1 / / Сдаётся с 1-го октября 1ккв.Колпино.Бульвар Трудящихся 4.Вся мебель и техника. Длительный срок. 17000 и ку.Залог. 8-904-640-00-40 Елена 26.09.17
Сдаётся 2ккв.Колпино.Ул.Октябрьская 37***18000 и ку 18000 1 / 4 1 / / Сдаётся 2ккв.Колпино.Ул.Октябрьская 37.Вся мебель и техника.1 этаж. 18000 и ку. 8-904-640-00-40 Елена 26.09.17
Сдаётся 2ккв.Пустая. Ул.Оборонная ***15000 и ку 15000 5 / 10 2 / / Сдаётся 2ккв.Колпино. Ул.Оборонная 20.Квартира пустая. 15000 и ку. 8-904-640-00-40 Елена 26.09.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселение в день обращения.Бронирование.Подбор по запросу. 1 1 / 1 1 / / ❗Сдаются квартиры и комнаты в Колпино. 📺🛀📷🚺🚹Выбор. заселение в день обращения. 💰Оплата после проверки документов и подписания договора на объекте. ⚠Приглашаем к сотрудничеству собственников Жилья. Поможем Сдать без затрат. ☎987-61-66 Елена ☎8-904-640-00-40 ⚡Обновление базы Аренды ежедневно⚡ Описание об,ектов в фото! 26.09.17
СДАМ1к-2к-3квартиру!БОЛЬШОЙ-ВЫБОР!!!..Александр.89817657855 15000 2 / 10 1 32 / 18 / 8 СДАМ.1к-кв.Новый дом,хорошее сост.Мебель и техника.Агент. 25.09.17
1 комн.квартира у ж.д. вокзала,для пары или семьи,славянам. 15 3 / 4 1 35 / 20 / 7 1 комн.квартира у ж.д. вокзала,для пары или семьи с ребёнком,славянам,без животных,на длит.срок.Залог 15 000,можно в рассрочку.Квартира чистая,светлая. 25.09.17
1 комн.квартира у ж.д. вокзала,для пары или семьи,славянам. 15 3 / 4 1 35 / 20 / 7 1 комн.квартира у ж.д. вокзала,для пары или семьи с ребёнком,славянам,без животных,на длит.срок.Залог 15 000,можно в рассрочку.Квартира чистая,светлая. 25.09.17
1 комн.квартира в старом районе,для семьи славян,длит. 15 9 / 10 1 45 / 30 / 7 2 комн.квартира (1 комната закрыта) в старом районе,с мебелью и техникой,застеклённая лоджия,для пары или семьи с ребёнком,можно с питомцами,славянам,на длит.срок. 25.09.17
2 комн.квартира в старом районе.для семьи.длит. срок. 18 2 / 5 2 45 / 34 / 7 2 комн.квартира после космет.ремонта,есть вся мебель и техника,для семьи с ребёнком,славянам,на длит.срок.Залог 100 %. 25.09.17
Сдаётся 1ккв.Пролетарская 13***15000 и сч 15000 2 / 5 1 / / Срочно! Сдаётся 1ккв.Колпино. Пролетарская ул.13.2этаж.Вся мебель и техника.Длительный срок. 15000 и сч. 8-904-640-00-40 Елена. Ключи у нас. 25.09.17
СДАЕМ СНИМАЕМ КВАРТИРЫ КОМНАТЫ!!! 1 / 1 / / Сдаем Снимаем квартиры и комнаты в Колпино. Большой выбор жилья! Заселение в день обращения! Подбор клиента для собственника бесплатно! 8911-727-28-27 Полина. 25.09.17
1кв на Веры Слуцкой и ул Коммуны 16000 / 1 / / Сдаем 1 кв на перекрестке у "вертолета".Хороший ремонт,красивая встроенная кухня,стир маш, холодильник, мебель. Есть 1кв на Коммуны со всеми удобствами. Для приличных платежеспособных клиентов.16000руб.+ку. Все вопросы по телефону 8911-727-28-27 Полина. 25.09.17
2кв на Оборонной ул 15000 / 2 / / Двухкомнатная квартира около Ленты, чистая, со стеклопакетами, без мебели и бытовой техники, сдается на длит.срок.15000+ку.8911-727-28-27 Полина. 25.09.17
1КВ ДЕШЕВО!!! 12000 / 1 / / Сдам простую 1кв на бульваре Трудящихся со всеми удобствами, на длит.срок.14000+свет, вода.8911-727-28-27 Полина. 25.09.17
Большая 2 комн.квартира с евро-ремонтом,для семьи с реб.от 5 25 16 / 16 2 70 / 36 / 12 Большая 2 комн.квартира с евро-ремонтом,в наличии вся современная мебель и техника, застеклённая,утеплённая лоджия, для семьи славян с ребёнком от 5 лет,без животных,длит.срок.Залог 25 000. 25.09.17
Большая комната у вокзала,для пары,семьи с реб. от 5 лет,слав. 13 2 / 3 3 90 / 55 / 9 Большая комната с евро-ремонтом,разделена перегородкой на 2 половины, нет мебели и техники,для пары или семьи с ребёнком от 5 лет,славянам,на длит.срок.Залог 3 000. 25.09.17
🦋Тазаева🦋 15000 / 1 / / 🦋Сдам 1к. Квартиру в Колпино на Тазаева. Хорошая, чистая квартира, имеется вся мебель и бытовая техника!!!Расположена на 2 этаже. Комната большая 20 метров и светлая. Тихий зелёный двор, школа с углублённым изучением английского языка и детский сад во дворе.рядом гипермаркет Окей, ТК Ока. Стоимость аренды 15.000+ ку Звоните!!! 89215741205 Виктория( агент) 25.09.17
Сдам ОТЛИЧНУЮ.1кв.Ленина.15000+ку 15000 3 / 10 1 34 / 20 / 7 Хорошее сост.Вся мебель и техника+лоджия.АГЕНТ.89817657855. 25.09.17
СДАМ.3к-кв.Павловская19000+ку 19000 3 / 5 3 55 / 47 / 7 Хорошее состояние.Мебель и техника.ЕСТЬ ДРУГИЕ ВАРИАНТЫ!!!Александр.89817657855.комиссия 25.09.17
ПОНТОННЫЙ ЮЖНАЯ 3 12000 2 / 5 1 / / 6 Сдается 1 к. квартира в Понтонном, Южная, д. 3. Имеется вся необходимая мебель, холодильник. Квартира скромная. Сдается на дл. срок. 12000 р/мес + КУ. Агентство. 8-904-336-30-51 Ольга 25.09.17
СДАМ.1к-квЗаводской.12000+ку!!! 14000 3 / 10 1 36 / 19 / 9 Есть мебель на кухне ,холодильник.Так же СДАМ.1к-кв.Иж.Бата.14000+ку.Вся мебель и техника!Звоните,подберу для ВАС.Александр.89817657855.комиссия 25.09.17
СДАМ.2кв.Новый район.15000+ку 15000 2 / 10 2 50 / 32 / 9 СДАМ.2к-кв.Без мебели,есть лоджия.БОЛЬШОЙ-ВЫБОР.1к-2к-3квартир!!!Александр.89817657855.комиссия 25.09.17
СДАМ.2кв.Новый район.15000+ку 15000 2 / 10 2 50 / 32 / 9 СДАМ.2к-кв.Без мебели,есть лоджия.БОЛЬШОЙ-ВЫБОР.1к-2к-3квартир!!!Александр.89817657855.комиссия 25.09.17
Тельмана 46 к 1 15000 / 1 / / Сдается 1 к кв! Тельмана 46 к1, кирпичный дом Хороший ремонт, есть все для комфортного проживания. Сдается с 10 октября. Смотреть уже можно. Цена 15000 + ку, залог Агентство недвижимости Ювикол +79312003757 Светлана 25.09.17
СПБ ВСЕ РАЙОНЫ 2 2 / 2 2 2 / 2 / 2 Сдаются квартиры для сотрудников! Большой выбор . 947-83-77 Агентство Недвижимости Ювикол 25.09.17
Комната на Раумской Квартиры и комнаты в Питере у метро 8500 2 / 9 1 / 17 / 10 Комната на Раумской без хозяев соседи хорошие мебель быт техника ку включены Квартиры и комнаты у метро в Питере от 8000 руб Агентство скидки по комиссии 25.09.17
СПБ ВСЕ РАЙОНЫ 2 2 / 2 2 2 / 2 / 2 Сниму квартиру в Колпино от собственника на ваших условиях для платежеспособной русской семьи на длительный срок 947-83-77 Агентство недвижимости Ювикол 25.09.17
Сдам 2 к. квартиру ул.Металлургов,д.9 20000= 8-951-685-93-60 16000 / 2 / / Сдам 2 к.квартиру. Чисто,уютно. Есть все необходимое для проживания. Мебель,техника. Любой срок. 16000+ку 25.09.17
Сдам 1 к.квартиру Металлургов ул. 8-951-685-93-60 14000 / 1 / / Большая просторная квартира. Есть вся мебель и техника,застекленная лоджия.Без животных. 14000+ку 25.09.17
Сдам дом в Новой Ижоре 8-951-685-93-60 Ольга 40000 / 5 / / Есть все. Можно для сотрудников. 25.09.17
Аренда квартир в Колпино! 1 1 / 1 1 / / Сдам в Колпино ✌Комнаты✌ 👍Бульвар Трудящихся 25 все есть 8500 все включено 👍Бульвар Трудящихся 20 Всё есть 9000 все включено 👍Веры Слуцкой 7 Всё есть 8500 все включено 👍Новгородская 2 Всё есть 10000 все включено 👍Металлургов 4 Нет спального места 10000 все включено 👍Веры Слуцкой 14 Всё есть 8000+ку ✔1 к кв✔ 👍Онежская 7 Всё есть,отличное состояние 16000+ку 👍Октябрская 5 Всё есть ,отличное состояние 18000+ку 👍Бульвар Трудящихся 2 Всё есть 12000+ку 👍Октябрская 77/27 Пустая 15000+ку 👍Тельмана 23 Пустая 13000+ку 👍Пролетарская 13 Всё есть 15000+ку 📌Обновление базы каждый день📌 ☎987-61-66 ☎8-904-640-00-40 Елена 25.09.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселение в день обращения.Бронирование.Подбор по запросу. 1 1 / 1 1 / / Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Все об,екты реальные.Описание в фото. 987-61-66 8-904-640-00-40 Елена Сотрудничает с собственниками жилья!Подберем Вам клиентов без денежных затрат, бесплатно! 24.09.17
Сдаем комнаты и квартиры! Заселение в день обращения! 1 1 / 1 1 / / Сдаем квартиры и комнаты.Заселение в день обращения! Все об,екты реальные.Смотрите фото! 8-904-640-00-40 Елена 987-61-66 24.09.17
ижорского батальона 18 14000 / 1 / / Сдаётся 1кв с мебелью и бытовой техникой 24.09.17
заводской 18000 / 2 / / Сдаётся 2кв в изолированными комнатами 24.09.17
Сдаётся 2ккв.Колпино. Ул.Тверская 39**"17000 и ку 17000 5 / 10 2 / / Сдаётся 2ккв.Колпино.Тверская 39.Квартира без мебели и техники. Длительный срок. 17000 и ку. 8-904-640-00-40 Елена 24.09.17
Сдаётся комната 24 м.Колпино.Наб.Комсомольского канала*""13000 все ВКЛ. 13000 3 / 4 4 / / ♦Сдается комната 24 м.Колпино. Наб.Комсомольского канала.Еврик! 3хступенчатые стеклопакеты, новые батареи, заменена вся проводка, разделена перегородкой на 2 комнаты, 2 окна на разные стороны дома В ванной комнате новый кафель и акриловое покрытие ванной Очень удобное местоположение - рядом ж/д и автовокзал, магазины. Тихий двор. Высокоскоростной интернет Комната свободна, без мебели, в кухне - кухонный гарнитур 13000 руб все ВКЛ. 987-61-66 8-904-640-00-40 Елена 24.09.17
Сдаётся комната 18 м.Колпино.Пролетарская 48***10000 10000 5 / 9 2 / / Сдаётся комната 18 м.Колпино.Ул.Пролетарская 48 Мебель и техника.Соседи - один мужчина. 10000 руб. 8-904-640-00-40 Елена 24.09.17
Сдаётся 1ккв.Колпино.Веры Слуцкой ул.50***16000 руб 16000 3 / 14 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 50.Вся мебель и техника.Длительный срок.16000 8-904-640-00-40 Елена 24.09.17
Сдаётся 1ккв.Колпино.Веры Слуцкой ул.50***16000 руб 16000 3 / 14 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 50.Вся мебель и техника.Длительный срок.16000 8-904-640-00-40 Елена м 24.09.17
Сдаются комнаты в Колпино! 8-904-640-00-40 1 1 / 1 1 / / Сдам в Колпино ✌Комнаты✌ 👍Бульвар Трудящихся 25 все есть 8500 все включено 👍Бульвар Трудящихся 20 Всё есть 9000 все включено 👍Веры Слуцкой 7 Всё есть 8500 все включено 👍Новгородская 2 Всё есть 10000 все включено 👍Металлургов 4 Нет спального места 10000 все включено 👍Веры Слуцкой 14 Всё есть 8000+ку ✔1 к кв✔ 👍Онежская 7 Всё есть,отличное состояние 16000+ку 👍Октябрская 5 Всё есть ,отличное состояние 18000+ку 👍Бульвар Трудящихся 2 Всё есть 12000+ку 👍Октябрская 77/27 Пустая 15000+ку 👍Тельмана 23 Пустая 13000+ку 👍Пролетарская 13 Всё есть 15000+ку 📌Обновление базы каждый день📌 ☎987-61-66 ☎8-904-640-00-40 Елена 24.09.17
Сдаётся 1ккв.Колпино.Пролетарская 13***15000 и ку 15000 2 / 5 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Пролетарская 13.Все есть.Без залога. 15000 и ку 8-904-640-00-40 Елена 24.09.17
Сдаётся 2ккв.Колпино.Оборонная 10***15000 и ку 15000 5 / 9 2 / / Сдаётся 2ккв.Колпино.Минимум мебели.Длительный срок. 15000 и ку. 987-61-66 8-904-640-00-40 Елена 24.09.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселение в день обращения.Бронирование.Подбор по запросу. 1 1 / 1 1 / / 🚨Сдаётся комната 14.5 м.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 7 .Вся мебель.Холодильник .Соседка - пожилая женщина. Хозяйка в квартире не проживает. 8500+свет. 🚨Сдается комната 10м.Колпино.Красных Партизан 14. Вся мебель и техника. Длительный срок.Отличное состояние. 10000 и свет. https://vk.com/wall2324361_7851 🚨 Сдаётся комната 14 м.Колпино.Ул.Новгородская 2. Минимум мебели.Холодильник , стиральная машинка.Для СНГ. Длительный срок. 9000+ свет. 🚨Сдается комната 14 м в 3ккв.Заводской пр.44.Отличное состояние.Вся мебель и техника.10000 руб.Комиссия 50%.Комната на продаже. https://vk.com/wall2324361_7777 🚨Сдаётся комната 18м.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 14.Вся мебель и техника.Длительный срок. 8000 и ку. 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Веры Слуцкой 19. Кухня- мебель и техника. Комната пустая. 14000 и ку 🚨Сдаётся 1ккв Пос.Тельмана. Квартира без мебели. Длительный срок 13000 и ку. 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Октябрьская 77. Мебель на кухне есть. Нет техники. Комната пустая. 15000 и ку. Длительный срок. 🚨Сдается 1ккв.Колпино.Ул.Пролетарская 13. Вся мебель и техника.Ремонт приличный. Ванна и туалет в панелях.Угловой диван. Длительный срок. 15000 и ку. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино. ул.Новгородская 2.Квартира пустая.Только холодильник и шкаф.15000+ свет.С 25.09. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Октябрьская 5.Вся мебель и техника.Длительный срок. 18000 и ку. Сдаётся с 24.09 https://vk.com/wall2324361_7689 🚨СДАЕТСЯ 2ккв.Колпино.Ул.Октябрьская д.1. вся мебель и техника.Длительный срок. 22000 и ку. 🚨Сдается 3ккв.Колпино.Ул.Павловская. Вся мебель и техника. 19000 и ку. https://vk.com/wall2324361_7854 ☎987-61-66 8-904-640-00-40 Елена 23.09.17
Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Коммуны 3***16000 и ку 16000 1 / 14 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Коммуны 3.Вся мебель и техника.Длительный срок. 16000 и ку. 8-904-640-00-40 Елена 23.09.17
СДАМ КОМНАТЫ И КВАРТИРЫ В КОЛПИНО! 8-904-645-60-93 1 / 1 / / Квартиру,комнату, продам, сдам,сниму в Колпино АГЕНТСТВО" МЕТРАЖ М" ПРЕДЛАГАЕТ БОЛЬШОЙ СПЕКТР УСЛУГ В СФЕРЕ НЕДВИЖИМОСТИ!!! ОБРАЩАЙТЕСЬ : 8-904-645-60-93 или 8-965-064-00-37 8-904-645-60-93 Галина • СДАТЬ-СНЯТЬ жилье, заключить договор аренды! • Продажа в Санкт-Петербурге и ЛО. • Покупка недвижимости (подбор вариантов) • Работа по жилищным программам и субсидиям. • Ипотечные сделки. Содействие по кредитам. • Юридическое сопровождение сделок БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ 23.09.17
Колпино 2к.квартиры! 8-904-645-60-93 Есть для сотрудников! 17000 / 2 / / Сдам 2к.кв в старом и новом р-не! Реальные объекты! Есть для сотрудников! Звоните! 8-904-645-60-93 агентство 23.09.17
Сдам 1к.кв в р-не вокзала. Все есть. 8-904-645-60-93 16000 / 1 / / Сдаю 1к квартиру в районе вокзала! Есть вся мебель, техника!!! Хорошее состояние! 16+ку. 8904-645-60-93 агентство. 23.09.17
Сниму комнату или квартиру в Колпино! От собственника. 8-904-645-60-93 1 / 1 / / СНИМУ комнату или квартиру от собственников жилья! Агентство! Есть лицензия! Очень быстро и грамотно подберу жильцов!8-904-645-60-93 23.09.17
Сдам комнату в р-не вокзала! Сдам комнату в общежитии!8-904-645-60-93 9000 / 1 / / Сдам комнату 14 метров в 3-х к.квартире в р-не вокзала. Малонаселенка. Есть вся мебель и техника. 9т.р.Чисто, спокойно.Для 1 мужчины. Фото есть. Очень большой выбор ! Есть в общежитиях. Подбор за один день. 8-904-645-60-93 Агентство 23.09.17
Сдам комнату в Понтонном! 20 метров! 8-904-645-60-93 агентство 10000 / 1 / / Сдам комнату в малонаселенной квартире в Понтонном! 20 метров! Вся мебель полностью. Техника. 10 т.р.+ свет! 8-904-645-60-93 агентство http://vk.com/wall192689776_1352 23.09.17
Колпино 1к.квартиры! 8-904-645-60-93 СДАМ"""15т.р.""" 15000 / 1 / / Сдам 1к.кв в новом р-не! Новый дом! Мин. мебели. Простенько! =15т.р.= Тел. 8-904-645-60-93 агентство 23.09.17
Сдам 1к.кв в старом р-не! 13т.р. 8-904-645-60-93 агентство 13000 / 1 / / СДАЮ! 1к.кв в старом р-не! Вся мебель. Техника! 13+ку 8-904-645-60-93 агентство 23.09.17
набережная Комсомольского канала 13000 2 / 3 3 90 / 24 / 10 ♦Сдам от собственника На длительный срок! Чистую большую комнату с ЕВРОРЕМОНТОМ (новые 3хступенчатые стеклопакеты, новые батареи, заменена вся проводка) 😊 24 кв.м., разделена перегородкой на 2 комнаты, 2 окна на разные стороны дома В ванной комнате новый кафель и акриловое покрытие ванной Очень удобное местоположение - рядом ж/д и автовокзал, магазины. Тихий двор. Высокоскоростной интернет Комната свободна, без мебели, в кухне - кухонный гарнитур 📮13000р без КУ!!!😊 23.09.17
Сдаётся. Комната-студия с лоджией 15м***10000 и ку 10000 5 / 14 5 / / Сдаётся комната, переделанная в студию.Колпино.В хорошем состоянии.10000 и ку. 8-904-640-00-40 Елена 23.09.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселение в день обращения.Бронирование.Подбор по запросу. 1 1 / 1 1 / / ❗Сдаются квартиры и комнаты в Колпино. 📺🛀📷🚺🚹Выбор. заселение в день обращения. 💰Оплата после проверки документов и подписания договора на объекте. ⚠Приглашаем к сотрудничеству собственников Жилья. Поможем Сдать без затрат. ☎987-61-66 Елена ☎8-904-640-00-40 ⚡Обновление базы Аренды ежедневно⚡ 23.09.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселение в день обращения.Бронирование.Подбор по запросу. 1 1 / 1 1 / / 🚨Сдаётся комната 14.5 м.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 7 .Вся мебель.Холодильник .Соседка - пожилая женщина. Хозяйка в квартире не проживает. 8500+свет. 🚨Сдается комната 10м.Колпино.Красных Партизан 14. Вся мебель и техника. Длительный срок.Отличное состояние. 10000 и свет. https://vk.com/wall2324361_7851 🚨 Сдаётся комната 14 м.Колпино.Ул.Новгородская 2. Минимум мебели.Холодильник , стиральная машинка.Для СНГ. Длительный срок. 9000+ свет. 🚨Сдается комната 14 м в 3ккв.Заводской пр.44.Отличное состояние.Вся мебель и техника.10000 руб.Комиссия 50%.Комната на продаже. https://vk.com/wall2324361_7777 🚨Сдаётся комната 18м.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 14.Вся мебель и техника.Длительный срок. 8000 и ку. 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Веры Слуцкой 19. Кухня- мебель и техника. Комната пустая. 14000 и ку 🚨Сдаётся 1ккв Пос.Тельмана. Квартира без мебели. Длительный срок 13000 и ку. 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Октябрьская 77. Мебель на кухне есть. Нет техники. Комната пустая. 15000 и ку. Длительный срок. 🚨Сдается 1ккв.Колпино.Ул.Пролетарская 13. Вся мебель и техника.Ремонт приличный. Ванна и туалет в панелях.Угловой диван. Длительный срок. 15000 и ку. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино. ул.Новгородская 2.Квартира пустая.Только холодильник и шкаф.15000+ свет.С 25.09. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Октябрьская 5.Вся мебель и техника.Длительный срок. 18000 и ку. Сдаётся с 24.09 https://vk.com/wall2324361_7689 🚨СДАЕТСЯ 2ккв.Колпино.Ул.Октябрьская д.1. вся мебель и техника.Длительный срок. 22000 и ку. 🚨Сдается 3ккв.Колпино.Ул.Павловская. Вся мебель и техника. 19000 и ку. https://vk.com/wall2324361_7854 ☎987-61-66 8-904-640-00-40 Елена 23.09.17
🦋Комната для женщины в коттедже Новая Ижора🦋 8000 / 1 / / Сдаётся ЕВРО КОМНАТА в коттедже в НОВОЙ ИЖОРЕ!!!. Полностью обустроенный двухэтажном коттедже. Отличное состояние, евроремонт!.Можно выбрать одну из трёх комнат. По соседству проживает замечательная женщина- хозяйка и собачка чихуахуа. Не назойливая. Ищем одну девушку или женщину. 89215741205 Виктория( агент) 22.09.17
🦋Пролетарская 20000 / 2 / / 🦋Сдам в Колпино 2-х комнатную квартиру на Пролетарской. Комнаты смежные. Квартира с мебелью и техникой. Свободна к заселению. 20.000+ счетчики( торг!) 89215741205 Виктория (агент) 22.09.17
Тазаева🦋 15000 / 1 / / 🦋Сдам 1к. Квартиру в Колпино на Тазаева. Хорошая, чистая квартира, имеется вся мебель и бытовая техника!!!Квартира расположена на 2 этаже. Комната большая 20 метров и светлая. Тихий зелёный двор, школа с углублённым изучением английского языка и детский сад во дворе.рядом гипермаркет Окей, ТК Ока. Стоимость аренды 15.000+ ку ПРОСМОТР ЗАВТРА( суббота). Звоните!!! 89215741205 Виктория( агент) 22.09.17
Колпино ул.Тверская 64 17000 5 / 10 1 45 / 17 / 9 Сдам 1 к.кв. в Колпино на ул.Тверская д.64., 45 м2. С хорошим качественным ремонтом. На длительный срок. Есть вся необходимая мебель и техника. Агентство. 17000+ку. 89111811492 Яна Больше вариантов в группе https://vk.com/malyshevi_estate 22.09.17
Тельмана,28 12000 5 / 5 1 29 / 17 / 6 - - Сдаётся однокомнатная квартира на длительный срок с мебелью и техникой, что позволяет ей быть максимально функциональной для хозяина! Общая площадь 35 кв. м, комната 17 кв. м разделена на две части - гостиную и спальную зону. Чистая парадная. Установлены стеклопакеты. - - Тихий и спокойный двор. Во дворе детский сад. В шаговой доступности школа. Рядом с домом продуктовые и хозяйственные магазины, аптеки, что создает удобство для повседневной жизни. - - В десяти минутах ходьбы от дома ТК «ОКА», в котором расположены: гипермаркеты «Лента», «Мебель Молл», магазины «Буквоед», «220v», «Пятёрочка», рестораны «KFC», «Токио Сити», аптеки, «Сбербанк», салон красоты и многое другое. - - Хорошая транспортная доступность и удобное транспортное сообщение. Рядом остановки автобусов и маршрутных такси - десять минут до ж/д станции «Колпино», 30 минут автобусом или маршруткой до станций метро Купчино, Звездная, Рыбацкое. Автомобилем 20 минут до КАД. Близость к дорожным развязкам для въезда в город и выезда за город. - - Цена 12000 рублей + КУ 22.09.17
СДАМ.2к-кв.Новый район.18000+ку!!!БОЛЬШОЙ-ВЫБОР.1к-2к-3квартир!!!! 18000 3 / 10 2 50 / 32 / 10 Сдаётся 2кв в Новом доме.Есть мебель и техника+лоджия.Александр.89817657855.комиссия 22.09.17
Комната в коттедже НОВОЙ ЙЖОРЕ 8000 / 1 / / Сдаётся ЕВРО КОМНАТА в коттедже в НОВОЙ ИЖОРЕ!!!. Полностью обустроенный двухэтажном коттедже. Отличное состояние, евроремонт!.Можно выбрать одну из трёх комнат. По соседству проживает замечательная женщина- хозяйка и собачка чихуахуа. Не назойливая. Ищем одну девушку или женщину. 89215741205 Виктория( агент) 22.09.17
2 комн.квартира в новом районе,для пары или семьи,славянам. 18 3 / 12 2 50 / 30 / 10 2 комн.квартира в новом районе,для семьи с ребёнком,славянам,на длит.срок.Без залога.В квартире есть вся мебель и техника. 22.09.17
1 комн.квартира -студия,для пары,семьи любой национ. 13 6 / 9 1 26 / 26 / 1 комн.квартира -студия,с евро-ремонтом,для пары или семьи с ребёнком от 5 лет, без животных, любой национальности.В квартире есть вся современная мебель и техника,большая застеклённая лоджия. 22.09.17
1 комн.квартира на ул.Фидерной,для пары или семьи,длит.срок 15 4 / 5 1 35 / 18 / 7 1 комн.квартира на ул.Фидерной,для пары или семьи,длит.срок.Залог 15 000,можно в рассрочку. 22.09.17
1 комн.квартира на ул.Загородной,для пары или семьи,длит. 13 2 / 4 1 35 / 18 / 7 1 комн.квартира с мебелью и техникой,для пары или семьи славян,на длит.срок.Залог 13 000,можно в рассрочку. 22.09.17
Комната в 2 комн.квартире.для 1-4 человек любой национальн. 12000 2 / 9 2 45 / 30 / 8 Комната в 2 комн.квартире,есть вся мебель и техника,для 1-4 человек любой национальности,на длит.срок. 22.09.17
Сдаётся комната 14м в 2ккв.Веры Слуцкой 7. 8500 5 / 5 2 / / Сдаётся комната в 2ккв.Колпино.Веры Слуцкой 7. 8500 все ВКЛ. Много других вариантов комнат.Звоните! 8-904-640-00-40 Елена 22.09.17
Сдаётся 1ккв.Пролетарская 13.Неубитая***15000 и ку 15000 2 / 5 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Пролетарская 15.Все есть.15000 и ку Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Октябрьская 77/27.Пустая.14000 и ку. Сдаётся 1ккв.Тельмана.23.Пустая.13000 и ку. 887-61-66 8-904-640-00-40 Елена 22.09.17
1 комн.квартира на ул.Тверской,для пары или семьи,славянам 16.5 10 / 12 1 40 / 20 / 10 1 комн.квартира с мебелью и техникой,для пары или семьи с детьми,славянам,на длит.срок.Залог 16.500,можно в рассрочку. 22.09.17
заводской 18000 / 2 / / Сдаётся 2кв с мебелью и бытовой техникой, фото вышлю 22.09.17
Лагерное шоссе 49/2 15000 7 / 17 1 48 / 18 / 11 Сдам уютную 1комн.квартиру на длительный срок от собственника! Комната 18м2, кухня 10м2.С мебелью, холодильник, стиральная машина. Застекленная лоджия, большая кладовка, раздельный санузел под кафельной плиткой. 7 /17 этаж. Колпино, Лагерное шоссе 49/2 Во дворе магазин Дикси. Рядом с домом остановка и жд станция( до Московского вокзала 30 минут) 22.09.17
Сдам 2к.кв. В Колпино ул.Веры Слуцкой 40. Простое состояние. Для русских клиентов . Комнаты 18+9 кВ.м. Кухня 6 кВ.м. Минимум мебели, холодильник . Цена 15000+ку 8(965)783-56-30 Надежда 15000 / 2 / / Сдам 2к.кв. В Колпино ул.Веры Слуцкой 40. Простое состояние. Для русских клиентов . Комнаты 18+9 кВ.м. Кухня 6 кВ.м. Минимум мебели, холодильник . Цена 15000+ку 8(965)783-56-30 Надежда фото https://vk.com/nedvizhimost.domus 22.09.17
Сдам 2к.кв Колпино. Бульвар Трудящихся 13. Отличное состояние, есть все необходимое. Цена 18000+ку 8(965)783-56-30 987-66-70 18000 / 2 / / Сдам 2к.кв Колпино. Бульвар Трудящихся 13. Отличное состояние, есть все необходимое. Цена 18000+ку 8(965)783-56-30 987-66-70 фото https://vk.com/nedvizhimost.domus 22.09.17
Сдам 1к.кв Колпино, Ул. Коммуны. Есть все необходимое для проживания! Нормальное состояние. Цена 16000+ку. Залог оговаривается. Комиссия ( приятная скидка) Звонить 8(965)783-56-30 987-66-70 16000 / 1 / / Сдам 1к.кв Колпино, Ул. Коммуны. Есть все необходимое для проживания! Нормальное состояние. Цена 16000+ку. Залог оговаривается. Комиссия ( приятная скидка) Звонить 8(965)783-56-30 987-66-70 фото https://vk.com/nedvizhimost.domus 22.09.17
Сдам 3к.кв Колпино, Машиностроителей 6. Отличное состояние, есть все необходимое. Цена 30000₽. Залог в разбивку. 8(965)783-56-30 987-66-70 30000 / 3 / / Сдам 3к.кв Колпино, Машиностроителей 6. Отличное состояние, есть все необходимое. Цена 30000₽. Залог в разбивку. 8(965)783-56-30 987-66-70 фото https://vk.com/nedvizhimost.domus 22.09.17
Сдам большую комнату в Колпино. на ул. Раумская 1. 17кв.м. Есть все необходимое. Цена 8000₽ 8(965)783-56-30 Надежда 8000 / 1 / / Сдам большую комнату в Колпино. на ул. Раумская 1. 17кв.м. Есть все необходимое. Цена 8000₽ 8(965)783-56-30 Надежда 22.09.17
Сниму 3к.кв на длительный срок для семьи РФ. Пустую! Кухонная мебель приветствуется. Рассмотрю варианты до 20000+ку 8(965)783-56-30 987-66-70 20000 / 3 / / Сниму 3к.кв на длительный срок для семьи РФ. Пустую! Кухонная мебель приветствуется. Рассмотрю варианты до 20000+ку 8(965)783-56-30 987-66-70 22.09.17
Сдаем квартиры и комнаты, Огромный выбор, постоянное обновление базы обьектов! снять быстро и надежно? звоните! 8 965 783 56 30 987-66-70 15000 / 1 / / Сдаем квартиры и комнаты, Огромный выбор, постоянное обновление базы обьектов! снять быстро и надежно? звоните! 8 965 783 56 30 987-66-70 22.09.17
Сниму комнату в Колпино, квартира либо общежитие, рассмотрю все варианты 8(965)783-56-30 8000 / 1 / / Сниму комнату в Колпино, квартира либо общежитие, рассмотрю все варианты 8(965)783-56-30 22.09.17
Сниму пустую либо минимум мебели 2ккв . В Колпино, для семьи РФ. Порядок и своевременная оплата гарантируется. Рассматриваем варианты до 18000 8(965)783-56-30 18000 / 2 / / Сниму пустую либо минимум мебели 2ккв . В Колпино, для семьи РФ. Порядок и своевременная оплата гарантируется. Рассматриваем варианты до 18000 8(965)783-56-30 22.09.17
Сниму 1к.кв Колпино старый район. Для молодой семьи. Оплата без задержек. Можно обычное состояние, главное чистую. 8(965)783-56-30 15000 / 1 / / Сниму 1к.кв Колпино старый район. Для молодой семьи. Оплата без задержек. Можно обычное состояние, главное чистую. 8(965)783-56-30 22.09.17
Сниму хорошую 1к.кв с ремонтом, мебелью и техникой. На длительный срок. Рассмотрю варианты до 18000. 8(965)783-56-30 18000 / 1 / / Сниму хорошую 1к.кв с ремонтом, мебелью и техникой. На длительный срок. Рассмотрю варианты до 18000. 8(965)783-56-30 22.09.17
Сдается комната-студия*****10000 и ку 1000 5 / 14 1 / / Сдаётся комната-студия.Колпино.Ул.Металлургов. 10000 и ку 22.09.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселение в день обращения.Бронирование.Подбор по запросу. 1 1 / 1 1 / / 🚨Сдаётся комната 14.5 м.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 7 .Вся мебель.Холодильник .Соседка - пожилая женщина. Хозяйка в квартире не проживает. 8500+свет. 🚨Сдается комната 10м.Колпино.Красных Партизан 14. Вся мебель и техника. Длительный срок.Отличное состояние. 10000 и свет. https://vk.com/wall2324361_7851 🚨 Сдаётся комната 14 м.Колпино.Ул.Новгородская 2. Минимум мебели.Холодильник , стиральная машинка.Для СНГ. Длительный срок. 9000+ свет. 🚨Сдается комната 14 м в 3ккв.Заводской пр.44.Отличное состояние.Вся мебель и техника.10000 руб.Комиссия 50%.Комната на продаже. https://vk.com/wall2324361_7777 🚨Сдаётся комната 18м.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 14.Вся мебель и техника.Длительный срок. 8000 и ку. 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Веры Слуцкой 19. Кухня- мебель и техника. Комната пустая. 14000 и ку 🚨Сдаётся 1ккв Пос.Тельмана. Квартира без мебели. Длительный срок 13000 и ку. 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Октябрьская 77. Мебель на кухне есть. Нет техники. Комната пустая. 15000 и ку. Длительный срок. 🚨Сдается 1ккв.Колпино.Ул.Пролетарская 13. Вся мебель и техника.Ремонт приличный. Ванна и туалет в панелях.Угловой диван. Длительный срок. 15000 и ку. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино. ул.Новгородская 2.Квартира пустая.Только холодильник и шкаф.15000+ свет.С 25.09. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Октябрьская 5.Вся мебель и техника.Длительный срок. 18000 и ку. Сдаётся с 24.09 https://vk.com/wall2324361_7689 🚨СДАЕТСЯ 2ккв.Колпино.Ул.Октябрьская д.1. вся мебель и техника.Длительный срок. 22000 и ку. 🚨Сдается 3ккв.Колпино.Ул.Павловская. Вся мебель и техника. 19000 и ку. https://vk.com/wall2324361_7854 ☎987-61-66 8-904-640-00-40 Елена 21.09.17
п Металлострой 16000 4 / 5 1 42 / 21 / 10 Агентство.Сдается очень хорошая 1-комнатная квартира ТОЛЬКО для русской семейной пары или русской семьи с 1 ребенком.пос. Металлострой,ул.Пионерская.15 минут транспортом от метро Рыбацкое.5 минут пешком до ж/д станции,30 минут электричкой до Московского вокзала.4 этаж/5.Без лифта.Сталинский теплый кирпичный дом.Общая площадь 42 м.,комната 21 м,кухня 10 м,санузел раздельный в кафеле,лоджия.Хороший ремонт,стеклопакеты.Чистая парадная,спокойные соседи. В квартире есть вся необходимая мебель: двухспальная кровать,диван,кресло-кровать,шкафы и бытовая техника:холодильник,стиральная машина,телевизор,микроволновая печь,эл.чайник,посуда.Не разрешено проживание с животными.Арендная плата 16000 руб+КУ+свет (счетчиков на воду нет).Залог 10000 руб.По агентской комиссии скидка.Ольга т.8 964 320 73 97 21.09.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселение в день обращения.Бронирование.Подбор по запросу. 1 1 / 1 1 / / ❗Сдаются квартиры и комнаты в Колпино. 📺🛀📷🚺🚹Выбор. заселение в день обращения. 💰Оплата после проверки документов и подписания договора на объекте. ⚠Приглашаем к сотрудничеству собственников Жилья. Поможем Сдать без затрат. ☎987-61-66 Елена ☎8-904-640-00-40 ⚡Обновление базы Аренды ежедневно⚡ 21.09.17
Сниму 3 к.кв в Колпино от собственника ,с мебелью и бытовой техникой ,на длительный срок. 89523749743 25000 / 3 / / Сниму 3 к.кв в Колпино от собственника ,с мебелью и бытовой техникой ,на длительный срок. 89523749743 21.09.17
Колпино Пролетарская 48 10000 4 / 9 4 90 / 18 / 8 Сдам комнату на долгий срок. Коммунальные оплачивать не надо. Комната с балконом. 21.09.17
18 м2 с балконом на ул. Пролетарской 10000 / 3 / 18 / 10 Хорошая комната площадью 18 м2 сдаётся на длит. срок. Одному или семейной паре. Коммунальные платежи входят в общую сумму. 21.09.17
СДАМ.1к-кв.Танкистов.12500+ку!!! 12500 2 / 5 1 35 / 18 / 6 Квартира после ремонта.Есть Новая кухня,холодильник и кресло!БОЛЬШОЙ-ВЫБОР.1к-2к-3квартир!!!Александр.89817657855.комиссия 21.09.17
ижорского батальона 18 14000 / 1 / / Сдаётся 1кв с мебелью и бытовой техникой 14000 и к'у 21.09.17
Любое жилье в КОЛПИНО И СЛАВЯНКЕ 6000 / 1 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 13 т. руб, 2-х комнатные от 15 т. руб, 3-х комн. от 16 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 21.09.17
Комната на Раумской без хозяев Квартиры мы в Питере у метро 7500 2 / 12 2 / 17 / 10 Комната на Раумской без хозяев соседи хорошие после ремонта кухня санузел в этой же квартире сдается ещё отдельная комната 8500 руб Квартиры у метро в Питере Агентство скидки по комиссии 21.09.17
Пролетарская 20000 / 2 / / Сдам в Колпино 2-х комнатную квартиру на Пролетарской. Комнаты смежные. Квартира с мебелью и техникой. Свободна к заселению. 20.000+ счетчики( торг!) 89215741205 Виктория (агент) 20.09.17
Пролетарская 20000 / 2 / / Сдаётся ЕВРО КОМНАТА в коттедже в НОВОЙ ИЖОРЕ!!!. Полностью обустроенный двухэтажном коттедже. Отличное состояние, евроремонт!.Можно выбрать одну из трёх комнат. По соседству проживает замечательная женщина- хозяйка и собачка чихуахуа. Не назойливая. Ищем одну девушку или женщину. 89215741205 Виктория( агент) 20.09.17
Сдам комнату в коттедже Новая Ижора ЕВРО 8000 / 1 / / Сдаётся ЕВРО КОМНАТА в коттедже в НОВОЙ ИЖОРЕ!!!. Полностью обустроенный двухэтажном коттедже. Отличное состояние, евроремонт!.Можно выбрать одну из трёх комнат. По соседству проживает замечательная женщина- хозяйка и собачка чихуахуа. Не назойливая. Ищем одну девушку или женщину. 89215741205 Виктория( агент) 20.09.17
Новый район 2к.кв просторная 60 м 23000 / 2 / / Сдам квартиру с мебелью и техникой,есть все необходимое.Вся новая мебель,никто не проживал 89117394301 20.09.17
1 комн.квартира на ул.Павловской,для пары или семьи с реб.от5 16 2 / 5 1 32 / 18 / 7 1 комн.квартира после космет.ремонта,есть вся мебель и техника,для пары или семьи с реб. от 5 лет,славянам,на длит.срок.Залог. 20.09.17
Недорого 1к.кв 13000+КУ 13000 / 1 / / Сдам срочно недорого квартиру ул.Веры Слуцкой 89117394301 20.09.17
1 комн.квартира в Тельмана,для пары или семьи,славянам 15 6 / 10 1 40 / 20 / 9 1 комн.квартира в новом доме,после космет.ремонта,есть вся мебель и техника,в сан.узле и в ванной -красивый кафель,для пары или семьи славян,на длит.срок.Залог 15 000. 20.09.17
Сдам 2 к. квартиру ул.Металлургов,д.9 20000= 8-951-685-93-60 16000 / 2 / / Есть все необходимое для проживания. Мебель,техника.16000+ку 20.09.17
Сдам дом в Новой Ижоре 8-951-685-93-60 Ольга 40000 / 6 / / Есть все. Можно для сотрудников. 20.09.17
Колпино, ул. Пролетарская 62 к 3 10000 / 3 / / Сдаётся комната 18 м в 3 к.кв ,пролетарская 62к3 Цена 10000 Так же сдаётся комната 14 метров в этой же квартире за 9000 Агентство 89312003757 20.09.17
Колпино, ул. Металлургов 4 10000 / 1 / / Сдаётся комната студия 14 метров металлургов 4 С мебелью и техникой Цена 10000+ку Агентство 89312003757 20.09.17
Колпино, ул. Московская 3 27000 / 3 / / Сдаётся 3 к.кв Московская 11 80 метров ,хорошее состояние ,рассмотрим с животными Цена 27000+ку Агентство 89312003757 20.09.17
Колпино, Бульвар Трудящихся 35 к 1 15000 / 1 / / Сдается 1 к.кв бульвар трудящихся 35к1 Мебель и техника Цена 15000+ку Агентство 89312003757 20.09.17
2 комн.квартира на ул.Южной,в Понтонной,для пары или семьи. 15 2 / 5 2 45 / 30 / 8 2 комн.квартира в Понтонной,для пары или семьи с ребёнком,славянам,на длит.срок.Залог 7 500. 20.09.17
2 комн.квартира на ул.Южной,в Понтонной,для пары или семьи. 15 2 / 5 2 45 / 30 / 8 2 комн.квартира в Понтонной,для пары или семьи с ребёнком,славянам,на длит.срок.Залог 7 500. 20.09.17
Сдаётся дуплекс в новой Ижоре 64 метра Мебель и техника ,цена 40000+ку Залог,длительный срок. Агентство 89523749743 40000 / 3 / / Сдаётся дуплекс в новой Ижоре 64 метра Мебель и техника ,цена 40000+ку Залог,длительный срок. Агентство 89523749743 20.09.17
Сдаётся 3 к.кв Московская 11 80 метров ,евро,хорошее состояние ,рассмотрим с животными Цена 27000+ку Агентство 89523749743 27000 / 3 / / Сдаётся 3 к.кв Московская 11 евро 80 метров ,хорошее состояние ,рассмотрим с животными Цена 27000+ку Агентство 89523749743 20.09.17
2 комн.квартира на ул.Павловской,для семьи славян,длит.срок. 18 2 / 5 2 40 / 30 / 7 2 комн.квартира с мебелью и техникой,для пары или семьи с ребёнком,славянам, без животных,на длит.срок.Залог 18 000,можно в рассрочку. 20.09.17
Сдается 1 к.кв бульвар трудящихся 35к1 Мебель и техника Цена 15000+ку Агентство 89523749743 15000 / 1 / / Сдается 1 к.кв бульвар трудящихся 35к1 Мебель и техника Цена 15000+ку Агентство 89523749743 20.09.17
Сдаётся комната 18 м в 3 к.кв ,пролетарская 62к3 Цена 10000 Так же сдаётся комната 14 метров в этой же квартире за 9000 Агентство 89523749743 9000 / 1 / / Сдаётся комната 18 м в 3 к.кв ,пролетарская 62к3 Цена 10000 Так же сдаётся комната 14 метров в этой же квартире за 9000 Агентство 89523749743 20.09.17
Сдаётся комната 18 м в 3 к.кв ,пролетарская 62к3 Цена 10000 Так же сдаётся комната 14 метров в этой же квартире за 9000 Агентство 89523749743 9000 / 1 / / Сдаётся комната 18 м в 3 к.кв ,пролетарская 62к3 Цена 10000 Так же сдаётся комната 14 метров в этой же квартире за 9000 Агентство 89523749743 20.09.17
Сдаётся комната в общежитии Металлургов 4,кухня сделана в комнате Спального места нет ,можно приобрести в счёт аренды .цена 8000+ку Агентство 89523749743 8000 / 1 / / Сдаётся комната в общежитии Металлургов 4,кухня сделана в комнате Спального места нет ,можно приобрести в счёт аренды .цена 8000+ку Агентство 89523749743 20.09.17
Комната на ул.Загородной,для пары или 1 человека,длит.срок. 5 2 / 3 2 45 / 30 / 9 Комната в 2 комн.квартире,на ул.Загородной,для пары или 1 человека,славянам,есть вся мебель и техника (без стир.машины) 20.09.17
1 комн.квартира у станции метро "Парнас",для 4 чел.любой нац. 19 6 / 10 1 40 / 20 / 9 1 комн.квартира в новом районе,для 4 человек любой национальности,на длит.срок. 20.09.17
1 комн.квартира в "Рыбацком",для пары или семьи славян,длит 16 6 / 9 1 40 / 20 / 8 1 комн.квартира с мебелью и техникой,до станции метро 7 минут пешком,для пары или семьи с ребёнком,славянам,на длит.срок.Залог. 20.09.17
1 комн.квартира в Тельмана,для пары или семьи с ребёнком,сл. 15 4 / 9 1 40 / 20 / 9 1 комн.квартира в новом доме,есть вся мебель и техника,большая застеклённая лоджия,для пары или семьи,славянам,длит.срок.Залог 15 000,можно частями. 20.09.17
1 комн.квартира на ул.Пролетарской,для пары или семьи,длит. 15 2 / 5 1 40 / 30 / 7 1 комн.квартира в старом районе,для пары или семьи с ребёнком,длит.срок,славянам.В квартире есть вся мебель и техника. 20.09.17
1 комн.квартира на Тверской ,для пары или семьи с ребёнком. 16 6 / 9 1 40 / 20 / 9 1 комн.квартира в новом районе,с мебелью и техникой,для пары или семьи,славянам,на длит.срок. 20.09.17
3 комн.квартира на ул.Пролетарская,для семьи славян,длит.срок 18 2 / 4 3 60 / 45 / 7 3 комн.квартира после космет.ремонта,есть вся мебель и техника,для семьи с детьми,славянам,на длит.срок. 20.09.17
БОЛЬШОЙ ВЫБОР КВАРТИР И КОМНАТ 8-951-647-00-99 6000 / 1 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 13 т. руб, 2-х комнатные от 15 т. руб, 3-х комн. от 16 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 20.09.17
2 комн.квартира в Тельмана ,для пары или семьи,славянам. 14 1 / 2 2 50 / 31 / 6 2 комн.квартира в Тельмана,для пары или семьи ,славянам,на длит.срок.Залог 7 000,можно в 2 этапа. 20.09.17
Сдам комнату в Колпино 7000 / 3 / / Сдам комнату в г.СПб, Колпино: - Заводской пр., д.36. Цена 7 000 руб. + КУ. - Заводской пр., д.38. Цена 8 500 руб. + КУ. - Заводской пр., д.4. Цена 7 000 руб. В цену все включено! - Заводской пр., д.60. Цена 8 000 руб. + КУ. - пр.Ленина, д.12. Цена 9 000 руб. + КУ. - пр.Ленина, д.22. Цена 8 000 руб. + свет. - ул.Володарского, д.13. Цена 10 000 руб. В цену все включено! - ул.Загородная, д.48. Цена 10 000 руб. В цену все включено! - ул.Ижорского Батальона, д.16. Цена 5 000 руб. + КУ - ул.Ижорского Батальона, д.23. Цена 10 000 руб. В цену все включено! - ул.Металлургов, д.4. Цена 9 000 руб. + КУ. - ул.Новгородская, д.2. Цена 9 000 руб. + свет. - ул.Пролетарская, д.7. Цена 7 800 руб. + свет. - ул.Раумская, д.1. Цена 9 000 руб. В цену все включено! Залог по договоренности с собственником. Возможно заселение в день обращения! Звоните 8-965-783-56-30, 987-66-70, 8-951-672-66-14 20.09.17
Комната на Раумской Квартиры в Питере у метро 9000 2 / 12 1 / 17 / 10 Комната на Раумской мебель быт техника после ремонта кухня санузел 9000 руб ку включены Квартиры в Питере у метро от 16000 руб Агентство скидки по комиссии 20.09.17
Сдам квартиру в Колпино 25000 / 3 / / Сдам 3 ком.кв в г.СПб, Колпино: - Заводской пр., д.4. Цена 25 000 + КУ. - п.Тельмана, д.40. Цена 14 000 + КУ. - ул.Машиностроителей, д.8. Цена 30 000 руб. + КУ. - ул.Московская, д.6. Цена 25 000 руб. + КУ. - ул.Тверская, д.44. Цена 29 000 руб. + КУ. - ул.Тверская, д.64. Цена 23 000 руб. + КУ. Сдам 4 ком.кв в г.СПб, Колпино: - ул.Павловская, д.94. Цена 35 000 руб. + счетчики. КУ включены. Залог по договоренности с собственником. Возможно заселение в день обращения! По всем вопросам по квартирам звоните 8-965-783-56-30, 987-66-70, 8-951-672-66-14 20.09.17
Сдам квартиры в Колпино 15000 / 2 / / Сдам 2 ком.кв в г.СПб, Колпино: - Лагерное шоссе, д.49. Цена 19 000 руб. + КУ. - наб.Комсомольского канала д.17. Цена 16 000 руб. + КУ. - п.Тельмана, д. 17. Цена 14 000 руб. + КУ - ул. Пролетарская, д.93. Цена 24 000 + свет. КУ включены. - ул.В.Слуцкой, д.38. Цена 16 000 руб. + КУ. - ул.В.Слуцкой, д.40. Цена 15 000 руб. + КУ. - ул.Раумская, д.11. Цена 17 000 руб. + КУ. - ул.Тверская, д.47. Цена 16 000 руб. + КУ - ул.Тверская, д.8. Цена 17 000 руб. + КУ Залог по договоренности с собственником. Возможно заселение в день обращения! Звоните 8-965-783-56-30, 987-66-70, 8-951-672-66-14 20.09.17
Сдам квартиры в Колпино 13000 / 1 / / Сдам 1 ком.кв в г.СПб, Колпино: - Заводской пр., д.32. Цена 13 000 руб. + КУ. - Заводской пр., д.36. Цена 14 000 руб. + КУ. - Лагерное шоссе, д.49. Цена 16 000 руб. + КУ. - наб.Комсомольского канала, д.17. Цена 16 000 руб. + КУ. - п. Тельмана, д.11. Цена 18 000 руб. + КУ. - п. Тельмана, д.45. Цена 13 000 руб. + КУ. - п. Тельмана, д.5. Цена 18 000 руб. + КУ. - пр.Ленина, д.35. Цена 15 000 руб. + КУ. - ул.Братьев Радченко, д.19. Цена 16 000 руб. + КУ. - ул.Загородная, д.44. Цена 13 000 руб. + КУ - ул.Ижорского Батальона, д.4. Цена 15 000 руб. + КУ. - ул.Ижорского Батальона, д.6. Цена 16 000 руб. + КУ. - ул.Ижорского Батальона, д.77/27. Цена 15 000 руб. + КУ. - ул.Оборонная, д.6. Цена 17 000 руб. + КУ. - ул.Октябрьская, д.61. Цена 14 000 руб. + КУ. - ул.Павловская, д.43. Цена 15 000 руб. + КУ. - ул.Понтонная, д.9 Цена 18 000 руб. + КУ. - ул.Промышленная, д.3. Студия. Цена 12 000 руб. + КУ. - ул.Танкистов, д.22. Цена 15 000 руб. + КУ. - ул.Тверская, д.20. Цена 17 000 руб. + КУ. Залог по договоренности с собственником. Возможно заселение в день обращения! По всем вопросам по квартирам звоните 8-965-783-56-30, 987-66-70, 8-951-672-66-14 20.09.17
Никольское, ул.Заводская 14000 2 / 5 2 45 / 28 / 7 Сдам 2 ком.кв в г.Никольское, (Тосненский р-н, Ленинградская обл.) ул. Заводская, д.10. До метро Купчино, Рыбацкое – 20-30 мин. транспортом. Квартира в среднем состоянии, со всей необходимой мебелью и бытовой техникой. Квартира светлая, теплая. Комнаты изолированные 19,4+9 кв.м., кухня 7 кв.м. Стеклопакеты. Санузел раздельный. Балкон. Квартира сдается как на длительный срок, также рассматриваются варианты на сроки от 1 месяца. Цена 14 000 руб. + КУ. Залог. 20.09.17
Сдается комната 12.5м.Колпино.Металлургов ул.****10000р 10000 10 / 14 4 / / Сдается комната 12.5м. Колпино.Общежиие. ул.Металлургов 3. вся мебель и техника. Длительный срок. 10000 все вкл. 8-904-640-00-40 Елена 20.09.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселение в день обращения. 89046400040 Елена 1 1 / 1 1 1 / 1 / 🚨Сдаётся комната 14.5 м.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 7 .Вся мебель.Холодильник .Соседка - пожилая женщина. Хозяйка в квартире не проживает. 8500+свет. 🚨Сдается комната 10м.Колпино.Красных Партизан 14. Вся мебель и техника. Длительный срок.Отличное состояние. 10000 и свет. https://vk.com/wall2324361_7851 🚨 Сдаётся комната 14 м.Колпино.Ул.Новгородская 2. Минимум мебели.Холодильник , стиральная машинка.Для СНГ. Длительный срок. 9000+ свет. 🚨Сдается комната 14 м в 3ккв.Заводской пр.44.Отличное состояние.Вся мебель и техника.10000 руб.Комиссия 50%.Комната на продаже. https://vk.com/wall2324361_7777 🚨Сдаётся комната 18м.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 14.Вся мебель и техника.Длительный срок. 8000 и ку. 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Веры Слуцкой 19. Кухня- мебель и техника. Комната пустая. 14000 и ку 🚨Сдаётся 1ккв Пос.Тельмана. Квартира без мебели. Длительный срок 13000 и ку. 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Октябрьская 77. Мебель на кухне есть. Нет техники. Комната пустая. 15000 и ку. Длительный срок. 🚨Сдается 1ккв.Колпино.Ул.Пролетарская 13. Вся мебель и техника.Ремонт приличный. Ванна и туалет в панелях.Угловой диван. Длительный срок. 15000 и ку. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино. ул.Новгородская 2.Квартира пустая.Только холодильник и шкаф.15000+ свет.С 25.09. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Октябрьская 5.Вся мебель и техника.Длительный срок. 18000 и ку. Сдаётся с 24.09 https://vk.com/wall2324361_7689 🚨СДАЕТСЯ 2ккв.Колпино.Ул.Октябрьская д.1. вся мебель и техника.Длительный срок. 22000 и ку. 🚨Сдается 3ккв.Колпино.Ул.Павловская. Вся мебель и техника. 19000 и ку. https://vk.com/wall2324361_7854 ☎987-61-66 8-904-640-00-40 Елена 20.09.17
БОЛЬШОЙ-ВЫБОР-ЖИЛЬЯКомнаты!!!.1к-2к-3квартиры!!!Александр.89817657855 14000 3 / 5 3 72 / 50 / 10 СДАМ.3к-кв.14000+ку!!!СДАМ.2к-кв.15000+ку!Подберу для ВАС.Звоните.89817657855.комиссия 20.09.17
БОЛЬШОЙ-ВЫБОР-ЖИЛЬЯКомнаты!!!.1к-2к-3квартиры!!!Александр.89817657855 14000 3 / 5 3 72 / 50 / 10 СДАМ.3к-кв.14000+ку!!!СДАМ.2к-кв.15000+ку!Подберу для ВАС.Звоните.89817657855.комиссия 20.09.17
ул. Пролетарская д. 60 к2 17000 4 / 9 2 60 / 32 / 6 Сдается двух комнатная квартира. Только славянской семье! Можно с детьми и мелкими животными! В квартире есть все необходимое. . Квартира находится в районе с развитой инфраструктурой. Рядом магазин Пятерочка, салон красоты, детские сады и школа. Автобусная остановка рядом с домом.Сдается на длительный срок по договору аренды. 19.09.17
Сдается 1ккв.Колпино.Ул.Пролетарская 13***15000 и ку 15000 2 / 5 1 / / Сдается 1ккв.Колпино.Ул.Пролетарская 13. Вся мебель и техника.Ремонт приличный. Ванна и туалет в панелях.Угловой диван. Длительный срок. 15000 и ку. 8-904-640-00-40 Елена 19.09.17
Сдается 3ккв.Колпино.ул.Павловская.***987-61-66 19000 2 / 5 3 / / Сдается 3ккв.Колпино.Ул.Павловская. Вся мебель и техника. 19000 и ку. 8-904-640-00-40 Елена 19.09.17
Сдается 3ккв.Колпино.ул.Павловская.***987-61-66 19000 2 / 5 3 / / Сдается 3ккв.Колпино.Ул.Павловская. Вся мебель и техника. 19000 и ку. 8-904-640-00-40 Елена 19.09.17
БОЛЬШОЙ ВЫБОР КВАРТИР И КОМНАТ 8-951-647-00-99 6000 / 1 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 13 т. руб, 2-х комнатные от 15 т. руб, 3-х комн. от 16 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 19.09.17
Комната на Раумской Квартиры у Метро в Спб 9000 2 / 12 1 / 17 / 10 Комната на Раумской угол Веры Слуцкой без хозяев соседи хорошие после ремонта кухня санузел 2 спальных места. 2 шкафа вся быт техника ку включены Агентство скидки по комиссии 19.09.17
КВАРТИРЫ в КОЛПИНО от 10 000 рублей.Фото на моей станице! 10000 / 1 / / Сдаются две смежные комнаты в общежитии.(12+12)м.На подобии 1 комн,. квартиры.В блоке еще три комнаты.Остается плита,душевая кабина,встроенная кухня.Есть диван.Все отдельное кроме туалета. Туалет в общем блоке. Плюсы данного варианта. 1.Готовить можно не выходя из комнат. 2.Мыться можно не выходя в общий блок. 3.На всех окнах стоят стеклопакеты.Выход на лоджию с двух комнат. 4.Соседи спокойные,порядочные люди. 10 000 рублей.Все включено. Смотрите фото на моей страничке vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 19.09.17
Колпино п.Тельмана 8-965-038-05-78 14000 1 / 5 1 34 / / Сдам 1к.квартиру в п. Тельмана д.46к.1 Квартира полностью меблирована, теплая, очень уютная. 14т.р.+ к.у. Агентство. 8-981-887-47-86 19.09.17
Колпино ул.Танкистов 8-965-038-05-78 15000 1 / 5 1 34 / / Сдам 1к.квартиру в старом районе г.КОЛПИНО ул.Танкистов д.22 Квартира полностью меблирована, есть все для комфортного проживания. 15.т.р.+к.у. Тел; 8-981-887-47-86 19.09.17
Сдается 2ккв.Колпино.Тверская ул***17000 и ку 17000 1 / 4 2 / / Сдается 2ккв.Колпино.Ул,Тверская .17000 и ку.Отличное состояние.Залог разбивается. 8-904-640-00-40 лена 19.09.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселение в день обращения.Бронирование.Подбор по запросу. 1 1 / 1 1 / / 🚨Сдаётся комната 14.5 м.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 7 .Вся мебель.Холодильник .Соседка - пожилая женщина. Хозяйка в квартире не проживает. 8500+свет. 🚨Сдаётся комната 10м.Колпино.Пролетарская ул.99. Вся мебель и техника.Длительный срок. Для одной девушки или мужчины. 7000+ свет, вода. С 10.10 8-904-640-00-40 Елена 🚨 Сдаётся комната 14 м.Колпино.Ул.Новгородская 2. Минимум мебели.Холодильник , стиральная машинка.Для СНГ. Длительный срок. 9000+ свет. 🚨Сдается комната 14 м в 3ккв.Заводской пр.44.Отличное состояние.Вся мебель и техника.10000 руб.Комиссия 50%.Комната на продаже. https://vk.com/wall2324361_7777 🚨Сдается 1ккв.Колпино. ул.Пролетарская 62. Вся мебель и техника.Длительный срок. 16000+свет 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Веры Слуцкой 19. Кухня- мебель и техника. Комната пустая. 14000 и ку 🚨Сдаётся 1ккв Пос.Тельмана. Квартира без мебели. Длительный срок 13000 и ку. 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Октябрьская 77. Мебель на кухне есть. Нет техники. Комната пустая. 15000 и ку. Длительный срок. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Лагерное шоссе 49.Вся мебель и техника.15000 и ку. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино. ул.Новгородская 2.Квартира пустая.Только холодильник и шкаф.15000+ свет.С 25.09. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Октябрьская 5.Вся мебель и техника.Длительный срок. 18000 и ку. Сдаётся с 24.09 https://vk.com/wall2324361_7689 🚨СДАЕТСЯ 2ккв.Колпино.Ул.Октябрьская д.1. вся мебель и техника.Длительный срок. 22000 и ку. 🚨Сдается 3ккв.Ул.Тверская 44.Отличное состояние.30000 и ку. ☎987-61-66 8-904-640-00-40 Елена 19.09.17
Сдается комната 10м.Колпино.Ул.Красных Партизан 14***10000 р 10000 8 / 9 3 / / Сдается комната 10м.Колпино.Красных Партизан 14. Вся мебель и техника. Длительный срок.Отличное состояние. 10000 и свет. 8-904-640-00-40 Елена 19.09.17
КОЛПИНО УЛ.ТАНКИСТОВ 22 12000 3 / 5 2 47 / 32 / 7 Сдается двушка как однокомнатная,после ремонта мебель если нужно обсуждаются варианты!Агентам не беспокоить 19.09.17
СДАМ.2к-кв.Тверская.17000+ку 17000 1 / 4 2 45 / 32 / 6 Нормальное сост.Мебель и техника.Александр.89817657855.АГЕНТ 18.09.17
Комната в общежитии 8000 / 4 / / Комната 12м в общежитии после ремонта в отличном состоянии с мебелью, холодильником, стир.маш и доброжелательными соседями. 8000 руб. 8911-727-28-27 Полина. 18.09.17
СДАЕМ СНИМАЕМ КВАРТИРЫ КОМНАТЫ!!! 1 / 1 / / Сдаем Снимаем квартиры и комнаты в Колпино. Большой выбор жилья! Заселение в день обращения! Подбор клиента для собственника бесплатно! 8911-727-28-27 Полина. 18.09.17
Сдам 2кв на пр Ленинв 16000 / 2 / / Сдам чистую 2кв со стеклопакетами, необходимой мебелью и всей бытовой техникой, на длит.срок.16000+ку.8911-727-28-27 Полина. 18.09.17
1кв на Павловской ул 12000 / 1 / / Сдам простую чистую 1кв у Пятерки, есть вся необходимая мебель, холодильник, микроволновка, ТВ, стир.маш. Для любых платежеспособных клиентов. 12000руб.+ку. 8911-727-28-27 Полина. 18.09.17
СДАМ.3кв.Тельмана.14000+ку!!! 14000 2 / 5 2 72 / 50 / 12 Большой метраж 72 метра,есть лоджия стеклопакеты.Кухня и прихожая.Так же.СДАМ.2к-кв.Тельмана.Новый дом.18000+ку.Мебель и техника.Александр.89817657855.комиссия 18.09.17
СДАМ.2к-кв.Старый район.15000+ку.Хорошее состояние!!! 15000 4 / 9 2 46 / 32 / 6 Есть вся мебель и техника,стеклопакеты.Можно приличную семью СНГ.Александр.89817657855.комиссия 18.09.17
СДАМ.1к-кв.Вер.сл.12000+ку!!! 12000 3 / 10 1 30 / 18 / 6 СДАМ.1к-кв.Есть полностью кухня,микровалновка,стиралка-холодильник!БОЛЬШОЙ-ВЫБОР-КВАРТИР.Александр.89817657855.комиссия 18.09.17
Колпино, ул. Павловская 17000 1 / 1 / / Сдается отличная квартира в Колпино Есть все для комфортного проживания цена 17000+ку Агентство 89312003757 18.09.17
Колпино,ул. Раумская д.11 8000 5 / 9 4 80 / 10 / 8 Сдается комната в хорошем состоянии. В комнате есть диван, телевизор, шкаф, тумба, на кухне-гарнитур. Квартира малонаселенная,места общего пользования содержаться в чистоте и порядке. Комната сдается через агентство, одному или паре (славянской внешности!) 18.09.17
Комната на ул.Загородной,для пары или 1 чел.,славянам,длит. 5 2 / 3 2 45 / 30 / 9 Комната в 2 комн.квартире,есть вся мебель и техника,для пары или 1 человека,славянам,на длит.срок.Залог 5 000. 18.09.17
2 комн.квартира в новом районе,для славян,длит.срок. 18 6 / 9 2 45 / 30 / 8 2 комн.квартира в новом районе,для семьи славян с ребёнком,на длит.срок.В квартире есть вся мебель и техника.Залог. 18.09.17
1 комн.квартира на ул.Загородной,для пары или семьи,длит. 13000 2 / 4 1 32 / 18 / 7 1 комн.квартира с мебелью и техникой,для пары или семьи славян,на длит.срок.Залог 13 000,можно в рассрочку. 18.09.17
1 комн.квартира в Тельмана,для пары или семьи,славянам 15 6 / 9 1 38 / 20 / 8 1 комн.квартира в новом доме,есть вся мебель и техника,для пары или семьи с ребёнком,славянам,на длит.срок.Залог 15 000,можно в рассрочку. 18.09.17
Квартиры и Комнаты Колпино -Славянка-Павловск-Пушкин 6000 / 1 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 13 т. руб, 2-х комнатные от 15 т. руб, 3-х комн. от 16 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 18.09.17
Пролетарская 13000 / 1 / / Сдам 2- комнатную квартиру( комнаты смежные) на Пролетарской 105. Квартира чистая, средний этаж. Имеется стенка, диван раскладной, шкаф, телевизор, стол компьютерный, кухонная мебель, стол, табуреты, стиральная машина и холодильник. Сдаётся с 20 ОКТЯБРЯ на длительный срок. Просмотры и бронь возможна сейчас. Стоимость аренды 13.000+ ку 89215741205 Виктория( агент) Комиссия 100% 18.09.17
Комната на Раумской без хозяев Квартиры в Питере у метро 9000 2 / 12 1 / 17 / 10 Комната на Раумской без хозяев соседи хорошие после ремонта кухня санузел мебель быт техника 9000 руб ку включены Квартиры в Питере у метро есть недорогие Агентство скидки по комиссии 18.09.17
КВАРТИРЫ в КОЛПИНО от 10 000 рублей.Фото на моей станице! 10000 / 1 / / Сдаются две смежные комнаты в общежитии.(12+12)м.На подобии 1 комн,. квартиры.В блоке еще три комнаты.Остается плита,душевая кабина,встроенная кухня.Есть диван.Все отдельное кроме туалета. Туалет в общем блоке. Плюсы данного варианта. 1.Готовить можно не выходя из комнат. 2.Мыться можно не выходя в общий блок. 3.На всех окнах стоят стеклопакеты.Выход на лоджию с двух комнат. 4.Соседи спокойные,порядочные люди. 10 000 рублей.Все включено. Смотрите фото на моей страничке vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 18.09.17
колпино ул. Металлургов д.4 6000 10 / 15 6 186 / 11 / 12 Сдам комнату 11кв.м. в бывшем общежитие.Чистая комната. Диван, шкаф, 2 стола,холодильник. Чистый отсек. Душевая кабина.Малонаселённый отсек.Хорошие соседи. Арендная плата-6000руб +КУ 18.09.17
Сдается 1ккв.Колпино.ул.Вавилова 24***13000 и ку 13000 1 / 5 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Вавилова 24.Вся мебель и техника.Длительный срок. 13000 и ку. 8-904-640-00-40 Елена 17.09.17
Сдаются квартиры и комнаты в Колпино.Заселение в день обращения.Бронирование.Подбор по запросу. 1 1 / 1 1 / / 🚨Сдаётся комната 14.5 м.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 7 .Вся мебель.Холодильник .Соседка - пожилая женщина. Хозяйка в квартире не проживает. 8500+свет. 🚨Сдаётся комната 10 м..Колпино.Заводской пр.16.к.1 Вся мебель и техника.Длительный срок. Отличное состояние 7000+ку. 🚨Сдаётся комната 10м.Колпино.Пролетарская ул.99. Вся мебель и техника.Длительный срок. Для одной девушки или мужчины. 7000+ свет, вода. С 10.10 8-904-640-00-40 Елена 🚨 Сдаётся комната 14 м.Колпино.Ул.Новгородская 2. Минимум мебели.Холодильник , стиральная машинка.Для СНГ. Длительный срок. 9000+ свет. 🚨Сдается комната 14 м в 3ккв.Заводской пр.44.Отличное состояние.Вся мебель и техника.10000 руб.Комиссия 50%.Комната на продаже. https://vk.com/wall2324361_7777 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Ул.Вавилова 24. Вся мебель и техника. Длительный срок.13000 и ку 🚨Сдается 1ккв.Колпино. ул.Пролетарская 62. Вся мебель и техника.Длительный срок. 16000+свет 🚨Сдается 1ккв. Колпино.Ул.Ижорского батальона 4. Отличное состояние. Вся мебель и техника.Длительный срок. 17000 и ку https://vk.com/wall2324361_7836 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Веры Слуцкой 19. Кухня- мебель и техника. Комната пустая. 14000 и ку 🚨Сдаётся 1ккв Пос.Тельмана. Квартира без мебели. Длительный срок 13000 и ку. 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Октябрьская 77. Мебель на кухне есть. Нет техники. Комната пустая. 15000 и ку. Длительный срок. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Лагерное шоссе 49.Вся мебель и техника.15000 и ку. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино. ул.Новгородская 2.Квартира пустая.Только холодильник и шкаф.15000+ свет.С 25.09. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Октябрьская 5.Вся мебель и техника.Длительный срок. 18000 и ку. Сдаётся с 24.09 https://vk.com/wall2324361_7689 🚨Сдается 2ккв.Колпино.Павловская ул.72.Вся мебель и техника. 19000 и ку https://vk.com/wall2324361_7830 🚨СДАЕТСЯ 2ккв.Колпино.Ул.Октябрьская д.1. вся мебель и техника.Длительный срок. 22000 и ку. 🚨Сдается 3кв.Колпино.Ул.Братьев Радченко 25.Пустая.. Длительный срок. 11 этаж. 20000 и ку. 🚨Сдается 3ккв.Ул.Тверская 44.Отличное состояние.30000 и ку. ☎987-61-66 8-905-267-15-99 Елена 17.09.17
Сдаются 1ккв.Колпино.Выбор большой. От пустых до все вкл***8-904-640-00-40 Елена 13000 1 / 1 1 / / Сдаётся 1ккв Пос.Тельмана. Квартира без мебели. Длительный срок 13000 и ку. Сдается 1ккв.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 19.Мебель на кухне.Комната пустая.Техники нет 14000 и ку Сдается 1ккв.Колпино.Ул.Октябрьская 77.На кухне мебель.Комната пустая. 15000 и ку 987-61-66 8-904-640-00-40 Елена 17.09.17
Сдается комната 18м.Колпино.Ул.Ижорского Батальона 16***10000 и сч. 10000 8 / 10 3 / / Сдаётся комната 14 м в 3ккв.Колпино.Ул.Ижорского Батальона 16.Вся мебель и техника.Длительный срок. 10000+ счётчики. 8-904-640-00-40 Елена 17.09.17
Сдается 1ккв.Колпино.ул.Онежская 7.Отличное состояние!***16000 и ку 16000 6 / 10 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Онежская 7.Отличное состояние.Вся мебель и техника.Длительный срок.Квартира свободна.Можно смотреть и заселяться. 16000 и ку. 8-904-640-00-40 Елена 17.09.17
Сниму 1 к.кв для семьи РФ ! Срочно ! Только от хозяина! 16000 / 1 / / На длительный срок! Заселимся срочно! Оплата вперёд! Некоторое количество мебели обязательно! Местная семья , Русские, Колпинские! Рассмотрим все варианты в Колпино и Тельмана 17.09.17
Пролетарская ул. 10000 5 / 9 4 72 / / 7 для одного человека 17.09.17
Сдам 1 к.квартиру БЕЗ МЕБЕЛИ тел.8-951-685-93-60 14000 / 1 / / Сдам 1 к.квартиру.Ижорского батальона. Новый дом.Кухонная мебель. Без техники,комната без мебели. Ремонт 2017 год.Чисто,уютно.Есть место для парковки. Ольга,8-951-685-93-60 17.09.17
Сдам 3 к.квартира,п.Тельмана тел.8-951-685-93-60 14000 / 3 / / Сдам 3 к.квартиру в п.Тельмана. Кухонная мебель,изолированные комнаты,холл. 14000+ку. Скидки по комиссии. 17.09.17
Сдам 1 к.квартиру у вокзала 8-951-685-93-60 15000 / 1 / / Сдам 1 к.квартиру у ж/д вокзала. Есть все необходимое для проживания. Мебель,техника. Чисто,уютно. Балкон. Для семьи,без животных. РФ. 8-951-685-93-60 17.09.17
Сдам 2 к. квартиру ул.Металлургов,д.9 20000= 8-951-685-93-60 16000 / 2 / / Хороший ремонт. Чисто.Окна во двор. 16000+ку 17.09.17
Сдам 2к.кв. на пр. Ленина. Все есть.8-904-645-60-93 агентство 19000 / 2 / / Сдам 2к.кв на пр. Ленина . Все есть. 19+ку. Залог в разбивку. 8-904-645-60-93 агентство 17.09.17
Сдам комнату в р-не вокзала! Сдам комнату в общежитии!8-904-645-60-93 8000 / 1 / / Сдам комнату 14 метров в 3-х к.квартире в р-не вокзала. Малонаселенка. Есть вся мебель и техника. 9т.р.Чисто, спокойно.Для 1 мужчины. Фото есть. Очень большой выбор ! Есть в общежитиях от 8т.р. Подбор за один день. 8-904-645-60-93 Агентство 17.09.17
Сдам ! СЕгоДня! Срочно! 1к.кв в старом р-не! 14+ку! Все есть. 8-904-645-60-93 агентство 14000 / 1 / / СЕГОДНЯ! СДАЮ! СРОчНо! 1к.кв в старом р-не! Вся мебель. Техника! 14+ку 8-904-645-60-93 агентство 17.09.17
БОЛЬШОЙ ВЫБОР КВАРТИР И КОМНАТ 8-951-647-00-99 6000 / 1 / / Комнаты ОТ 6000 руб., квартиры 1 комнатные от 13 т. руб, 2-х комнатные от 15 т. руб, 3-х комн. от 16 т. руб. С мебелью и пустые. Есть варианты на любой вкус. 8-951-647-00-99 Александр. Агентство. 17.09.17
Квартиры от 12 000 рублей в Колпино.Фото. 10000 / 2 / / Сдаются две смежные комнаты в общежитии.(12+12)м.На подобии 1 комн,. квартиры.В блоке еще три комнаты.Остается плита,душевая кабина,встроенная кухня.Есть диван.Все отдельное кроме туалета. Туалет в общем блоке. Плюсы данного варианта. 1.Готовить можно не выходя из комнат. 2.Мыться можно не выходя в общий блок. 3.На всех окнах стоят стеклопакеты.Выход на лоджию с двух комнат. 4.Соседи спокойные,порядочные люди. 10 000 рублей.Все включено. Смотрите фото на моей страничке vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 17.09.17
Сдается 1ккв.Веры Слуцкой 19. Квартира пустая***14000 и ку 14000 5 / 9 1 / / Сдаётся 1ккв Пос.Тельмана. Квартира без мебели. Длительный срок 13000 и ку. Сдается 1ккв.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 19.Мебель на кухне.Комната пустая.Техники нет 14000 и ку Сдается 1ккв.Колпино.Ул.Октябрьская 77.На кухне мебель.Комната пустая. 15000 и ку 987-61-66 8-904-640-00-40 Елена 17.09.17
Сдается комната 10м. Колпино. Заводской пр.16***7000 и ку 7000 5 / 9 3 / / Сдаётся комната 10 м..Колпино.Заводской пр.16. Вся мебель и техника.Длительный срок. 7000+ку. 8-904-640-00-40 Елена 17.09.17
Сдается 1ккв.Колпино.Бульвар Трудящихся 23***10000 и ку 10000 7 / 9 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Бульвар Трудящихся 23.Вся мебель.Холодильник, микроволновая печь.Квартира выставлена на продажу. Срок аренды - до продажи квартиры. Поэтому цена 10000+ ку. Комиссия 8000 р. 8-904-640-00-40 17.09.17
Сдается 2ккв.Колпино.Павловская 72***19000 и ку 19000 3 / 5 2 / / Сдается 2ккв.Колпино.Павловская ул. 72. 2 этаж. Вся мебель и техника.Длительный срок. 19000 и ку https://vk.com/wall2324361_7830 8-904-640-00-40 Елена 17.09.17
Сдается 1ккв.Колпино.Пролетарская ул.62***16000 и сч 16000 3 / 9 2 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Пролетарская 62. Вся мебель и техника.Длительный срок. 16000 и сч. 8-904-640-00-40 Елена. 17.09.17
Сдается 1ккв.Колпино.ул.Вавилова 24***13000 и ку 13000 1 / 5 1 / / Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Вавилова 24.Вся мебель и техника.Длительный срок. 13000 и ку. 8-904-640-00-40 Елена 17.09.17
Сдается 1ккв. Колпино.Ул.Ижорского батальона 4***17000 и ку 17000 9 / 10 1 / / Сдается 1ккв. Колпино.Ул.Ижорского Батальона 4. Перепланировка в 2ккв. Вся мебель и техника.Отличное состояние. Длительный срок. 17000 и ку. 8-904-640-00-40 Елена 17.09.17
Сдаем квартиры, комнаты.Заселение в день обращения. 89046400040. Помогу СДАТЬ БЫСТРО! 1 1 / 1 1 / / 🚨Сдаётся комната 14.5 м.Колпино.Ул.Веры Слуцкой 7 .Вся мебель.Холодильник .Соседка - пожилая женщина. Хозяйка в квартире не проживает. 8500+свет. 🚨Сдаётся комната 10 м..Колпино.Заводской пр.16.к.1 Вся мебель и техника.Длительный срок. Отличное состояние 7000+ку. 🚨Сдаётся комната 10м.Колпино.Пролетарская ул.99. Вся мебель и техника.Длительный срок. Для одной девушки или мужчины. 7000+ свет, вода. С 10.10 8-904-640-00-40 Елена 🚨 Сдаётся комната 14 м.Колпино.Ул.Новгородская 2. Минимум мебели.Холодильник , стиральная машинка.Для СНГ. Длительный срок. 9000+ свет. 🚨Сдается комната 14 м в 3ккв.Заводской пр.44.Отличное состояние.Вся мебель и техника.10000 руб.Комиссия 50%.Комната на продаже. https://vk.com/wall2324361_7777 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Ул.Вавилова 24. Вся мебель и техника. Длительный срок.13000 и ку 🚨Сдается 1ккв.Колпино. ул.Пролетарская 62. Вся мебель и техника.Длительный срок. 16000+свет 🚨Сдается 1ккв. Колпино.Ул.Ижорского батальона 4. Отличное состояние. Вся мебель и техника.Длительный срок. 17000 и ку 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Веры Слуцкой 19. Кухня- мебель и техника. Комната пустая. 14000 и ку 🚨Сдаётся 1ккв Пос.Тельмана. Квартира без мебели. Длительный срок 13000 и ку. 🚨Сдается 1ккв.Колпино. Октябрьская 77. Мебель на кухне есть. Нет техники. Комната пустая. 15000 и ку. Длительный срок. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Лагерное шоссе 49.Вся мебель и техника.15000 и ку. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино. ул.Новгородская 2.Квартира пустая.Только холодильник и шкаф.15000+ свет.С 25.09. 🚨Сдаётся 1ккв.Колпино.Ул.Октябрьская 5.Вся мебель и техника.Длительный срок. 18000 и ку. Сдаётся с 24.09 https://vk.com/wall2324361_7689 🚨Сдается 2ккв.Колпино.Павловская ул.72.Вся мебель и техника. 19000 и ку https://vk.com/wall2324361_7830 🚨СДАЕТСЯ 2ккв.Колпино.Ул.Октябрьская д.1. вся мебель и техника.Длительный срок. 22000 и ку. 🚨Сдается 3кв.Колпино.Ул.Братьев Радченко 25.Пустая.. Длительный срок. 11 этаж. 20000 и ку. 🚨Сдается 3ккв.Ул.Тверская 44.Отличное состояние.30000 и ку. ☎987-61-66 8-904-640-00-40 Елена 17.09.17
СДАМ.1кв.Вер.сл.12000+ку.БОЛЬШОЙ-ВЫБОР-КВАРТИР!!! 12000 3 / 10 1 30 / 18 / 6 Есть кухня,бытовая техника-микровалновка!!!Есть 1к-кв.Бульвар.15000+ку.Мебель и техника.Александр.89817657855.АГЕНТ 16.09.17
Ленсоветовский,Московское шоссе 288 16000 4 / 14 1 38 / 15 / 13 Сдам квартиру на длительный срок в Ленсоветовском..Хороший район,новый дом,очень теплая квартира, удобное транспортное сообщение.В квартире все есть для проживания: мебель, бытовая техника.Огромный балкон.Хороший ремонт. арендная плата-16 000+ свет.( только свет).Залог можно разбить на несколько месяцев. Скидка по комиссии. 16.09.17
КВАРТИРЫ в КОЛПИНО от 10 000 рублей.Фото на моей станице! 10000 / 1 / / Сдаются две смежные комнаты в общежитии.(12+12)м.На подобии 1 комн,. квартиры.В блоке еще три комнаты.Остается плита,душевая кабина,встроенная кухня.Есть диван.Все отдельное кроме туалета. Туалет в общем блоке. Плюсы данного варианта. 1.Готовить можно не выходя из комнат. 2.Мыться можно не выходя в общий блок. 3.На всех окнах стоят стеклопакеты.Выход на лоджию с двух комнат. 4.Соседи спокойные,порядочные люди. 10 000 рублей.Все включено. Смотрите фото на моей страничке vk.com/k.v.strokin. Добавляйтесь в друзья,что бы видеть обновления по сдаваемым объектам!!Комиссия агентства. Звоните:8 904 515 62 18 Кирилл. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Комната на ул.Раумской,для пары или 1 человека,славянам,дл. 10 4 / 9 2 45 / 30 / 8 Комната в 2 комн.квартире,есть вся мебель и техника,для пары или 1 человека,славянам,на длит.срок.Залог 10 000. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Комната на ул.Раумской,для пары или 2 женщин,1 чел.,длит. 9 1 / 9 3 60 / 45 / 9 Комната в 3 комн.квартире,есть вся мебель и техника,для пары или 2 женщин любой национальности,на длит.срок. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Комната 20 метров в 2 комн.квартире,на ул.Загородной,славян. 5 2 / 3 2 45 / 30 / 9 Комната в 2 комн.квартире.есть вся мебель и техника,для пары или 2 женщин,славянам,на длит.срок.Залог 5 000. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 16.09.17
Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их диетической кока-колой и читала. Ему сорок пять, родился в Индиане, родители — Ли и Энн Макдэниелс. Рос на ферме, в школу ходил когда хотел. Прослужил в армии три года, один из которых — во Вьетнаме. Дважды награжден: Серебряной и Бронзовой звездой за доблесть. Пока служил за границей, родители погибли в катастрофе. Братьев и сестер нет. Никаких записей о том, была ли у него семья. Жил и служил в полиции в Джорджтауне, штат Делавэр. Его полицейское досье чистое, хотя, кажется, он с трудом подчинялся служебной дисциплине. Но работу свою выполнял отлично. Произвел целый ряд арестов. Создается впечатление, что человек он мужественный, с сильной волей, пользуется уважением на службе. В остальных конвертах лежали: личное дело Макдэниелса, его послужной список, десятки газетных вырезок. Благодарностей ему не выносили, был один выговор, но не строгий. Однажды по его действиям проводилось служебное расследование, но все обвинения сняты. Был еще список его прежних адресов и запись следователя, в которой говорилось, что теперь Макдэниелс снял старый коттедж на берегу океана в Норт-Оушн-Сити и там живет. 1 / 1 / / Вы говорите о полицейском, который застрелил своего напарника? О том самом. Его зовут Джо Тимоти Макдэниелс. — Старик протянул Стерлинг газету «Вашингтон пост». — Нечего смотреть на меня взглядом обиженной девочки, Стерли, — прибавил он. — Ты только подумай. В газетах говорится, что у этого полицейского нет семьи. Из полиции он ушел. И что дальше? Сможет ли он начать новую жизнь, забыть все? Или от отчаяния и одиночества окончит свои дни в сумасшедшем доме? Газеты на этот счет молчат. Стерлинг взяла газету и стала рассматривать фотографию, которая прилагалась к статье под названием «Трагическая ошибка — лейтенант полиции застрелил напарника». Несомненно, это человек, много повидавший на своем веку. Взгляд ясный и прямой. Темные густые усы. Лицо скорее бесстрастное, чем холодное. Но, разумеется, эта фотография из его старого досье. Интересно, как этот Макдэниелс выглядит теперь? Наверное, исчез даже намек на улыбку. А его привлекательное лицо прочертили горестные морщины. Господи, даже в уме не укладывается — действительно трагическая ошибка. Нет никаких сомнений в том, что это несчастный случай. Стерлинг знала об этом происшествии из газет и видела репортажи по телевизору. Его отправили в принудительный отпуск, — прочитала она вслух. А дальше сказано, что потом он сам решил отойти от дел. Так вот, Стерли, поезжай к нему и выясни все, что нужно. — Мистер Рэмсберг увидел, что Стерлинг замялась, и прибавил: — Сколько лет ты работаешь у меня, Стерли? Пять, сэр. Сколько было случаев, когда нам не удалось ничего сделать? Сколько раз выяснялось, что наше вмешательство не требуется? Около тридцати раз, сэр. — Стерлинг улыбнулась, она поняла, куда клонит шеф. — Иногда мне трудно понять, зачем вам все это, что заставляет вас делать то, что вы делаете. Это прекрасно, но, знаете… Конечно, если бы не вы, я не представляю, что было бы теперь со мной. Если все кончится, ты останешься без работы, Стерли. Так что лучше иди собирайся. Ты ведь знаешь, у меня есть деньги, и я должен ими делиться. — Мистер Рэмсберг развел руками. — Чего нельзя сказать о многих других людях. Разумеется, я имею в виду этих хапуг, моих родственников. — При воспоминании о них старик брезгливо поморщился. — Когда я остался сиротой, они все пытались от меня избавиться. Зато, когда я выбился в люди и нажил капитал, они, черт побери, заговорили совсем по-другому. А мне доставляет удовольствие богатеть, чтобы их позлить. Теперь у меня денег больше, чем требуется одному человеку. И твоя помощь нужна мне, девочка. У тебя талант проникать в людские души. Ты понимаешь то, мимо чего проходят другие. Помнишь ту семью погорельцев? Я бы просто выстроил им новый дом — Мистер Рэмсберг пригубил бренди. — А ты расположила их к себе, узнала, что они хотели бы переехать туда, где живут их родственники. И мы помогли им в этом да еще устроили так, чтобы они в родном городке получили хорошую работу. Ведь неплохо, а? Твое дело, Стерли, — подготавливать почву, а мое — сеять. Вместе мы — отличная команда. Вы многим подарили последний шанс, веру в будущее, новую жизнь, но никто из этих людей не узнал, кому он обязан. Мне просто не терпится рассказать им о вас. Зато мне терпится, и, поскольку деньгами распоряжаюсь я, ты должна молчать. — Он хитровато улыбнулся. — Что, обиделась, Стерли? Она покачала головой. — Наверное, кто-то в трудную минуту помог вам. Вы когда-нибудь расскажете мне об этом? Мистер Рэмсберг чуть подался вперед. — Я никогда никому не открываю историю моей жизни, юная леди. Разве ты не знаешь, что я обожаю тайны? Стерлинг отложила газету и посмотрела на шефа. Ему около семидесяти, но одевается он безукоризненно. Редкие волосы совсем поседели. А глаза, хоть и усталые, всегда светятся живым огоньком. Тепло улыбнувшись ему, Стерлинг проговорила: Хорошо. Я еду. Только захвачу волшебную палочку. — Она встала, одернула юбку своего ярко-голубого костюма и направилась к двери. К отъезду все готово. Макдэниелс сейчас в Норт-Оушн-Сити. Возьми у Нэнси отчет следователя и билеты. Она тебе все подробно объяснит. Твой самолет завтра в пять тридцать утра. Глава 1 Вечером, к половине седьмого, Стерлинг уже упаковала вещи в чемоданы и поставила их у двери. Из радиоприемника на кухне доносилась негромкая музыка. Подложив под спину несколько подушек, Стерлинг устроилась поудобнее и открыла один из четырех конвертов, которые ей вручил шеф. Содержание этих бумаг поможет поближе познакомиться с Джо Макдэниелсом. Стерлинг жевала соленые палочки, запивала их